Михайлов, Михаил Ларионович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ М >

ссылка на XPOHOC

Михайлов, Михаил Ларионович

1829-1865

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Михаил Ларионович Михайлов

Революционер

Михайлов Михаил Ларионович (Илларионович) (3.I.1829 - 2.VIII.1865) - русский революционер, писатель, публицист. Родился в семье чиновника, отец которого был крепостным. Начал печататься с 1845 года. В 1846 году, будучи вольнослушателем Петербургского университета, познакомился, а затем сблизился с Н. Г. Чернышевским. С начала 50-х годов выступал преимущественно как прозаик, автор повестей, романа "Перелетные птицы" и рассказов, поставивших его в ряды писателей так называемой натуральной школы. В 1852 году начал сотрудничать в "Современнике", где печатал стихи и переводы, критические статьи и публицистику, проникнутую демократическим пафосом. Во время поездки за границу (1858-1859) познакомился с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым. Сблизился с Н. А. Добролюбовым, с кружком "Современника" (вошел в состав редакции) и стал одним из видных деятелей революционного подполья. В годы революционной ситуации (1859-1861) вел большую конспиративную работу. В прокламациях "Русским солдатам" и "К молодому поколению" Н. В. Шелгунов и Михайлов призывали к революционной пропаганде в народе и к вооруженному восстанию среди солдат. Вторую из этих прокламаций Михайлов напечатал в Лондоне (1861) в типографии Герцена (600 экз.) и тайно привез в Россию, где сам распространял. Арестован 14 сентября 1861 года, приговорен к 6 годам каторжных работ и пожизненному поселению в Сибири. На Кадаинском руднике встречался (1864) с Чернышевским. Сообщение о смерти Михайлова было опубликовано Герценом в "Колоколе" (1865, No 205). Гражданская лирика и политическая сатира Михайлова развивали вольнолюбивые традиции поэзии декабристов и М. Ю. Лермонтова. Некоторые его стихи ("Памяти Добролюбова", "Смело, друзья! Не теряйте..." и др.), расходившиеся в списках, сыграли важную роль в революционной пропаганде 60-х годов.

В. В. Жданов. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 9. МАЛЬТА - НАХИМОВ. 1966.

Сочинения: Полн. собр. соч., т. 1-4, СПБ, 1913-14; Собр. стихотворений, Л., 1953; Соч., т. 1-3, М., 1958; Записки (1861-62), П., 1922.

Литература: Лемке М. К., Дело М. И. Михайлова, в кн.: Политич. процессы в России 1860-х гг., М.-П., 1923; Козьмин Е., Н. Г. Чернышевский и М. И. Михайлов. (К истории их взаимоотношений), "ВИ", 1946, No 7; Малютина А., Встреча Михайлова с Петрашевским в Красноярске, "Енисей", Красноярск, 1962, No 2.


Поэт, публицист, переводчик...

Михайлов, Михаил Ларионович (Илларионович) [3(15).I.1829, г. Оренбург, - 2(14).VIII.1865, Кадая ныне Забайкальской обл.] - русский поэт, публицист, переводчик; революционный деятель. Родился в семье чиновника, отец которого был крепостным. Получил домашнее образование. Изучил несколько иностранных языков. С 1845 года начал печатать стихи и очерки в петербургских газетах и журналах. Рано осиротел; в 1846 году переехал в Петербург. Став вольнослушателем университета, М. вскоре сблизился с Н.Г.Чернышевским. В 1848-1852 годах жил в Нижнем Новгороде. В 1851-1855 опубликовал повести «Адам Адамыч», «Кружевница», «Изгоев», «Стрижовые норы», роман из жизни провинциальных актеров «Перелетные птицы» (1854) и др. произведения, в которых выступил сторонником натуральной школы. По возвращении в Петербург сотрудничал в «Современнике», где печатал стихи, переводы, критические статьи и публицистику, проникнутые демократическим пафосом. В 1858-1859 годах М. вместе с Л.П. и Н.В. Шелгуновыми совершил заграничное путешествие. В Лондоне он познакомился с А.И.Герценом и Н.П.Огаревым; во Франции встретился с Э.Потье, о стихах которого впервые рассказал русским читателям на страницах «Современника». Здесь М. печатал «Парижские письма» (1858-1859) и «Лондонские заметки» (1859), в которых характеризовал культуру и быт буржуазной Европы. Одной из главных в публицистике М. вскоре сделалась тема женской эмансипации. Его статьи, в которых он требовал полного гражданского равноправия для женщины, пользовались огромной популярностью («Женщины, их воспитание и значение в семье и обществе», 1860, и др.).
В годы революционной ситуации М. сблизился с кружком «Современника», особенно с Н.А.Добролюбовым, вошел в состав редакции (руководил отделом иностранной литературы). Он опубликовал здесь много статей о зарубежной и русской литературе. В это же время Михайлов, несомненно с ведома руководителей «Современника», становится одним из видных деятелей революционного подполья. Он ведет конспиративную работу, принимает участие в составлении (совместно с Шелгуновым) и распространении прокламаций «Русским солдатам» и «К молодому поколению», содержавших призыв к подготовке народного восстания против самодержавия. Вторую из этих прокламаций М. отпечатал в лондонской типографии Герцена и сам привез в Россию. Выданный провокатором, М. в 1861 году был арестован и приговорен к 6 годам каторжных работ и пожизненному поселению в Сибири. На каторге он продолжал писать стихи и прозу, но его сил хватило менее чем на 4 года. Сообщение о смерти М. было помещено Герценом в «Колоколе» (1865, № 205) под кратким заголовком «Убили».
Поэтическое наследие М. занимает видное место в демократической литературе 60-х годов. Еще в ранних стихах («Надя», «Помещик», «Хорошая партия», «Кабак», 1847-1848) он обращался к темам из народной жизни, выступал как поэт некрасовской школы. В зрелой лирике, в политической сатире М. развивал вольнолюбивые традиции поэзии декабристов (стихотворение «Пятеро») и М.Ю.Лермонтова. Ораторские интонации, гражданская патетика характерны и для других стихов М., зовущих «в честный и открытый бой» с произволом и насилием («Апостол Андрей», Памяти Добролюбова», 1861, «Крепко, дружно вас в объятья», 1861). В стихотворении «О, сердце скорбное народа!», близком по мысли и настроению к революционным прокламациям того времени, М. осуждал крестьянскую реформу и призывал не верить обещаниям правительства («Дар царский – подкуп и обман»). Агитационно-песенные по своей природе, стихи М. тогда же стали революционными песнями («Вечный враг всего живого…», «Смело, друзья! Не теряйте…» и др.). В критических выступлениях Михайлов отстаивал мысль о нравственной чистоте искусства и его общественно-воспитательной роли.
М. – один из крупнейших русских переводчиков 19 века и видный теоретик поэтического перевода. Ему принадлежат многочисленные переводы из немецкой, французской, английской, американской, славянской поэзии. Широкой популярностью пользовались переводы стихов П.Ж.Бенранже, «Песни о рубашке» Т.Гуда, «Белого покрывала» М.Гартмана, а также «Песен о невольничестве» Г.Лонгфелло, направленных против рабовладельчества; их появление в «Современнике» (1861) было замаскированным откликом журнала на так называемое «освобождение» крестьян. Особое значение имеет работа М. над переводами из Г.Гейне (сб. «Песни Гейне», 1858), которого он считал «барабанщиком воинственного легиона». Добролюбов в рецензии на переводы М. утверждал, что он «лучше всех» сумел передать силу и своеобразие немецкого поэта. А.А.Блок писал (1919), что среди переводчиков Гейне Михайлов «не превзойден никем» и что большая часть его переводов – «настоящие перлы поэзии».

Краткая литературная энциклопедия в 9 томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.4, М., 1967.


Одаренный поэт из «некрасовской школы»

Михаил Ларионович (Илларионович) Михайлов (1829—1865). Одаренный поэт из «некрасовской школы». Оригинальных стихов успел написать не так уж много. Они занимают в четырехтомном собрании его сочинений (изд. П. В. Быкова, 1913— 1914 гг.) всего десять страниц первого тома. Остальные — триста пятьдесят — переводы. Во втором, третьем и четвертом томах — повести. Жизнь полуслепого, тяжело больного Михайлова была

[59]

оборвана на каторге в Кадае. Герцен, до которого в Лондон дошла весть о смерти замечательного борца за свободу, человека высокой культуры и образованности, поместил в «Колоколе» заметку: «Убили».

Еще перед тем по рукам разошлась литография, запечатлевшая момент тюремной жизни арестованного Михайлова: палачи заковывают его в кандалы перед отправкой в Сибирь. Хорошо знавший Михайлова современник, П. В. Быков, в своих воспоминаниях набросал его портрет в повседневной жизни: «...сгорбленная фигура в поношенном сюртуке, подслеповатые глаза в очках, поникшая голова и на бледном желтоватом лице явные следы пережитых мук душевных и телесных» 1. В тюрьме он был изнурен и очень ослаб. Но держался бодро. Написал стихи на смерть Добролюбова. Этот человек обладал каким-то особым изяществом в манерах, грацией движений. Хотя даже ближним казалось, что от природы Михайлов не боец, как Белинский, Чернышевский, Добролюбов (из эмигрантской брошюры «На смерть М.Л. Михайлова»), на самом деле он имел героическую душу, способен был на высокие подвиги. Михайлов, например, принял на себя всю ответственность за распространение революционной прокламации «К молодому поколению», автором которой был Н. В. Шелгунов. Прокламация была отпечатана в Лондоне. Несколько сот ее экземпляров Михайлов привез в Петербург в чемодане с двойным дном. Он имел неосторожность рассказать о прокламации отставному корнету, поэту, переводчику Всеволоду Костомарову, который и выдал его (на совести В. Д. Костомарова также предательство Чернышевского и Шелгунова)  2. 14 сентября 1861 г. Михайлов был арестован  3. Суд добивался личного признания обвиняемого. Поэт стойко вел себя на следствии и ни одним словом не выдал автора прокламации. Стойкость его восхищала друзей, которые получали от него из крепости письма. По его делу допрашивали ряд лиц, в том числе Л. П. Шелгунову. Некрасов записал в ее альбом: «Редки те, чьи порывы способны переходить в дело. Честь и слава им! Честь и слава тебе, брат!» 4.

Вся мыслящая Россия следила за делом Михайлова. Это был первый политический процесс в России. Восторгалась прокламацией «К молодому поколению», видела в Михайлове страдальца за справедливость, за свободу. Вот как отвечал он на вопросы следственной комиссии:

_______

1. Быков П. В. Силуэты далекого прошлого/ Примеч. Б. Козьмина. М., 1930. С. 149. (Перепечатано в качестве приложения в книге: Шелгунов Н. В., Щелгунова Л. П., Михайлов М.Л. Воспоминания: В 2 т. М., 1967. Т. 2. С. 462.

2. Весной 1861 г. Н. В. Шелгуновым была написана еще одна прокламация — «Русским солдатам от их доброжелателей поклон». Текст ее был передан Михайлову, а тем — В. Костомарову. Вскоре III отделение уже располагало этим текстом.

3. Любопытно отметить, что обыск у Михайлова проводил жандармский полковник Ф. С. Ракеев, тот самый, который сопровождал тело Пушкина в Святогорский монастырь. Он же производил обыск при аресте Чернышевского.

4. См. сб.: Революционно-демократическая поэзия 60-х годов. С. 132.

[60]

Вопрос: «Каких вы убеждений относительно русского правительства?»

Ответ: «Я давно уже имел случай ознакомиться с принципами нашего правительства и нахожу их таковыми, что честный человек не только не может разделять, но и одобрять их».

Вопрос: «Не действовали ли вы против правительства и как именно?»

Ответ: «Вы дошли наконец до такого вопроса, на который привыкли получать отрицательный ответ. Но на этот раз откровенность взяла верх. Я не буду спорить с вами. Да, я действовал против правительства путем пропаганды, тем последним путем, который вы стараетесь запереть легионами ваших сыщиков. А кстати, по какому праву эта подлая сволочь, спрошу я вас, содержится за счет правительства, а не государя? Кому нужно, тот пусть и оберегает и холит это нежное, боящееся света растение нашей отечественной флоры, взращенное в жандармски полицейском цветнике» 1. Вся эта информация появлялась в герценовском «Колоколе».

В достопамятный для России день, 14 декабря 1861 г., над Михайловым перед отправкой в Сибирь был совершен обряд гражданской казни, публично произнесен приговор. Это позорное дело произошло на площади перед Сытным рынком в Петербурге. Правительство боялось демонстрации, и в 8 часов утра попыталось скомкать церемонию. Объявление о «казни» помещено было только в полицейской газете в самый день ее свершения. Через три года комедия публичной казни, только на другой площади Петербурга, будет разыграна над другим «государственным преступником», Чернышевским. Они были единомышленниками, знали друг друга, познакомились еще студентами в Петербургском университете. На некоторое время разъехались и снова сошлись уже под знаменем «Современника», а потом оба в ссылке на Кадае...

Дед Михайлова был крепостным оренбургской помещицы Куроедовой, изображенной в «Семейной хронике» С. Т. Аксакова под именем Прасковьи Ивановны Багровой. После ее смерти дед был отпущен на волю, но документ сделали не по форме. Наследники снова его закрепостили, а когда он стал бунтовать, засудили, продержали в остроге и засекли до смерти  2. Таким образом, Михайлов-поэт хорошо знал, что такое крепостное право. Он видел ужасы одного из военных усмирений села.

Михайлов и Чернышевский почти однолетки. Учась в университете, Михайлов уже печатался в «Иллюстрации», «Литературной газете». Чернышевский писал родным: «Михайлов (вольнослуша-

_________

1. Шелгунов Н. В., Шелгунова Л. П., Михайлов М. Л. Воспоминания. М., 1967. Т. 2. С. 443, 444.

2. Дед поэта под именем «Михайлушки» был изображен в «Семейной хронике» С. Т. Аксаковым (в главе «Михаил Максимович Куролесов»). Но, говоря о судьбе «Михайлушки», Аксаков обошел трагические причины его смерти.

[61]

ющий здешнего университета) мне очень нравится: чрезвычайно умная голова. Из него выйдет человек очень замечательный» 1. Отец Михайлова выбился в чиновники и дал хорошее образование сыну — Михайлов знал английский, французский и немецкий языки. Литературный талант в нем пробудился под влиянием родственника, известного писателя В. И. Даля (Казак Луганский).

Чернышевский-студент на первых курсах еще верит в бога, исполняет церковные обряды, а Михайлов — уже атеист. К сожалению, их отношения вскоре прервались: после смерти отца, в 1845 г., вольнослушателю пришлось покинуть университет. Несколько лет он живет в Нижнем Новгороде. В 1852 г. переезжает в Петербург, сотрудничает в «Современнике» и «Отечественных записках». В 1853 г. возвращается из Саратова в Петербург Чернышевский. В эти годы Михайлов начинает дружить с революционером, публицистом Н. В. Шелгуновым.

Вскоре Михайлов уезжает за границу, живет во Франции, Англии, где знакомится с Герценом, Огаревым. По возвращении на родину входит в состав редакции «Современника».

Михайлов — страстный борец за эмансипацию женщин. Особенный резонанс вызвала статья: «Женщины, их воспитание и значение в семье и обществе» (1860, № 8). Правда, Чернышевский усматривал в ней переоценку роли семьи как основы общества и недооценку вопроса о социальном переустройстве самого общества. И все же это были искания в области взаимоотношений «новых людей».

Михайлов связывается с революционными кружками, участвует вместе с Чернышевским и Лавровым в организации литературно-политического общества, так называемого «Шахматного клуба» (открыт уже после ареста Михайлова). Он способствовал печатанию прокламаций Чернышевского «Барским крестьянам» и Шелгунова «Русским солдатам». Крепкие дружеские узы связывали этих замечательный людей. В последний день перед отправкой на каторгу, после «гражданской казни», к Михайлову в крепость прибыли на свидание Чернышевский, Н. В. Шелгунов, А. А. Серно-Соловьевич, а также земляк узника, сотрудник «Современника», будущий академик П. П. Пекарский, поэт-переводчик Н. В. Гербель, поэт Я. П. Полонский. Некрасов и Пыпин опоздали явиться к назначенному сроку. Шелгуновы посетили Михайлова в 1862 г. на Казаковском прииске и были арестованы по подозрению в том, что намеревались организовать его побег. Михайлова перевели в Кадаю Нерчинского округа, на границу с Китаем.

Конечно, полного тождества во взглядах Михайлова и Чернышевского не было. Чернышевский глубже понимал движущие силы социальной революции. В Михайлове было много романтического: он мог одновременно дружить со стойкими демократами

__________

1. Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. Т. 14. С. 83.

[62]

и быть связан человеческими и поэтическими узами с Дружининым, Ап. Майковым, Меем, Щербиной, Полонским 1. С последним он вел переписку из Сибири. Но в целом он был революционным демократом. 1861 год произвел важный перелом в его взглядах. В. И. Ленин в статье «Гонители земства и аннибалы либерализма» говорил о Михайлове как об одном из «сознательных и непреклонных врагов тирании и эксплуатации» 2.

Михайлов был убежден, что Россия должна свергнуть самодержавие и учредить республиканское правление. Гражданам должны быть обеспечены политические права и равенство, предоставлено всеобщее образование. Он призывал молодое поколение и весь русский народ не ждать счастья и свободы из царских рук.

Главные мотивы поэзии Михайлова делают его одним из ярких представителей «некрасовской школы». Стихотворения «Дорога», «Песнь ямщика» навевают печальные мысли о судьбе родины:

Мрачно ель кивает
Мне издалека...
Сердце замирает.
Душу рвет тоска.

Это стихотворение Михайлова относится к 40-м годам, когда сам Некрасов как поэт демократии еще только формировался. Ближе к поэзии Некрасова другие стихи Михайлова: «Охотник», «Груня» (судьба крестьянской девушки, которую по отцовской воле разлучили с любимым), «Хорошая партия» (описывается неравный брак, загубленная жизнь молодой женщины).

У Михайлова есть также цикл стихотворений-раздумий о судьбе народа, о судьбе России: «Те же все унылые картины», «О сердце скорбное народа!», «Пятеро» (пятеро повешенных декабристов), «Крепко, дружно вас в объятья» и др.

Призывно звучали его стихотворения. Под влиянием А. Н. Плещеева он создает гимн поколения:

Смело, друзья! Не теряйте
Бодрость в неравном бою.
Родину-мать защищайте.
есть и свободу свою!

С некрасовской силой говорит Михайлов об изнемогающем в «вековом томлении» и «терпении» «родном, несчастном» русском народе. Возникает у него тема «сердца народного».

О помни, чистый дар свободы
Назначен смелым лишь сердцам.
Ее берут себе народы,
И царь не даст ее рабам.

____________

1. См.: Козьмин Б. Н. Г. Чернышевский и М.И. Михайлов (к истории их взаимоотношений)// Вопр. истории. 1946. № 7. С. 13.

2. Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 5. С. 30.

[63]

Предельно четко выражена программа революционно-демократических «шестидесятников», трезвое указание, что реформа — подкуп и обман.

Следует сказать, что Михайлов-поэт иногда не достигает той четкой концентрации политической программы, которой сам следовал в жизни. Несколько расплывчаты у него представления о типе борца. Он готов вернуться к декабристской теме «Вадима» (в стихотворении под тем же названием), к романтической вере в возможность восстановления древней «новгородской свободы». Иногда Михайлов разрабатывает крестьянскую тему в духе Кольцова, подчеркивая страдания народа. В стихотворении «Памяти Добролюбова» звучат отвлеченные призывы к «братьям» «сдвинуть» ряды «в дружный ратный строй», чтобы выступить против произвола царизма. И в стихах, в которых Михайлов воспевает женскую долю, не раскрывается зарождающийся протест женщины против своей судьбы. У Некрасова — это главное: женщина не только жертва, но и личность. У Михайлова же в стихотворениях: «Надя», «Мне жаль тебя... Семья жестоко», посвященных падшей женщине, выражена лишь боль по поводу ее судьбы. Все это ниже некрасовского стихотворения «Когда из мрака заблужденья...».

Но у Михайлова-поэта есть черты, которые свидетельствуют о том, что он не был певцом догмы, утилитаризма. Михайлов — человек большого поэтического дарования. Некоторые его стихи легко поспорят с лучшими стихами Фета и Тютчева. Достаточно обратить внимание на философскую глубину и поэтическую отделку «Эллады», «Думы», «Когда пройдут искуса годы», «Бывают дни, — и дней таких немало...», «К стихам А. Шенье», «Мимо звезд блестящих», «Есть слова», «Аррия», «Апостол Андрей», «Деспоту». Вот стихи, которые напоминают «тютчевские»:

Как храм без жертв и без богов,
Душа угрюмо сиротеет,
Над нею время тяготеет
С суровым опытом годов.
Кумиры старые во прахе,
Погас бесплодный фимиам...
Но близок миг — и, в вещем страхе,
Иного бога чует храм...

Или:

Отчего под ношей крестной 1
Весь в крови, влачится правый?
Отчего везде бесчестный
Встречен почестью и славой? 

_______________

1. Этот стих частично заимствован Михайловым у Тютчева; см. «Удрученный ношей крестной» (из стихотворения Тютчева «Эти бедные селенья», 1855). Может быть, у них общий источник — «Ода» Гейне: «Lass die heiligen Parabolen»?

[64]

Кто виной? Иль сим правды
На земле не все доступно?
Или он играет с нами?
Это подло и преступно!
Так мы спрашиваем жадно
Целый век, пока безмолвно
Не забьют нам рта землею...
Да ответ ли это, полно?

(1858. Перевод из Гейне).

Пример чисто фетовского духа в его переводе из Гейне: «Отчего это, милая, розы в цвету // Побледнели? Скажи отчего?» и т.д.

Мы приводим эти примеры не потому, что поэты-демократы нуждаются в похвалах с точки зрения «чистого искусства», а потому, что между обоими направлениями в русской поэзии была глубокая внутренняя связь, но при определенных политических расхождениях. Значение этих расхождений умалять нельзя. Они принципиально важны. Но мы поставлены перед фактом: исторически «выжили» не только Некрасов и его последователи, но и Фет и Тютчев. Некрасов «открыл» в 1849 г. «забытого» Тютчева. У Фета были безобразные помещичьи выходки, реакционные выпады против демократов и в прозе, и в стихах, но они не могут заслонить все творчество Фета.

Да, точки соприкосновения этих поэтов всегда надо подчеркивать. Например, «тютчевиана», т.е. серия записанных за Тютчевым острот, афоризмов, двустиший, четверостиший, клеймящих «лицедея» Николая I, тупых придворных сановников, — имеет аналог и в творчестве Михайлова. В его «ксениях» не меньше остроты и изящества, чем у Тютчева. И все же у Михайлова — своя основа: в нем говорит демократ, а не салонный остроумец. Примеров можно привести много.

Каторгу даже и казнь именует указы взысканьем:
Взыскан (так понимай!) царской милостью ты 1.

Или:

Преданность вечно была в характере русского люда.
Кто ли не предан теперь? Ни одного не найдешь.
Каждый, кто глуп или подл, наверно, предан престолу;
Каждый, кто честен, умен, предан, наверно, суду 2.

Или двустишие под название «Конституционалист»:

Тошно из уст его слышать и самое слово Свобода.
Точно как будто кастрат стал о любви рассуждать 3.

Многообразна и богата переводческая деятельность Михайлова. Он переводил произведения Шевченко, Бернса, Мура, Байрона, Гименса, Корнуола, Гуда, Лонгфелло, Эллиота, Теннисона, Петефи, Шубарта, Гете, Шиллера, Копиша, Рюккерта, Таннера, 

____________

1. Михайлов М. Л. Собр. стихотворений. Л., 1969. С. 109.

2. Там же.

3. Там же. С. 108.

[65]

Шамиссо, Гейне, Фаллерслебена, Гартмана, Ригаса, Ипсиланти, Беранже. Есть тут и широта интересов в духе Жуковского. Так спасибо поэту: и за «Джона, Ячменное зерно», и за отрывок из «Чайльд-Гарольда», и за «Прометея», и за «Прощание Гектора», и за «Вицли-Пуцли»! Но важно подчеркнуть, что Михайлов — не просто переводчик, а яркий демократический талант. Его отборы оригиналов красноречивы: из Шевченко «Завещание», из Томаса Гуда «Песнь о рубашке», из Лонгфелло «Свидетели» (о торговле неграми) и проч., и проч.

Особенно значительны в условиях шестидесятых годов Михайловские переводы из Беранже, его памфлеты и сатиры: «Король Ивето», «Придворный кафтан», «Маркиз Караба», «Навуходоносор», «Негры и куклы», «Четырнадцатое июля» (о начале Французской революции 1789 г.). Все это вызывало аналогии в сознании русского читателя, желательной казалась сатира на Николая I, на русские «порядки».

Перевод Гейновской «Думы» (1858) привел в восторг современников. Появились подражания и пародии. Недюжинный переводческий талант Михайлова помог ему мастерски уловить «капризную музу» Гейне, особенности ее настроения и духа, затаенные мысли и тенденции. Добролюбов хвалил его переводы из Гейне. О переводе «Думы» писал современник П. В. Быков. Он процитировал в своей книге перевод Михайлова.

Брось свои иносказанья
И гипотезы святые!
На проклятые вопросы
Дай ответы нам прямые!  (...)

Это стихотворение чрезвычайно нравилось Александру Блоку и, по его мнению и мнению других специалистов, является непревзойденным образцом перевода Гейне. «Его переводы — настоящие перлы поэзии» (А. Блок. 1919).

Широк был круг интересов ссыльного Михайлова. Он хорошо знал Россию, родную Оренбургскую губернию. До ареста побывал с одной из экспедиций на Урале, в Башкирии, интересовался народными преданиями о башкирских бунтах и о восстании Пугачева. Хотел обо всем этом написать очерки. Но его интересовали народы России и как поэта. П. В. Быков, познакомившись с Михайловым в 1861 г., незадолго до его ареста, оставил ценные свидетельства: знание особенностей провинциального быта и нравов было у Михайлова не теоретическое, а практическое, направленное на «изучение разных народностей»: «С этой целью он изучал татарский, зырянский (коми. — В. К.), киргизский языки».

Вот как далеко шли интересы поэта-узника. Но замыслам не суждено было сбыться. «Убили» — повторим еще раз герценовский крик души.

[66]

В.И. Кулешов. Русская демократическая литература 50-60-х годов XIX века. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Русский язык и литература». Москва, Высшая школа, 1989, с. 59-66.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Полное собрание сочинений, т. 1-4, П., 1913-1914;
Полное собрание стихотворений, М.-Л., 1934;
Собрание стихотворений, Л., 1953;
Стихотворения, Л., 1957;
Сочинения, т. 1-3, М., 1958;
Записки (1861-1862), П., 1922.

Литература:

Лемке М.К., Дело М.И.Михайлова, в его книге: Политические процессы…, 2 изд., М.-П., 1923;
Козьмин Б.П., Н.Г.Чернышевский и М.И.Михайлов. К истории их взаимоотношений, «Вопросы истории», 1946, № 7;
Добролюбов Н.А., «Песни Гейне» в переводе М.Л.Михайлова, Собр. соч., т. 2, М.-Л., 1962;
Блок А., Гейне в России (О русских переводах стихотворений Гейне), Собр.соч., т.11, Л., 1934;
Захаркин А.Ф., Поэзия М.И.Михайлова, «Ученые записки Московского педагогического института им.В.И.Ленина», 1957, в. 7;
Коротков Ю., Поэт Михайлов, художник Якоби и другие, альманах «Прометей», М., 1966;
История русской литературы XIX века. Библиографический указатель, под. ред. К.Д.Муратовой, М.-Л., 1962.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС