Чехов Антон Павлович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ч >

ссылка на XPOHOC

Чехов Антон Павлович

1860-1904

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Антон Павлович Чехов

Памятник А.П. Чехову в Камергерском пер. (Москва).

Чехов Антон Павлович (17(29)01. 1860, Таганрог - 2(15)07.1904, Баденвейлер (Германия, похоронен в Москве) - писатель и драматург. Окончил медицинский факультет Московского университета (1884), после чего занимался медицинской практикой. Как при жизни Чехова, так и сегодня, вокруг его произведений, их интерпретации идут дискуссии, что обусловлено глубиной и сложностью воззрений самого писателя. Литературную деятельность Чехова можно разделить на два периода. Поначалу (до середины 80-х годов) он опубликовал несколько сборников рассказов, первые пьесы. Горький подчеркнул их особенность: точно показанный «трагизм мелочей жизни... в тусклом хаосе мещанской жизни». Но ряд критиков упрекали его в «безыдейности», отсутствии ответа на вопрос, что делать. Чехов же считал, что не дело художника проповедовать и решать задачи, его дело — изображать действительность, как она есть, а решать пусть будет читатель. Беспристрастно изображая факты и избегая морализирования, Чехов в какой-то мере следовал позитивистской методологии. При этом поиск «правды жизни» зачастую окрашивался в ироничные тона, ведь смешное потому и смешно, что оно правдиво. Будучи медиком по образованию, писатель в своем творчестве сразу же столкнулся с вопросом о влиянии естественных наук на творческий процесс. Он обратил внимание на то, что некоторые молодые писатели, ссылаясь на известные им законы природы, впадают в искушение написать некую «физиологию творчества». Однако, эти мечты, но его мнению, следует оборвать в самом начале. Потому что «научно мыслить везде хорошо, но беда в том, что научное мышление о творчестве в конце концов волей-неволей будет сведено к погоне за «клеточками», и ли «центрами», заведующими творческой способностью, а потом какой-нибудь тупой немец откроет эти клеточки где-нибудь в височной доле мозга...» (Собр. соч.- В 12 т. М., 1956. Т. 11. С. 294).

Вместо попыток создать «физиологию творчества» Чехов советовал написать «философию творчества». Подчеркивая роль наук в формировании мировоззрения личности, он вместе с тем органически не переносил дилетантизма, некомпетентности, тенденциозности в различных областях научного знания. Так, прочитав перевод романа французского писателя П. Бурже «Ученик» и отметив, что автор хорошо знаком с методом естественных наук, Чехов упрекает его в главном недостатке - «претенциозном походе против материалистического направления», ибо «воспретить человеку материалистическое направление равносильно запрещению искать истину» (там же. С. 357).

Размышляя о судьбах человека в мире, Чехов связывал их с развитием естественно-научного и гуманитарного знания, просвещения и медицины. Поэтому он отказался от былого увлечения толстовской философией панморализма и опрощения. Чехов хотел быть свободным и независимым в своем творчестве. В письме к А. Н. Плещееву он писал: «Я не либерал, не консерватор, не постепеновец, не монах, не индифферентист. Я хотел бы быть свободным художником... Моё святое святых - это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютная свобода, свобода от силы и лжи, в чем бы последние ни выражались» (там же. С. 263). Вместе с тем в письме Д. В. Григоровичу в 1888 году он не без сожаления отмечал: «Политического, религиозного и философского мировоззрения у меня ещё нет» (там же. С. 269).

В сознании и творчестве Чехова назревали перемены глубокого порядка, связанные с переоценкой былых мировоззренческих представлений. Эта переоценка нашла отражение во втором периоде его творчества, начало которому положила публикация драмы «Иванов» (1887), рассказа «Именины» (1888) и повести «Скучная история» (1889). В отличие от ранних рассказов, написанных по принципам построения локальных бытовых сцен, произв. второго периода (1887-1904) означают поворот писателя к более углублённому изучению внутреннего мира человека, к выводу о том, что «осмысленная жизнь без определенного мировоззрения - не жизнь, а тягота, ужас». У Чехов не было каких-либо собственно философских изысканий, но интерес к этой проблематике у него был велик. Философские интенции писателя кроются в особенностях концептуальной основы его художественного мира. В своём творчестве он превыше всего ценил истину (правду), свободу, красоту и справедливость. Истина и красота как бы сплавляются в искусстве. В поисках правды жизни, её смысла Чехову наиболее близка позиция Фауста из одноимённого сочинения И. Гёте, в котором обсуждение мировоззренческих вопросов о роли науки и религии в жизни человека во многом перекликаются с высказываниями чеховского проф. из повести «Скучная история». Учёный стал презирать не науку вообще (как считают некоторые авторы), а лишь её неспособность ответить на смысложизненные вопросы, всё поверхностное, схоластическое, фарисейское в ней. Показательно, что он, подобно гётевскому Фаусту, не ищет забвения в религии. Его истолкование «обшей идеи» как «бога живого человека» означает, что божество понимается не в ортодоксально-теологическом, а в личном смысле, ориентированном не на загробное воздаяние, а на живую жизнь в этом, земном мире.

Проблема религиозности Чехова - одна из наиболее сложных. Писатель неоднократно признавался, что он - человек неверующий, «давно растерял свою веру». Вместе с тем Ч. всё более склонялся к своего рода богоискательству: человек ищет цель жизни до тех пор, пока не отыщет «своего Бога». Он выдвинул оригинальную идею о том, что помимо обычных вопрошаний о боге, существует особое поисково-познавательное «поле», к-рое занимает срединное пространство между привычными (утвердительными или отрицательными) утверждениями относительно существования Божества: «Между «есть бог» и «нет бога» лежит целое громадное ноле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец» (там же. Т. 10. С. 545).

Настоящей правды, «истины настоящего Бога» не знает никто, но это не означает, что её нет, она - реальность, только непознанная или ложно, односторонне определяемая. Отсюда его призыв неустанно искать «своего бога» Рефрен «искать, искать и искать» звучит и в др. местах переписки позднего Чехова. При этом он указывает место, где надо искать «своего бога»: не в теоретических рассуждениях, не в забытых и незабытых словах, не в «идеализмах», а «одиноко, один на один со своею совестью» (там же. Т. 12. С. 476), опираясь на внутренний духовный опыт. В своем творчестве Чехов пристально вглядывался в парадоксы сознания и подсознания, добра и зла, благодушия и эгоизма, диалектику нравственных конфликтов. При этом он выступал не просто как психолог, а как экзистенциально мыслящий писатель, озабоченный проблемами отдельной личности, её переживаниями одиночества, отчаяния, страха, любви, трудными поисками, зачастую безуспешными, правды жизни и смысла жизни. Названным выше модусам человеческого существования Чехов придавал настолько важное, бытийно-онтологическое значение, что выносил их в заглавия многих своих произведений: «Страх», «Страхи», «Тоска», «Горе», «Скука жизни», «Счастье», «О любви», «Скучная история».

Темы одиночества человека среди людей, в толпе «других», нежелания сопереживать получили дальнейшее развитие в XX веке в сочинениях Камю, Сартра, Кафки и др. Согласно чеховскому экзистенциальному миропониманию, политические «фирмы» и «ярлыки» вытесняют на задний план подлинные ценности человеческого бытия, приводят к торжеству ложных интересов и искусственных чувств, а самое главное - к подавлению своей искренности, своей самости, т. е. к отказу от самого себя. Категория искренности выдвигается на первый план. В этих рассуждениях явно проглядывают экзистенциальные мотивы о подлинных и мнимых ценностях человеческого бытия. Тенденция растворения собственного существования в способе бытия «других» получила позже обоснование в хайдеггеровской концепции «диктатуры безличного Man». В этой оценке роли политики проявилась характерная для Чехова склонность к возвышению роли экзистенциальных мотивов внутреннего мира человека и ограничению роли политического дискурса в художественном творчестве. Он делал вывод, что искусство надо отделить от политики. «Скажут: а политика? интересы государства? Но большие писатели и художники должны заниматься политикой лишь постольку, поскольку нужно обороняться от- неё. Обвинителей, прокуроров, жандармов и без них много.» (там же. Т. 12. С. 213-214).

Принцип искренности позже, в XX веке, получил обоснование в качестве одного из основополагающих в философии экзистенциализма и прежде всего в истолковании феномена внутренней свободы человека. Индивидуальная правдивость, искренность человека объявляется определяющим критерием подлинно свободного поступка, т. е. такого выбора, который совершен не вопреки, а в соответствии с убеждениями и совестью индивида. Решающую роль в развитии общества Чехов видел не в массовых организациях и не в воспитании «духовных аристократов», а в творчестве отдельных личностей - вне зависимости от их социального происхождения. Подчеркивая экзистенциальную уникальность личного опыта индивида, Чехов показывает его несводимость к общим схемам, общим теориям. Метод индивидуализации, изучения конкретных обстоятельств поступка конкретного человека используется для правильной, т. е. объективной постановки вопроса. Этот метод противостоял методу обобщения, генерализации. Чеховские новации в сфере художественного психологизма активно обсуждались многими символистами.

Мережковский, отмечая интерес Чехова к типу личности декадента, называл этот интерес предощущением новых форм искусства. А. Белый подчеркивал отход Чехова от традиционных форм «объясняющего» психологизма, от призмы детерминизма к подспудным глубинам «жизни духа», т. е. экзистенциального психологизма. Шестов, развивавший экзистенциально-религиозный опыт философствования, показал, что герои чеховских произв. чувствуют бесполезность былых идеологом и мировоззрений как устаревших и ничего не дающих для понимания смысла человеческого существования. Им остается заранее отвергнуть всевозможные утешения, метафизические и позитивные, оказавшись в ситуации возможности «творчества из ничего». В качестве главного теоретико-познавательного метода в художественном творчестве Чехова выдвинул принцип правильной постановки вопроса, означающего, что в процессе обсуждения проблемы нужно объективно представить сложившуюся ситуацию - в виде кантонской антиномии тезиса и антитезиса, иными словами - справедливого (равноправного) сопоставления различных точек зрения, «выравнивания» плюсов и минусов, т. е. положительных и отрицательных качеств личности. В результате создаются предпосылки выявить варианты «правды жизни» (у каждого своя правда). На первый план в чеховских представлениях о методах познания выдвигается категория справедливости.

Нравственному аспекту этой категории писатель придает ещё и познавательную, методологическую функцию постижения «правды жизни». В результате категория справедливости обретает в художественном творчестве двоякую роль: нравственно-воспитательную и теоретико- познавательную. Критерием истины в познании внутреннего мира человека Чехов считал понятие искренности. Искренность (или её отсутствие) - это тот объективный показатель, который дает возможность судить о субъективных качествах личности: говорит и действует ли она в соответствии со своими убеждениями, т. е. чистосердечно и правдиво или же, навесив на себя «маску» («ярлык»), лицемерит и лжёт. В чеховской антропологии человек предстает не только как природное существо, обладающее пятью органами чувств и доступное естественно-научному познанию, но и как особая форма бытия, проявляющаяся в различных модусах его внутреннего мира (переживания, страдания, вера, любовь, эмоции и г. д.), образующих сферу ценностного сознания и подсознания, которая в XX веке получила название мифопоэтического, экзистенциально-психологического мира. Важное место в общении людей занимает не только вербальная коммуникация посредством слов, но и параязык - паузы, интонации, добавочный смысл подтекста, загадочная недосказанность. Притягательная сила попыток расшифровки этих недоговоренностей и добавочных смыслов - одна из причин феномена непреходящей популярности творческого наследия русского писателя во всем мире.

В целом мировоззрение Чехова можно определить как экзистенциально мотивированную философию творчества. Она стоит в том ряду мировых духовных исканий, которые в XIX - XX веках оформились в экзистенциальный тип миропонимания. В России эту тенденцию развивали Достоевский, Бердяев, Шестов и др. писатели и мыслители. 

А. Г. Мысливченко

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 764-766.

Сочинения: Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. М., 1974-1983: Собр. соч.: В 12 т. М„ 1954-1957; Письма: В 12 т. М„ 1974-1983.

Литература: Булгаков С. Н. Чехов как мыслитель // Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. М., 1993. Т. 2; Манн Т. Слово о Чехове // Манн Т. Собр. соч., В 10 т. М., 1961. Т. 10; Лакшин В. Я. Толстой и Чехов 2-е изд. М., 1975; Долженков П. Н. Чехов и позитивизм. 2-е изд. М . 2003; Чудаков А II. «Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле.»: Чехов и вера // Новый мир. 1996. № 9; А. П. Чехов: pro et contra. СПб., 2002: Катаев В Б. Чехов плюс... Предшественники, современники, преемники. М., 2004; Философия Чехова. Материалы международной конференции / Под ред. А. С. Собенникова. Иркутск, 2012; Бочаров С. Г. Чехов и философия // Вестник истории, литературы, искусства. М., 2005: Порус В Н. Тоска по бытию (А. П. Чехов и философия культуры)// Пространство культуры. М., 2011.№3; А. П. Чехов. Энциклопедия/ Сост. В. Б. Катаев. М., 2011; Мысливченко А Г О малоизвестных страницах жизни и творчества А. П. Чехова // Философия и культура. 2010. № 7; Он же. К вопросу о мировоззрении А. П. Чехова // Вопросы философии. 2012. № 6.


Вернуться на главную страницу А.П. Чехова.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС