Константин IX Мономах
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ К >

ссылка на XPOHOC

Константин IX Мономах

-

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Константин IX Мономах

Константин IX Мономах (Konstantinos o Monomaxos) (ум. в 1055) - император (1042-1055), представитель столичной знати. При Константине IX власть в провинциях была передана гражданским чиновникам - преторам. С трудом были подавлены феодальные мятежи: Маниака в 1043 году и Торника в 1047 году. При Константине IX с В. начался на империю натиск сельджуков, с Севера - печенегов. После войны с Русью в 1043 году Константин IX заключил с ней в 1046-1047 годы союз, скрепленный браком родственницы Константина IX (Марии) с Всеволодом Ярославичем. В 1054 году произошло разделение церквей.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 7. КАРАКЕЕВ - КОШАКЕР. 1965.


Константин IX Мономах — византийский император с 12 июня 1042 г. по 11 января 1055 г. Происходил из знатного аристократического рода столичной бюрократии. В молодости служил при дворе и был фаворитом императрицы Зои. Заподозренный в заговоре против Михаила IV, был сослан на о. Лесбос в Митилену и провел несколько лет в изгнании. Летом 1042 г., вскоре после низвержения Михаила V, императрица Зоя вспомнила о своем бывшем фаворите, вернула его из ссылки и вскоре вступила с ним в свой третий брак. Став императором, Мономах остался прежним сластолюбцем и весельчаком. Проводил политику увеличения налоговых сборов, расходовал огромные суммы на строительство дворцов, храмов и монастырей, ущемлял интересы провинциальной знати. Военные силы империи при нем значительно ослабели, и армия терпела одно поражение за другим от печенегов и турок-сельджуков, при этом, однако, полководцы Мономаха вели успешные войны в Армении. При Константине IX в июле 1043 г. состоялся последний поход русских на Константинополь, окончившийся неудачей. После установления мира дочь Мономаха была выдана замуж за Всеволода, сына киевского великого князя Ярослава Мудрова. В царствие Константина IX, в 1054 г. произошел окончательный разрыв между римской и константинопольской церквями. В 1054 г. Константин IX простудился, заболел воспалением легких и умер 11 января 1055 г.

Византийский словарь: в 2 т. / [ сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 1, с. 505.


Константин IX Мономах - Византийский император в 1042— 1055 гг. Род. ок. 1042 г. + янв. 1055 г.

+ + +

Константин принадлежал к древнему роду Мономахов. Занимая благодаря родовитости высокое положение, обладая большим богатством и отличаясь красотой, он был для многих весьма почтенных семей завидным женихом. После того как первая жена его умерла, он женился второй раз на племяннице Романа III. Благодаря такому родству он вознесся над другими, но высших должностей так и не получил. Императрица Зоя полюбила его и непрестанно хотела видеть и слышать. А он, ублажая ее разными способами и искусно делая то, что доставляло ей удовольствие, покорил ее окончательно и снискал царские милости. Поэтому он казался вероятным претендентом на престол, и Михаил IV, воцарившийся после Романа, относился к нему с подозрением. На первых порах он, не проявляя своей ревности, был благожелателен, но позднее, придумав какие-то обвинения и выискав лжесвидетелей, изгнал Константина из столицы на Лесбос. Ненависть к Константину получил в наследство и его племянник Михаил V.

Однако в 1042 г. все переменилось: Зоя и ее сестра Феодора стали правительницами империи. Ниодна из них по складу ума не годилась для императорской власти; они не умели ни распоряжаться, ни принимать твердых решений, а к царским заботам примешивали большей частью женские пустяки. Для благородного и разумного правления и попечения о государстве нужно было немедленно найти мужа доблестного и испытанного в делах. Из людей, ее окружавших, Зоя никого не сочла достойным своей руки и мечтала об одном лишь Константине. Она открылась свите и домочадцам, а когда увидела, что все они, как один, стоят за этого мужа, сообщила свою волю и высшему совету. Синклитики тоже сочли, что это решение от Бога, и Константин был вызван из ссылки. 11 июня 1042 г. он торжественно венчался с 64-летней Зоей и после этого был провозглашен императором. Первое время после свадьбы он оказывал супруге всяческое внимание, но потом вызвал с Лесбоса свою прежнюю любовницу, Марию Склирену, с которой жил во время ссылки. Поначалу ей предоставили скромное убежище и немногочисленную свиту, но потом совершенно открыто ввели во внутренние царские палаты и стали именовать госпожой. В то время как почти все были уязвлены унижением императрицы, сама Зоя ни в чем не переменилась и была, казалось, довольна случившимся. Император в равной мере делил время между той и другой. Вероятно, Константин предполагал в дальнейшем сделать Марию императрицей, но надеждам его не дано было исполниться — Склирена умерла около 1045 г. Так как Зоя была слишком стара для общения с мужем, император завел себе вскоре другую возлюбленную — заложницу из Алании. По свидетельству Псела, Константин вообще был помешан на любовных делах, он не умел удовлетворять страсть простым общением, но постоянно приходил в волнение при первых утехах ложа.

Новый государь поначалу понравился и народу, и знати, так как обладал истинным даром завоевывать сердца подданных. Он умел найти подход к каждому и при этом не морочил людей, не разыгрывал перед ними комедий, но искренне старался доставить им приятное и таким образом привлечь к себе. Он ни перед кем не был кичливым и грозным, не разговаривал высп-ренно и заносчиво, не мстил прежним своим недоброжелателям. Но те, кто ожидал, что с переходом власти в мужские руки положение империи укрепится, сильно просчитались. Сделавшись государем, Константин стал вершить дела без надлежащей твердости и осмотрительности. Он сразу же принялся опустошать, казну и подчистил ее до последней монеты. Чины он раздавал без всякого смысла: их получали те, кто приставал к императору с просьбами или вызывал его смех уместно сказанным словом. В конце концов, он причислил к синклиту чуть не весь рыночный сброд. Считая свою власть отдыхом от трудов, он передал другим попечение о казне, право суда и заботы о войске, лишь малую толику дел взял на себя и своим законным жребием счел жизнь, полную удовольствий и радостей. Если же кто являлся к нему, выставляя напоказ озабоченную душу, то такого человека Константин считал дурным. Поэтому в разговорах с императором люди приспосабливались к особенностям его нрава, и если кто-нибудь приходил к нему с чем-нибудь серьезным, то дела сразу не выкладывал, но предварял его какими-нибудь шутками или же перемежал одно другим и как бы заставлял больного проглотить горькое лекарство, примешивая к нему сладости. С годами окружающим приходилось все чаще прибегать к этому средству, так как царствование Константина оказалось бурным, и все было заполнено войнами и мятежами.

Первым поднял против него восстание Георгий Маниак, коман довавший войсками в Италии. Он высадился с войском под Диррахием, но в начале 1043 г. погиб в бою вблизи Фессалоники. Не успели подавить этот мятеж, как под Константинополь явилось бесчисленное множество русских кораблей. Морские силы ромеев были в это время невелики, а огненосные суда разбросаны по прибрежным водам. Кое-как собрав остатки прежнего флота, Константин отважился на битву — русский флот был частью сожжен, частью потоплен, лишь немногие смогли бежать. Затем, в 1047 г., в Македонии провозгласил себя императором Лев Торник. С многочисленным войском он вскоре подступил к Константинополю, однако не смог его взять. Армия его рассеялась, а сам он был взят в плен и ослеплен. Вскоре после этого, в конце 40-х гг., первые удары по восточным границам империи нанесли турки. Тогда же придунайские земли стали опустошать печенеги. Освободились от ромейской зависимости сербские княжества. Всем, даже самым восторженным поклонникам Константина, стало очевидно, что могущество ромеев быстро клонится к упадку.

За несколько лет до смерти у императора развилась болезнь суставов, так что руки совершенно ослабли, а ноги не могли ходить и разламывались от невыносимой боли. Вконец испортился и расстроился также его желудок, и все тело Константина медленно угасало и разлагалось. Он скончался на тринадцатом году правления, оставив государство в тревожном и неустойчивом состоянии: казна была пуста, финансы расстроены, армия находилась в небрежении, между тем как враги со всех сторон начали штурмовать границы империи (Пселл: «Константин Девятый»; 5, 10, 14, 21, 29, 31, 33, 47, 53, 54, 59, 69, 81, 84, 90, 93, 95, 104, 106,118,123,151).

Все монархи мира. Древняя Греция. Древний Рим. Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.


Константин IX Мономах (ок. 1000 - 1055, имп. с 1042)

Константин Мономах отличался тремя достоинствами - родовитостью, богатством и красотой не только внешней, но и душевной. Вдовец, вторым браком он был женат на племяннице Романа Аргира. Зоя симпатизировала ему столь явно, что Михаил IV сослал его на остров Лесбос. После низложения Калафата Константин был возвращен из ссылки и назначен судьей фемы Эллада. 12 июня 1042 г. Мономах стал третьим мужем 64-летней Зои и василевсом.

Правление Константина IX является в каком-то смысле переломным в ходе византийской истории XI столетия. Именно на этот период пришлись начало агрессии турок-сельджуков, разворачивание наступления норманнов, церковный раскол Запада и Востока и невиданные ранее по силе мятежи знати. Центральная власть ослабла, империя стремительно катилась в пропасть кризиса. В такое тревожное время у руля государства оказался человек хотя и неплохой, но совершенно недостойный императорской власти - по крайней мере таким изображают Мономаха современники 1). Константин IX прославил себя удивительной несерьезностью и невоздержанностью. Он «передал другим попечение о казне, право суда и заботы о войске, а своим законным жребием счел жизнь, полную удовольствий и радостей... Император, который редко думал о делах, но часто ... о развлечениях, стал причиной многих болезней в то время еще здорового государства» (Пселл, [53, с. 83]). Должности василевс раздавал направо и налево, «чуть ли не весь рыночный сброд причислил к синклиту... В то время как у ромейской державы есть два стража: чины и деньги, а кроме того, еще и третий - разумное о них попечение и раздачи со смыслом, он сразу принялся опустошать казну и подчистил ее до последней монетки» (Пселл, [53, с.79]). Но народ любил беспутного императора.»Дело в том, - сокрушался по этому поводу Пселл, - что у людей, ведущих изнеженную жизнь в столице, мало понятия об общем благе, да и те, у кого такое понятие есть, забывают о долге, когда получают то, что им любо» [53, с. 79].

Константин IX был человеком, свободным от высокомерия, доброжелательным и улыбчивым, большим шутником. Оценивая императора спустя много лет после его смерти, Пселл писал, что он оказался «... наделен ... даром завоевывать сердца подданных, умел найти подход к каждому, всякий раз использовал средства, пригодные, по его мнению, именно для этого человека, и действовал с большим искусством, при этом не морочил людей, не разыгрывал перед ними комедий, но искренне старался доставить им приятное и таким образом привлечь их к себе... Я никогда не знал раньше, да и не вижу и сейчас... человека более сострадательного, более щедрого и царственного, нежели Константин... он даже царем себя не считал в тот день, когда не выказывал человеколюбия или не проявлял щедрость своей души... [однако] во все свои деяния [Константин IX] привносил напряжение, резкость и крайности. Если он пылал страстью, то страсть его не знала границ, если на кого-нибудь гневался, то трагическим тоном живописал пороки предмета своей ненависти, при этом многие из них выдумывал, а если уж любил, то сильнее его привязанности нельзя было и вообразить... возвышал он [друзей. - С.Д.] постепенно, а низвергал сразу и тогда уже все делал наоборот; впрочем, иногда, словно в кости играя, он возвращал людей на прежние их должности... он совершенно не заботился о своей безопасности, во время сна его спальня не запиралась, и никакая стража не несла охраны у его дверей... Когда его за это порицали, он не обижался, но упреки отводил, как несообразные с Божьей волей. Он хотел этим сказать, что царство его от Бога и им оберегается, а сподобившись высшей стражи, он пренебрегает человеческой и низшей... Ни в чем не желая отступить от исторической истины... хотя правдиво и без утайки рассказываю о пороках Константина, не меркнет его сияющая добродетель, и, как на весах, под грузом его благих деяний клонится книзу чаша добра... Какой человек (я говорю это в оправдание его слабостей), особенно из числа сподобившихся царской участи, мог бы быть украшен венком похвал за все без исключения свои деяния?» [53, с. 79 - 124]

Не очень сведущий в науках сам, ученость император уважал. При нем произошло разделение константинопольской высшей школы: при церкви св.Петра открылось философское ее отделение под руководством Михаила Пселла, а при церкви св.Георгия - юридический лицей во главе с номофилаксом Иоанном Ксифилином. Доступ туда был открыт всем желающим, без ограничения сословий, единственным условием для поступающего был некий начальный уровень образованности и, разумеется, способность к обучению.

Долгое время при Мономахе государственными делами заправляли три выдающихся человека - Константин Лихуд и упоминавшиеся ранее Ксифилин и Пселл. Первые два впоследствии занимали патриарший престол, а последний своими трудами прославил византийскую философию и историческую науку. Однако все они, люди сами по себе талантливые, не являлись хорошими правителями и не смогли укрепить зашатавшуюся Империю ромеев.

Восстания против Константина IX начались сразу после его воцарения. Знаменитый Георгий Маниак, получив из столицы вызов ко двору и подозревая, что император, позавидовав его успехам, надумал его сместить, высадился с войском у Диррахия. Против него василевс выставил армию под началом евнуха Стефана Севастофора. В начале 1043 г. под Фессалоникой Севастофор, вступив в битву с Маниаком, уже почти проиграл сражение, но в конце боя катепан получил смертельную рану копьем и его отряды разбежались. Не успел император порадоваться победе, как Стефан сам поднял мятеж в пользу лесбосского стратига Льва Лампроса. Летом с возмущением удалось справиться, а его вождей ослепить.

Самым же опасным для Мономаха оказался мятеж популярного фракийского полководца Льва Торника. В сентябре 1047 г. патрикий и вест Лев Торник, которому угрожала ссылка по той же причине, что когда-то Маниаку (надо сказать, василевс действительно боялся и не терпел способных военачальников, предпочитая заменять их евнухами и вообще случайными людьми), бежал из столицы в Адрианополь и там провозгласил себя императором. Торник имел сторонников и при дворе - оппозицию, которая группировалась вокруг его тетки, сестры императора. Войска Фракии и Македонии с радостью поддержали устремления своего любимца, и зимой восставшие осадили Константинополь. Мономах срочно отправил гонцов за подмогой на Восток. В городе не было солдат, а из военачальников - италийский стратиг Василий Аргир, к рекомендациям которого Константин не счел нужным прислушиваться. Для защиты столицы император сумел набрать лишь тысячу добровольцев. Мятежники на глазах василевса, наблюдавшего с башни Влахернской стены, пели про него непристойные песенки и разыгрывали сценки, передразнивая Мономаха. Однажды шальная стрела чуть не убила императора, и он, полумертвый от страха, бежал во дворец. Придя в себя, Константин приказал своему воинству выступить против Торника. Напрасно Василий Аргир предостерегал его от такого опрометчивого шага. Стратиоты Льва в два счета опрокинули кое-как вооруженный сброд Мономаха, городская стража в панике бежала, бросив ворота открытыми настежь. И тут Торник совершил непростительную глупость - он решил не входить в столицу с боем, а дождаться делегации от жителей и синклита. Но горожане были злы на мятежников, спаливших предместья, а синклитики имели еще меньше желания видеть Торника на троне, зная, что ключевые посты в государстве он заранее раздал своим друзьям-македонцам. Опомнившись, стража захлопнула ворота, горожане по-прежнему отвечали на предложения осаждавших бранью. Войско незадачливого узурпатора отошло от столицы, а затем, оказавшись без продовольствия, потихоньку стало рассеиваться. Вскоре через Босфор переправились малоазийские отряды, к Рождеству 1047 г. восстание сошло на нет, Льва Торника схватили и ослепили.

«Погубив и разорив, - по выражению Кекавмена [43, с. 289], - царство ромеев», Константин IX взялся пополнять опустевшую казну налогами. Тюрьмы оказались забиты должниками фиска, многие церкви и монастыри лишились государственных субсидий (опсония). В целях экономии император сократил стратиотское ополчение и распустил пятидесятитысячное вспомогательное грузинское войско. Последние меры, в условиях эскалации агрессии «варваров», казались всем мыслящим людям преступным неразумием. В 1046 г. византийцы захватили армянское княжество Ани - еще одна стратегическая ошибка василевса, так как исчез «буфер», смягчавший натиск сельджуков на восточные границы. Через два года уже ромейскому стратигу Катакалону Кекавмену пришлось выбивать турецкую конницу из Васпуракана, тогда же турки захватили город Арзен, захватив колоссальную добычу и убив несколько десятков тысяч армян и греков. 18 сентября 1048 г. ромеи взяли запоздалый реванш, разгромив захватчиков при Капетру, и вынудили их на время убраться в Иран. В самом конце правления Мономаха, в 1054 г., сельджуки осадили важную крепость Манцикерт, и лишь выдающаяся стойкость жителей и гарнизона не позволила им овладеть городом.

Дела в Европе обстояли отвратительно. Еще в 1042 г. сербским князем Стефаном Воиславом был разгромлен стратиг Диррахия Михаил Аколуф, от империи отложилась Дукла. Через десять лет практически отошла и Зета.

Север страны беспрестанно тревожили печенеги. В 1051 г. войскам империи удалось нанести им поражение, но два года спустя тот же Михаил Аколуф был вдребезги разбит кочевниками во Фракии. К концу правления Мономаха набеги печенегов достигали предместий Константинополя.

Много нареканий вызывала у народа и духовенства личная жизнь императора. Еще в бытность Константина ссыльным на Лесбосе с ним жила его преданная любовница, знатная женщина из рода Склиров, Мария. Обретя трон, Мономах упросил Зою позволить Склирене вернуться в столицу. Константин по-прежнему крепко любил ее и не смог долго скрывать своей привязанности. Мария переехала во дворец, где поселилась по соседству со спальней императора. Другая дверь из спальни вела в покои императрицы, и ни одна из женщин не смела входить к Константину IX без стука. Склирена получила от Зои титул севасты и на официальных приемах появлялась четвертой после Мономаха, его жены и Феодоры. По словам бывшего свидетелем всего этого Пселла, синклитики краснели, но терпели, так как Мария была женщиной обаятельной и по отношению к окружавшим ее царедворцам щедрой. Народ же возмущался конкубинатом и весной 1043 г. едва не взбунтовался, опасаясь за судьбу законных василис. Толпа собралась перед дворцом с криками: «Не хотим Склирену императрицей, да не умрут из-за нее наши матушки, порфирородные Зоя и Феодора!» и не расходилась до тех пор, пока невредимые «матушки» не появились на балконе. Через пару лет Склирена умерла, Мономах искренне ее оплакивал, а спустя некоторое время утешился другой женщиной - красавицей аланкой, бывшей в Константинополе заложницей. Та тоже получила титул севасты и осыпаема была милостями не меньше прежней фаворитки.

К концу правления Константин IX стал мучиться подагрой, но, превозмогая сильнейшую боль, не прекращал появляться на приемах и торжествах. Болезнь свою он считал наказанием за грехи и усердно молился Богу. Умер Мономах в Константинополе 7 или 11 января 1055 г.

В 1043 г. Византия отразила последний вооруженный натиск русских. Поход большой армии великого князя Ярослава Мудрого 2) на судах окончился неудачно - русичи, которых вели сын князя Владимир Ярославич и воевода Вышата, были разбиты, их флот сожжен «греческим огнем», а 800 пленных император приказал ослепить. Позже, до самого падения Константинополя, отношения были сугубо мирными: русские купцы и путешественники ездили в Византию, греческие священники поставлялись на Русь епископами и митрополитами, византийские мастера украшали своими творениями Суздаль и Киев, Владимир и Новгород. А в XIV-XV вв. Русь слала обедневшим греческим автократорам и иерархам «милостыню».

Примечания

1) Даже Пселл, искренне признательный ему за оказанные щедрые благодеяния и самым доброжелательным образом настроенный к нему.

2) Причиной похода была откровенно антирусская политика, проводимая императором в начале 1040-х годов. Позже отношения между Киевом и Константинополем наладились, и дочь Константина IX стала женой князя Всеволода Ярославича.

Использованы материалы кн.: Дашков С.Б. Императоры Византии. М., 1997, с. 215-219.


Далее читайте:

Византия (краткая справка).

Хронологические таблицы и по векам - | IV | V | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII | XIV | XV |  

Константинопольские патриархи (биографический справочник).

Литература:

Скабаланович Н., Визант. гос-во и церковь в XI в., СПБ, 1884, с. 53-68.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС