> XPOHOC > БИОГРАФИИ >  МАА > МАО > МЕ  > МИ > МО > МУ >
ссылка на XPOHOC

Муравьев Андрей Николаевич

1806-1874

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

XPOHOC
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Муравьев Андрей Николаевич (30.04/12.05.1806-18/ 30.08.1874), русский духовный писатель, поэт, драматург, церковный и общественный деятель.

Большую часть своей жизни Муравьев посвятил “утверждению Православия во всей его полноте в современной жизни”. Его многочисленные произведения по описанию святых мест, истории церкви и богословия были проникнуты живым духом Святой Руси и выгодно отличались от многих официальных церковных изданий. Летописный стиль духовных сочинений Муравьева, по мнению современников, сближал его с Н.М. Карамзиным. За заслуги в русской словесности в 1837 Муравьев был избран в члены Российской Академии. Во время своих путешествий по святым местам Муравьев собрал богатую коллекцию икон и других православных реликвий, которую подарил в Румянцевский музей.

Гл. соч.: “Путешествие по святым местам русским” (тт.1-2; СПб., 1846); “Изложение символа веры... православной церкви” (1844; принято в качестве учебника в духовных училищах); “Жития святых российской церкви, также иверских и славянских” (тт. 1-12; 1855-59); “Русская Фиваида на Севере” (1855).

О. Платонов

Русское небо


Муравьев Андрей Николаевич (30.04[12.5].1806—18[30]. 08.1874), поэт, драматург, духовный писатель. Родился в Москве. После смерти матери (1809) воспитывался у родственников; в 1815—23 жил в Москве, в доме родителей, где размещалась Школа колонновожатых; дружил с ее воспитанниками.

В 1823 вступил в военную службу. В сент. 1827 уволился из армии «с повышением чина для определения к статским делам». Сдав в апр. 1828 экзамены при Московском университете, в авг. определен в ведомство Коллегии иностранных дел.

Зима 1826—27 — наиболее яркий период в творческой судьбе Муравьева: время активного вхождения в литературную жизнь Москвы и самоутверждения как поэта. Он тесно общался с любомудрами, и прежде всего с М. П. Погодиным (отношения с ним поддерживал всю жизнь), накануне чтения пушкинского «Бориса Годунова» Погодин с энтузиазмом принял ходившую в списках трагедию Муравьева «Владимир» (1826). П. А. Вяземский писал о «Владимире» В. А. Жуковскому и А. И. Тургеневу (20 нояб. 1826): «Молодо, зелено, но есть живость, огонь и признаки решительного дарования». Муравьев познакомился с Е. А. Баратынским и А. С. Пушкиным; стал постоянным посетителем салона З. А. Волконской (урожд. Белосельской-Белозерской, дальней его родственницы). Ей посвятил стихотворения «Ольга», «Певец и Ольга» (1827), а позже «Молитву об Ольге Прекрасной».

В салонах Москвы Муравьева принимали как многообещающего поэта.

Первую публикацию Муравьева — стихотворения «Воззвание к Днепру», «Русалки», «Бакчисарай», «В Персию!», «Ермак» в альманахе «Северная лира на 1827 г.» (М., 1827) — встретили весьма одобрительно: «с надеждой и радостию» обратил на нее внимание Пушкин, а Вяземский нашел в ней «живую поэзию в выражении».

Почти одновременно появился сборник «Таврида» (М., 1827), оказавшийся единственным в поэтическом наследии Муравьева.

Во время русско-турецкой войны (1828—29) в Шумле знакомится с А. С. Хомяковым. Зимой 1829, решив «начертать, по примеру Шекспира, одну огромную драму Россия», приступил к циклу исторических трагедий на сюжеты Древней Руси, представлявшиеся ему особенно поэтическими, исполненными отчаянной распри, воинской доблести и христианского подвижничества: дилогии «Князья Тверские в Златой Орде» («Михаил Ярославич Тверской», в 5 д., и «Георгий Московский», в 3 д.).

После поражения Турции Муравьев получил в 1829 высочайшее позволение и средства на путешествие к Святым местам. В 1829—30 побывал в Египте (в частности, в Александрии и Каире), Иерусалиме, на Кипре, в Смирне, Анатолии, Константинополе. После войны с Турцией путешествие приобрело оттенок политической миссии: Муравьев стал первым посланником мира в этих странах; самоотверженный поступок «молодого благочестивого юноши» получил широкий резонанс в русском обществе, которое истолковало паломничество как символический намек на религиозную миссию России на Ближнем Востоке. Вышедшее в свет в 1832 его «Путешествие ко Святым местам в 1830 г.» [ч. 1—2. СПб.; рукопись книги по просьбе автора просматривали В. А. Жуковский, принимавший в нем участие (познакомились в 1830), и митр. Филарет (Дроздов), ставший впоследствии его духовным наставником и соратником] вскоре было дважды переиздано — 1833, 1835 (затем — 1840 и 1848) и принесло Муравьеву большую популярность (т. ч. ряд последующих своих «путешествий» он подписал перифразой: Сочинение автора Путешествия ко Святым местам). Оно вызвало множество положительных отзывов, в т. ч. Пушкина («с умилением и невольной завистью прочли мы книгу»). За «Путешествие» и ценный дар — привезенные из Александрии статуи двух сфинксов — в окт. 1832 Академия художеств присвоила ему звание Почетного вольного общника академии; в нояб. 1833 без его ведома был избран действительным членом Общества любителей российской словесности.

Муравьев дал начало новой разновидности духовной и церковной литературы, придав ей некоторые свойства художественного повествования, т. ч. «беллетризация» сделала ее более доступной и привлекательной для широкого читателя. Сам Муравьев на исходе творческого пути писал о своем нововведении: «Я, можно сказать, создал церковную литературу нашу, потому что первый облек в доступные для светских людей формы все самые щекотливые предметы богословские и полемические…»

В огромном «церковно-литературном» наследии Муравьева прослеживаются 3 основных жанрово-тематических ряда: путешествия по Святым местам, история Церкви, богословские вопросы; все они подчинены единой цели — «утверждению Православия» во всей его полноте в современной жизни.

Муравьев являлся одним из наиболее авторитетных и влиятельных писателей Русской православной церкви. В 1860 он уже более 20 лет считался «эпитропом (т. е. поверенным)» в России трех патриарших престолов (Александрии, Антиохии, Иерусалима); длительное время свободно сносился со многими обитателями Афона (свободно изъяснялся на греческом языке), был ктитором 2 афонских монастырей — болгарского и русского; состоял в многолетней переписке по догматическим, церковно-политическим, должностным вопросам с 4 патриархами и др. святителями Востока, а также с русскими.

Целенаправленная деятельность Муравьева на новом поприще ознаменовалась рядом изданий:

«Письма о богослужении восточной кафолической церкви» (СПб., 1835; без слова «кафолической»); «Путешествие по Святым местам русским» (СПб., 1836; 4-е доп. изд. Ч. 1—2. СПб., 1846; 8-е изд. Ч. 1—2. СПб., 1905), куда вошли и ранее изданные описания; «Изложение символа веры православной восточной кафолической церкви» (СПб., 1838; 4-е изд. СПб., 1844; принято в качестве учебника в духовных училищах); «Первые четыре века христианства» (СПб., 1840; 3-е изд. СПб., 1866).

Летописная манера Муравьева напоминала современникам Н. М. Карамзина, а сентиментальная настроенность — Ф. Р. Шатобриана (Святогорец, что на Донце. Краткий обзор всех сочинений Муравьева). Религиозно-сентиментальный летописный стиль Муравьева — своеобразная поэтическая проза, наиболее естественная и выразительная в его «путешествиях». В февр. 1837 «за заслуги в области российской словесности» Муравьев избран в действительные члены Российской академии.

К к. 50-х он постепенно меняет амплуа «сентиментального путешественника» на роль историка Церкви и богословствующего публициста. Одни его сочинения — миссионерского характера, в т. ч. «Письма о спасении мира Сыном Божиим» (СПб., 1839, 1842, 1844), «Слово кафолического Православия римскому католичеству» (М., 1852; 2-е доп. изд. М., 1853), др. — полемического, в т. ч. «Правда Вселенской церкви о Римской и прочих патриарших кафедрах» (СПб., 1841, 1849), «Раскол, обличаемый своею историею» (СПб., 1854). Большой интерес публики к избранной им теме побуждает Муравьева писать быстро и много: «Мою книгу станут тотчас читать; знаю, что через девять лет ее забудут, но она сделала свое дело».

В 1845—50 Муравьев совершил 3 длительных путешествия: в Рим и Германию (1845), в Грузию и Армению (1846—47), на Восток [1849—50; Константинополь, Афон, о. Родос, Афины, Сирия (в т. ч. Дамаск), Палестина]; в 1848 путешествовал по Волге. Изучив и описав прежде Русскую церковь (и ее святыни) и сравнив ее теперь с др., он находил, что Русская Православная церковь с наибольшей полнотой пребывает в духе и истине.

Впечатлениями о католической культуре исполнены «Римские письма» (Ч. 1—2. СПб., 1846; 2-е изд. СПб., 1847; положит. рец.: Библиотка для чтения, 1846, т. 76) и «Прибавления к Римским письмам» (СПб., 1847).

Муравьев впервые подробно описал состояние христианской, преимущественно православной, Церкви у неславянских народов России и религиозных культов у российских иноверцев — их монастыри и обители, ход и значение богослужения, жития местночтимых святых (специально для него переведенные), а также историю и этнографию края: «Грузия и Армения» (Ч. 1—3. СПб., 1848) и «Письма о магометанах» (СПб., 1848; 3-е доп. изд. Казань, 1875). «Письма с Востока в 1849—1850 гг.» (Ч. 1—2. СПб., 1851; адресованы митр. Филарету Дроздову) значительно дополнили его «Путешествие по Святым местам в 1830 г.».

Итогом многочисленных путешествий (начиная с 1830) стала уникальная коллекция икон и др. реликвий, часть которой, видимо, была передана в Румянцевский музей; историю ее собирания, как и «судьбы» самих раритетов, Муравьев описал в документально-мемуарном сочинении «Описание предметов древности и святыни, собранных путешественником по Святым местам» (Киев, 1872).

Возвратившись в Россию, Муравьев в 1-й пол. 50-х по-прежнему много путешествовал и одновременно много сил отдавал литературному труду (напряженный темп творческой жизни отчасти диктовался сугубо житейскими соображениями: Муравьев нуждался в подспорье к жалованью, а впоследствии — к пенсии. Его паломничество к скитам, обителям и святыням Вологодского и Белозерского края (1854) запечатлелось в книге об уникальном средоточии русского монашества: «Русская Фиваида на Севере» (СПб., 1855, 1894).

Последние, грандиозные по объему историко-религиозные работы Муравьева были по существу итоговыми. Это «Жития святых Российской Церкви, также иверских и славянских» (Т. 1—12. СПб., 1855—59), являющееся не переводами Четьи Миней, а оригинальными жизнеописаниями, основанными на «древней рукописи», найденной Муравьевым в Софийском соборе, — «каталоге святым русским» и «Сношения России с Востоком по делам церковным» (Ч. 1—2. СПб., 1858—60) — результат изучения «греческих грамот о наших церковных сношениях с Востоком».

В последний, киевский, период жизни — начиная с 1858 — Муравьев отошел от творчества, занимаясь преимущественно религиозно-административной деятельностью. Административная деятельность его развернулась широко: он настоял на отмене проекта Э. И. Тотлебена о превращении Киева в город-крепость, содействовал восстановлению храма Св. Ирины, Софийского собора, Десятинной церкви, Межигорского монастыря. Возродил крестный ход на крещение Святого Владимира (в 1861, после 25-летнего перерыва). В 1864 стал председателем учрежденного по его инициативе Свято-Владимирского братства, занимающегося преимущественно миссионерской деятельностью (в частности, изданием сочиненного Муравьевым «Наставления еврею, приготовляющемуся ко святому крещению». Киев, 1872). Особо заботился об Андреевской церкви, поставленной во имя апостола Андрея Первозванного, небесного покровителя Муравьева (ему он написал акафист, а позже стал ктитором церкви).

Смерть митр. Филарета, многие годы поддерживавшего Муравьева духовно и материально, стала для него «страшным переломом» и побудила к публикации «Писем митрополита Московского Филарета к А. Н. М… 1832—1867» (Киев, 1869). В 1871 избран членом Московской, а затем Киевской духовных академий. Несмотря на значительную поддержку от Церкви, в конце жизни сильно бедствовал: известно о его намерении «бежать» в Святогорский монастырь Харьковской губ. В последние годы обратился к художественным сочинениям своей молодости: издал «Битву при Тивериаде», собирался опубликовать драмы «Михаил Тверской» и «Георгий Московский»; в 1871 издал воспоминания «Знакомство с русскими поэтами» (Киев).

Ист.: Хохлова Н. А. Н. Муравьев // Русские писатели 1800—1917. Биографический словарь. Т. 4. М., 1999.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Сочинения:

[Стихи и драм. отрывки] // Поэты. 1820—1830; Северная лира на 1827 г. М., 1984 / Изд. подготовили Т. М. Гольц и А. Л. Гришунин; послесл. и биогр. заметки Гольц; о Муравьеве — с. 279, 282, 289, 291, 297 и 391—92); [Восп.] // Грибоедов в восп., Лермонтов в восп. Т. 2; Пушкин в восп.; Путешествие ко Святым местам русским. М., 1990 (репринт. изд. 1846) / Послесл. В. С. Корды; Письма о богослужении. Т. 1—2. М., 1993 (репринт. изд. 1882 и «Дополнений…» 1883); Жития святых Российской Церкви. Месяц Сентябрь. М., 1993; То же. Месяц Октябрь. М., 1994 (оба — репринтные изд.); Путешествие ко Святым местам в 1830 г. // Святые места вблизи и издали… М., 1995.

 

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Rambler's Top100 Rambler's Top100

 Проект ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

на следующих доменах:
www.hrono.ru
www.hrono.info
www.hronos.km.ru,

редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС