Дорошенко Петр Дорофеевич
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Д >

ссылка на XPOHOC

Дорошенко Петр Дорофеевич

1627-1698

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Петр Дорофеевич Дорошенко

Дорошенко Петр Дорофеевич (1627-1698) - гетман Правобережной Украины в 1665—1676. Из реестровых казаков. Был полковником Богдана Хмельницкого. При поддержке Турции и Крымского ханства пытался овладеть Левобережной Украиной и создать самостоятельное Украинское государство. Капитулировал перед русскими войсками и последние годы жизни провел в Подмосковье.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 169-170.


Дорошенко Петр Дорофеевич (1627—9.11.1698), гетман малороссийский, первоначально соратник Б.-З. Хмельницкого. После его смерти предал общерусское дело, вступив в союз с врагами России. Заключенный им союз с татаро-турецкими силами разорил Малороссию. По требованию старшины, казаков и малороссийского народа сложил с себя полномочия гетмана. Умер всеми забытый в ссылке под Москвой.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Дорошенко Петр Дорофеевич (1627, Чигирин, - 1698, с. Ярополча, ныне Ярополец Волоколамского р-на Московскон обл ), гетман Правобережной Украины в 1665-1976. Будучи реестровым казаком, Д. выдвинулся в ряды старшинской верхушки в годы освободит, войны укр. народа 1648-1954 против гнета польск. феодалов. Был полковником в войске Богдана Хмельницкого. Участвовал в подавлении нар. восстания 1657-58, руководимого М. Пушкарем и Я. Барабаним. С 1663 - генеральный есаул при гетмане П. Тетере. Возглавив часть реакц старшины, не желавшей оставаться в подданстве России, Д. разгромил с помощью татар казачьи отряды на Правобережной Украине, отстаивавшие союз с Россией, и в 1665 стал ее гетманом. В 1667 во время переговоров с рус. пр-вом выразил недовольство Андрусовским перемирием и отказался принять власть Польши. Соглашался признать рус. подданство с условием быть гетманом всей Украины. Переговоры Д. с рус. пр-вом были безрезультатными. Опираясь на старшину и верхи духовенства, ориентировавшиеся на Турцию и Крымское ханство, Д. попытался распространить свою власть на Левобережную Украину, используя народное недовольство гетманом И. М. Брюховоцким. Но казаки и крестьяне Левобережья выступили против Д., не желая разрыва с Россией. После этого Д. перешел в подданство тур. султана, передав под власть Турции по договору 1669 Подолию и обязавшись оказать помощь в установлении там тур. порядков. Этот договор окончательно разоблачил антинародную предательскую политику Д. Лишившись поддержки казачества, Д. капитулировал в 1676 перед рус. войсками, после чего был назначен рус. пр-вом воеводой в Вятку (1679-1682); позже жил под Москвой.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 3.


Дорошенко Пётр Дорофеевич - полковник (попеременно) Прилуцкого, Чигиринского и Черкасского полков, затем гетман Правобереж. Малороссии, затем цар. воевода, внук М. Дорошенко. Род в 1627. Когда в нач. 1665 В. Дрозд - сторонник Москвы и один из предводителей восстания в Малороссии против поляков - разбил наголову ставленника последних гетмана Тетерю, и тот бежал за пределы Малороссии, Правобережье почти полностью было очищено от поляков. Однако казацкая старши?на этой части Малороссии не имела желания снова отдаваться под власть царя Алексея Михайловича, опасаясь утери своих привилегий и захваченных земельных наделов. И тут нашёлся человек, к-рый повернул обществ. мнение в сторону Крыма: летом 1665 медведевский сотник Опара объявил себя гетманом - вассалом хана - и принял от него подтверждение на гетманство. Однако совсем скоро татары устранили его (крым. хан арестовал его и передал в руки Д., а тот - королю, к-рый казнил Опару в Варшаве), а в гетманы предложили более видную фигуру - Д. Уже в августе казаки признали его гетманом, т. к. он действительно был в Малороссии человеком известным и уважаемым, «з прадеда козак», как он говорил о себе. Д. уже при Б. Хмельницком ходил в полковниках, но лишь теперь выступил на первый план и на целый десяток лет стал одной из влиятельнейших фигур в малоросс. жизни. Это был человек несомненно выдающегося характера, преданный идее освобождения от поляков, и, принимая булаву из хан. рук, он возвращался к старому плану Хмельницкого о полной независимости Малороссии как от Польши и Турции, так и от Москвы. Не довольствуясь покровительством хана, он, по примеру Хмельницкого, возобновил прямые отношения с султаном, чтобы заручиться его поддержкой. Д. признал султана своим верховным повелителем, а тот обещал ему помощь в освобождении всей Малороссии в её этнограф. границах - до Перемышля и Самбора, до Вислы и Немана, до Севска и Путивля. После этого хан получил от султана фирман, в к-ром его крым. вассал обязывался во всем помогать Д. С польск. королём гетман старался пока не обострять отношений, но это не помешало ему вынудить польск. жолнёров очистить почти всю терр. Малороссии. Таким образом ему удалось подчинить своей власти брацлавские земли. Когда же он избавился и от Дрозда, Правобережье практически стало свободным и нейтральным.

Укрепившись на той стороне Днепра и имея поддержку митр. Иосифа Нелюбовича-Тукальского, которого польск. пр-во только что выпустило из 2-годичного заключения в мариенбург. тюрьме, Д. вместе с ним составлял планы освобождения из-под моск. власти Левобереж. Малороссии. Заметив, что положение малоросс. гетмана Брюховецкого пошатнулось, Д. и Тукальский завязали с ним отношения и стали настраивать его против Москвы, завлекая тем, что Д. готов отказаться от гетманства и передать булаву Брюховецкому, лишь бы объединить обе части Малороссии. Брюховецкий, к тому времени очутившийся действительно в безвыходном положении, положился на помощь Д. и татар и готов был поднять восстание против Москвы. Он и не подозревал, что Д. хитрил и стремился как можно скорее разделаться с мешавшим ему человеком. Подстрекая Брюховецкого против Москвы, Д. одновременно вёл переговоры с моск. пр-вом и с Польшей. Последней он пытался внушить, что, если польск. войска будут выведены из Малороссии, то Правобережье признает кор. власть. То же самое он говорил и цар. посланникам, имея в виду, что моск. пр-во ограничится подобной же верховной властью над Левобереж. Малороссией, в то время как фактически ею будет управлять он, Д. Ничего не подозревая об истинных замыслах правобереж. гетмана, Брюховецкий в нач. 1668 открыто выступил против Москвы. Старши?на поддержала его. По всей Малороссии народ, к-рого старши?на подзуживала против моск. ратных людей, стал убивать их и изгонять из городов и селений Левобережья. Брюховецкий рассылал свои универсалы, приказывая повсюду изгонять москалей, а воеводам советовал уходить из Малороссии, грозя в противном случае войной. Моск. гарнизоны, напуганные этим восстанием, действительно во многих местах добровольно уходили. Они удержались только в Киеве и Чернигове. К весне Брюховецкий готовился к войне с моск. войском, двинувшимся из-за границы с боярином кн. Г. Г. Ромодановским. На помощь ему пришли татары, а из-за Днепра шёл Д.- как думал Брюховецкий, ему на помощь. Но тот с дороги прислал к Брюховецкому своих посланцев с требованием отказаться от гетманства и отдать клейноды, обещая за это предоставить ему г. Гадяч в пожизненное владение. Это как громом поразило Брюховецкого. Он хотел сопротивляться, арестовал послов Д., но скоро подошёл сам правобереж. гетман и стал около Опошни. Тут проявилась всенародная ненависть к Брюховецкому; не спасло его и восстание против Москвы.

Первыми бросили его татары, затем казаки заявили, что не будут драться за него с Д., и бросились грабить обоз Брюховецкого. Схватили его самого, привели к Д., и гетман приказал приковать его к пушке. При этом жест Д. казаки поняли как приказ покончить с Брюховецким - бросились на него с чрезвычайным остервенением, били ружьями, саблями и копьями, «как бешеную собаку», сорвали с него одежду и бросили голого. Д. велел отвезти его в Гадяч и похоронить в церкви, построенной Брюховецким. Затем двинулся против Ромодановского, но тот не решился выступать против него и ушёл в моск. владения. Т. о., весной 1668 вся гетманская Малороссия очутилась в руках Дорошенко. Положение его было в высшей степени благоприятное, он мог договариваться с Москвой и обеспечить Малороссии её права и вольности. Его план обеспечения автономии страны под верховенством Москвы и под протекцией Польши и Турции был близок к осуществлению. «Но тут стряслась беда - как с Выговским после конотопской победы: Дорошенко вдруг ушёл из Левобережной Украины. Рассказывали, что он получил из дому, из Чигирина, известие о своей жене - что она ему изменила, “через плiт скочила с молодшим”. Оставив наказным гетманом черниг. полковника Демьяна Многогрешного, Дорошенко отправился в Чигирин». И это погубило весь его план: уже скоро Ромодановский с моск. полками вернулся в Северскую землю. Здесь, на границе, мало надеялись на добровольный отказ Москвы от этих земель, и потому считали более благоразумным покориться, вместо того чтобы бороться и быть покорённым силой. Архиеп. Черниговский Лазарь Баранович, управлявший левобереж. епархиями (Тукальского, избранного правобереж. епископами, Москва не признала митрополитом), выступил сторонником моск. подданства и стал уговаривать Многогрешного не сопротивляться Ромодановскому. От Д. не было вестей, и Многогрешный, выждав ещё некоторое время, в конце концов известил воеводу о своём согласии. После этого созвали раду старшин в Новгороде-Северском, на которой Многогрешный был избран гетманом. Здесь же решили признать власть царя, к-рый должен был при этом согласиться на малорус. автономию. После этого Многогрешный принял титул «гетмана северского» и просил Барановича быть посредником между ним и Москвой в дальнейших сношениях, чтобы добиться от Москвы восстановления гл. статьи договора Б. Хмельницкого с моск. государем: вывод воевод и войск из Украины. Лишь в этом случае Малороссия признает власть Москвы и разорвёт союз с татарами, - иначе борьба возобновиться и будет идти до конца, «хотя бы пришлось погибнуть или уйти из Украины в Польшу. Все это были хорошие слова, но поздно было говорить их, уже поддавшись». Можно было торговаться с Москвой, лишь выступая единым фронтом с Д. Теперь же моск. политики, убедившись в возможности добиться уступок, ничего уже не хотели выпускать и начали тянуть, пока не поставили на сво- ём. Избрание Многогрешного было ударом по Д.

Не зная, как теперь вести себя относительно нового гетмана, он некоторое время совершенно игнорировал его, «и это ставило Многогрешного в затруднительное положение: он видел, что Дорошенко не хочет признать его, и это вынуждало его быть более уступчивым по отношению к Москве, а последняя вела теперь переговоры с обоими, испытывая уступчивость того и другого». Однако гетманы придерживались одинаковых требований об малоросс. автономии, но т. к. положение Многогрешного было более затруднительным, а Северщина, где его признали гетманом, фактически была в моск. руках, то левобереж. гетман не мог так твёрдо стоять на своём, хотя он и выказывал много настойчивости и искренной преданности малорус. интересам. Моск. пр-во через своих доброхотов всё время получало известия, что требования обоих гетманов отражают желание всего малоросс. народа, - он не хочет моск. войск, воевод и чиновников, вообще никакой моск. администрации, и поэтому Многогрешный так упорно стоял на своём. Однако Москва, несмотря на предупреждение киев. воеводы В. Б. Шереметева, не хотела отступать от своих планов и предпочитала насильно приводить малорусов под свою власть, используя любой момент в их жизни, чтобы расширять своё непосредственное участие в укр. делах. В конце концов Многогрешный сдался, и марте 1669 на раде в Глухове вместо известных пунктов в договоре с Хмельницким были предложены новые моск. статьи, благодаря к-рым моск. воеводы, кроме Киева, посылались Разрядным приказом ещё в Переяславль, Нежин, Чернигов и Остёр, правда, исключительно в роли комендантов моск. гарнизонов и с условием не вмешиваться в суд и управление. В этом ключе был составлен договор, совершенно в форме международ. отношений, как между 2 отдельными гос-вами, и подписан обеими сторонами. После этого Многогрешный был утверждён в гетманстве.

Вначале его признавала только Северщина с Киевом, затем на его сторону перешли Прилуцкий и Переяславский полки, но юж. полки по-прежнему признавали Д. Однако скоро в Запорожье стали появляться новоиспечённые гетманы: сначала П. Суховий (1668), потом, когда его разгромил Д., запорожцы избрали своим вожд ём М. Ханенко (1670). Эти гетманы вносили смуту в пограничные полки и причиняли много хлопот Д.- привлекали на свою сторону татар и пробовали подорвать его власть и на прав. берегу Днепра; так что, начиная с 1669, он постоянно должен был вести мелкие стычки с ними. Когда у Д. испортились отношения с польск. првом, т. к. оно не хотело принять требования Д. возобновить Гадячскую унию и признать Правобереж. Украину в исключительной власти казацкого войска, в переговоры с поляками вступил Ханенко. Он не требовал почти никаких принципиальных уступок, и польск. пр-во признало его гетманом вместо Д. Поддерживать его, правда, у поляков не было сил, и Ханенко большого значения здесь так и не приобр ёл, но хлопот Д. он доставлял немало и усложнял и без того его нелёгкое положение. С Многогрешным после утверждения последнего в гетманстве, Д., наоборот, примирился и поддерживал с ним отношения, хотя и жаловался на таких «покутных гетманчиков». Они были единомышленниками в политич. вопросах и в отношениях к Москве старались не мешать друг другу. Обоих очень смущало разделение Украины между Москвой и Польшей, завершённое Андрусовским перемирием (1667). В конце концов, жалобы Многогрешного на моск. политику, а также оскорбительные выпады (особенно в нетрезвом виде) против цар. пр-ва послужили предлогом для его свержения и ссылки в Сибирь. Не имея возможности заключить прочное, а главное - выполнимое соглашение с Москвой или с Варшавой, Д. волей-неволей начал подумывать о подчинении Украины Высокой Порте. Однако сама мысль о подданстве басурманам была настолько ненавистна народу, что гетман поначалу не осмелился открыть ему свои планы относительно султана. Тем не менее в данных условиях Д. не видел иного способа вывести Малороссию из того состояния, как напомнить султану его обещание: помочь Малороссии освободиться от поляков. Малоросс. старши?не между тем было разрешено избрать нового гетмана, и выборы состоялись в моск. владениях под охраной моск. войска, т. к. старши?на и моск. пр-во опасались восстания малорус. населения из-за явной расправы с Многогрешным. Гетманом стал И. Самойлович, причём старши?на выговорила себе условие, чтобы гетман не менял её самовольно без войскового суда. В отношениях к Москве стали вновь придерживаться статей Глуховской рады, из которых был вычеркнут последний пункт, хоть как-то сохранявший полит. самостоятельность Малороссии: постановление, что на съезды по дипломат. делам, касающимся Левобережья, должны посылаться укр. делегаты. С новым гетманом у Д. не было таких хороших отношений, как с Много грешным. Самойлович был чрезвычайно послушен моск. пр-ву и пользовался его доверием; боясь потерять булаву, если Москва придёт к соглашению с Д., он всячески противодействовал её сближению с правобереж. гетманом, советуя не мириться с ним, а действовать оружием, и достиг своей цели. В этом ему помогла позиция поляков.

Наконец, в 1671 Магомет IV вспомнил о Малороссии и в конце этого года объявил королю войну под предлогом, что тот нападает на земли тур. вассала Д. Весной следующего года он с огромной армией в 300 тыс. чел. двинулся в Малороссию. Впереди шла конница крым. хана, который вместе с отрядами Д. разогнал немногочисл. польск. гарнизоны, стоявшие в ту пору в основном в Подолии и на Брацлавщине. В урочище Батог были разбиты Ханенко и польск. военачальник Лужецкий. Сам султан осадил Каменец в Подолии, к-рый защищал небольшой польск. гарнизон. Осаждённые вступили в переговоры с турками и сдали город с условием, что те выпустят из города гарнизон и жителей, если они пожелают уйти, остальным же, к-рые захотят остаться, гарантируют жизнь, сохранность имущества и несколько церквей для свободного богослужения. Турки приказали обратить в мечети церкви, в т. ч. собор, оставив для христиан - православных, католиков и армян - по 1 храму. 19 сентября Магомет IV торжественно въехал в город прямо к гл. мечети, бывшей соборною церковью, и, как рассказывали турки, в знак победы ислама над христианством «клали образа святых на грязных местах улиц, когда проезжал султан». Жителей действительно пощадили, но похватали в гаремы султана и его пашей самых красивых девушек и молодых женщин. После этого султан приступил к Львову. Польск. кор. Михаил Вишневецкий запросил у турок мира, к-рый и был заключён под г. Бучач в Галиции (7 окт. 1672). Поляки уступили султану Подолию и Малороссию и, кроме того, обязались платить ежегодно по 22 тыс. червонцев. Польша признала также за Д. Малороссию в прежних границах и обязалась вывести польск. гарнизоны, остававшиеся ещё там. Однако поляки всё время затягивали выполнение условий перемирия и продолжали поддерживать Ханенко против Д., заявляя при этом Москве, что если царь возьмёт Д. под свою руку, то король будет считать это нарушением договора и тогда война неизбежна. Россия с Польшей воевать не собиралась, и это заморозило соглашение с Д. Между тем коронный гетман Я. Собеский разбил турок под Хотином, и теперь московскому правительствуву уже не так нужно было заигрывать с Д., за спиной которого всё время маячили такие страшные, но теперь битые османы.

В глазах народа этот поход турок по территории Правобережной Малороссии (1671) нанёс репутации Д. непоправимый удар: до сих пор он скрывал своё подданство Турции, теперь же оно обнаружилось. Все, что сопровождало пресловутый турецкий поход: обращение костёлов и церквей в мечети на Подолии, рассказы об издевательствах турок над христианскими святынями, насильственное обращение христианских детей в ислам - всё это теперь ставилось в вину Д., т. к. это он прив ёл турок в Малороссию. На этом играли враги гетмана, восстанавливавшие против него народ; даже близкие ему люди решительно восставали против его турецкой политики. Самойлович верно уловил момент, уговаривая Москву не мириться с Д., а воевать и покорить Правобережье силой. Царь не желал войны и велел Ромодановскому отправиться с Самойловичем за Днепр, чтобы попытаться уладить дело с Д. мирно, без войны. Но Самойлович во что бы то ни стало хотел окончательно доконать «тогобочного» гетмана, чтобы тот не мог больше соперничать с ним: вместо того чтобы начать переговоры с Д., он с Ромодановским, вступив на правый берег Днепра, стал привлекать на свою сторону старшину и население. Поход он начал с Канева, и действительно, и население и старшина, видя всеобщее нерасположение к Д., без сопротивления признавали власть Самойловича. Напрасно Д. звал на помощь турок и татар; хан, как и при Хмельницком, был недоволен, что Д. хочет командовать им через султана, и не спешил с помощью. Почти все оставили Д., и он сидел беспомощный в своей столице. Но Самойлович и не подумал брать Чигирин, совершенно игнорируя Д. и разместив в Каневе и Черкассах свои войска. Депутаты 10 правобережных полков (Каневского, Белоцерковского, Корсунского, Черкасского, Паволоцкого, Кальницкого, Уманского, Брацлавского, Подольского и Торговицкого) признали над собой власть Самойловича и московскую протекцию. Д. собрался было и сам уже признавать власть Самойловича, но в это время к нему прибыли посланники запорожского кошевого И. Сирко, бывшего сторонника Москвы, но ставшего её заклятым врагом после сибирской ссылки. Он советовал Д. не ехать к Самойловичу и не поддаваться, пообещав помощь запорожцев, не желавших подчиняться малороссийскому гетману. А тут из Речи Посполитой донеслись слухи, что Собеский вот-вот станет королём, а он издавна поддерживал отношения с Д. и советовал ему бросить Турцию и уйти под защиту Польши примерно на тех же условиях, какие в своё время выдвигал Д.

Когда же гетману сообщили, что татары идут к нему на помощь, он решил продолжить борьбу. Однако татар всё ещё нигде не было видно, и Д. срочно послал своего полковника И. Мазепу в Крым, чтобы тот поторопил хана, а других гонцов отправил к турецкому визирю с жалобой на хана; просил скорой помощи, в противном случае грозя бросить Малороссию и уйти в Турцию. «Действительно, дольше держаться было невозможно и нужно было дать роздых несчастному Правобережью. Но пришла турецкая орда, и при ее помощи Дорошенко стал снова покорять правобережные города, терроризируя несчастное население, отдавая татарам сопротивлявшихся. Однако как только он возвратился, а Самойлович прислал свое войско, - снова правобережное население отпало от Дорошенка». Самойлович осадил Чигирин, и положение Д. стало безвыходным: казаки уходили к Самойловичу, и в Чигирине с Д. осталось всего 5 тысяч казаков, из которых было много недовольных его любовью к туркам. О гетмане начали говорить, что он заперся в верхней цитадели своей столицы и, если враги подберутся к нему вплотную, готов взорвать себя вместе с ними. В это время стало известно, что турки и татары всё-таки идут к нему на помощь, и Самойлович срочно перебрался на лев. берег. И на этот раз Д. спасся, но это ему мало помогло: турки начали убивать непокорных в Подолии и на Брацлавщине, и их приход ещё больше усугубил положение гетмана, т. к. страх у населения перед турками окончательно сменился ненавистью к ним и к Д. именно после последнего их похода. Однако и Самойлович не проявил необходимой энергии, чтобы упрочить свою власть на правом берегу, хотя у него были все возможности стать полновластным хозяином во владениях Д. Весь 1675 прош ёл в мелких стычках между противниками в этой странной войне, когда оба гетмана как бы соревновались друг с другом: кто больше совершит карательных экспедиций против правобережного населения. А тут ещё появились и поляки, приступившие к насильной присяге крестьян и горожан своему королю. Начался массовый исход населения на Левобережье, и это движение в 1674-1676 дошло до крайних пределов. Приднепровская Киевщина и Брацлавщина совершенно обезлюдели, и даже из более отдалённых местностей население стало переселяться за Днепр. Д. понял, что если так пойдёт и дальше, ему не над кем будет гетманствовать. Он пытался помешать этому процессу: рассылал универсалы, увещевал, грозил, удерживал силой, велел не пускать за Днепр, даже уничтожал толпы переселенцев или отдавал их татарам, чтобы страхом отвратить население от этого повального бегства,- всё напрасно. Уже в 1675 Самойлович сообщал в Москву, что на Правобережье осталось очень мало населения.

Так как в Малороссии свободных земель оставалось немного, то украинцы двигались дальше, за московскую границу, (в современную Харьковскую обл. Украины и Воронежскую обл. России). Д. видел, что «дело его проиграно бесповоротно, но хотел, по крайней мере, что-нибудь выговорить себе у московского правительства - сохранить гетманство хотя бы в какой-нибудь части Малороссии, и держался до последней возможности, чтобы вырвать эту уступку. Трагическое впечатление производит этот “последний козак” на своей Чигиринской горе, оставленный всеми, среди опустевшего края, с горстью своих наемных козаков “серденят”. Но уже все менее и менее оставалось энергии в нем самом». Самойлович решительно противился любым уступкам, и цар. пр-во приняло его сторону, согласившись, что единым гетманом для всей Малороссии должен остаться именно он, а Д. должен подчиниться его «регименту». Переговоры, однако, затягивались, т. к. моск. пр-во резкими движениями опасалось навлечь новое нашествия османов. Д. безуспешно взывал к туркам, а Сирко, спасая своего союзника, выступил со старой запорож. идеей, что все дела должны решаться на раде в Запорожье: она должна избирать гетмана, и она же должна разрешить и данный конфликт. Д. передал свои клейноды запорожцам, и Сирко собирался созвать общую раду для нового избрания гетмана. Самойлович понимал, что запорожцы никогда не дадут ему булаву, и поэтому решил, наконец, покончить с Д. ещё до созыва рады. Весной 1676 он отправил за Днепр черниг. пол-ка Борковского, но тот не решился приступить к Чигирину. В нач. осени во главе сильного войска туда отправился сам Самойлович с Ромодановским. Д. послал к туркам и татарам за помощью, но она так и не пришла. Гетман понял, что для него всё кончено, и ему следует покориться, не затягивая этой бессмысленной усобицы. Он вышел из Чигиринского замка навстречу передовому полку Самойловича, а затем по приглашению последнего они вместе прибыли в Переяславль, и здесь в сент. 1676 на собравшейся раде по предложению Ромодановского «вольными и тихими голосами» (как гласит донесение моск. пр-ву) все признали правобереж. гетманом Самойловича. Ханенко, прибывший также на эту раду, передал ему и свои знаки гетманского достоинства. Так Самойлович был провозглашён единым гетманом всей Малороссии. Д. «…выговорил себе только, чтобы ему дали спокойно и свободно доживать свой век, но и этого условия московское правительство не исполнило: выписало его в Москву, не обращая внимания на горькие жалобы Дорошенка и самого Самойловича. В Москве продержали его несколько лет под почетным арестом, затем послали воеводой в Вятку [1679-1682], и уже после этого дали ему поместье в Ярополче в Волоколамском уезде - доживать свой век на покое, а на Украину так и не пустили». Д. умер в 1698, пережив своего противника Самойловича, окончившего жизнь в ссылке в Сибири. Его деятельность не только не привела к осуществлению намеченного им идеала, но сделала его ещё более недостижимым. Paзopeниe Зап. Малороссии надолго лишило последнюю всякого самостоятельного значения, превратив эту страну почти в пустыню.- См. Многогрешный Д., Ромодановский Г. Г., Самойлович И., Сирко И. Д., Ханенко М.

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

Славянская энциклопедия


Далее читайте:

Исторические лица Украины (указатель имен).

Литература:

Стецюк К.I. Народi рухи на Лiвоберчктйi Слобщсьшй Украiнi в 50-70 роках Х\П ст KИIB, I960

А.Ганович, О M Запорiцька ciч y боротьбi проти турецько-татарськоi агресii 50-70 рр XVII ст Киiв, 1961

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС