Наживин Иван Федорович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Н >

ссылка на XPOHOC

Наживин Иван Федорович

1874-1940

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Иван Федорович Наживин

НАЖИВИН Иван Федорович родился в 1874 году в Москве в семье лесопромышленника, вышедшего из владимирских крепостных. Первые книги — сборники рассказов и очерков «Родные картинки» (1900), «Убогая Русь» (1901), «Пред рассветом» (1902).

В юности считался писателем-народником и толстовцем. Взгляды и идейные воззрения Наживина претерпели серьезные изменения в ходе Первой русской революции, которую он считал «великим нравственным падением русского народа» (роман «Мэне... Тэкел... Фарес...»). Отношение к событиям 1917 года Наживин отразил в «Записках о революции» (Вена, 1921). В 1918–1919 участвовал в Белом движении, публиковал пропагандистские брошюры. В 1920 эвакуировался из Новороссийска в Болгарию, жил в Австрии, Югославии, Германии, с 1924 года — в Бельгии. Не вписываясь в эмигрантскую среду, с 1926 года хлопочет через советского консула в Париже о разрешении вернуться на родину. С той же просьбой в 1934 году он обращается к Сталину. Ходатайство удовлетворено не было.

Умер в Брюсселе в 1940 году. Могила И. Ф. Наживина неизвестна.

Автор книг: «Распутин» (1923–1924), «Перун» (1927), «Прорва. Беженский роман» (1928), «Казаки» (1928), «Глаголят стяги...» (1929), «Бес, творящий мечту» (1929), «Во дни Пушкина» (1930), «Большевичка» (1931), «Кремль: Хроника XVI века» (1931), «Лилии Антиноя» (1933), «Иудей» (1933), «Софисты: Роман-хроника из жизни Древней Греции» (1935), «Неглубокоуважаемые» (1938), «Евангелие от Фомы» (1935) и др.

"Роман-газета" № 14. 2010.


Наживин, Иван Федорович [25.VIII(6.IX).1874, Москва, - 5.IV.1940, Брюссель] . русский писатель. Сын разбогатевшего крестьянина-лесопромышленника. В печати выступил в начале 90-х годов. Испытал влияние религиозно-философского учения Л.Н.Толстого, причем наиболее консервативных его сторон ("Моя исповедь", 1912). Автор сборников рассказов и очерков: "Родные картинки? (1900), "Убогая Русь" (1901), "Перед рассветом" (1902), "Дешевые люди" и "Среди могил" (оба 1903), "У дверей жизни" (1904), "В сумасшедшем доме" (1905), "Кикимора" (1917) и др. Убежденный монархист, сторонник аграрной политик Столыпина., Н. враждебно отнесся к революции 1905-1907 годов. Наиболее полно его взгляды выражены в романе "Менэ. Тэкел. Фарес." (1907), в котором сделана попытка нарисовать картину жизни России и Западной Европы накануне и в период русско-японской войны. Герой романа - интеллигент, отвергший капитализм, разочаровавшийся в политической борьбе, находит истину в миросозерцании патриархального крестьянства, сближается с религиозной сектой. Октябрьскую революцию Н. встретил враждебно. В гражданскую войну . врангелевец, сотрудник "Освага". С 1920 года - в эмиграции. Среди сочинений этих лет . роман "Распутин" (т. 1-3, 1923), призванный доказать, что в социалистической революции в России "виновно" бездарное правление Николая II. Эта же тема развивается в романе "Собачья республика" (1935). Н. возлагает вину и на официальное православие с его нетерпимостью и невежеством (цикл романов из русской истории: "Глаголют стяги.", "Бес, творящий мечту", "Кремль. Хроника XV-XVI веков"). Написал также несколько религиозных романов ("Евангелие от Фомы", "Иудей" и др.).

Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство "Советская энциклопедия", т.5, М., 1968.


Наживин Иван Фёдорович [25.8(6.9).1874, Москва — 5.4.1940, Брюссель] — прозаик.

Сын богатого лесопромышленника из крестьян. Детство в значительной части прошло в д. Буланово под Владимиром, откуда вышел «крестьянский род» писателя (эти места описаны Н.Н.Златовратским в его очерках «Деревенские будни» и «Красный куст», где, кстати, упоминается и родная тетка Наживина). Учился в средней школе, из которой на 7-м году обучения был исключен, дальнейшее образование продолжал самостоятельно. В молодые годы долгое время проводит за границей. Первая публикация в журнале «Природа и охота» (1892), печатается затем в журнале «Русское богатство», «Русская мысль», «Образование», «Журнал для всех». Свои позиции начального периода творчества Наживина позже определил как «левые». Первыми книгами рассказов и очерков («Родные картинки», 1900; «Убогая Русь», 1901; «Перед рассветом», 1902; «Дешевые люди» и «Среди могил», обе — 1903) Наживин заявил о себе как о народнике и толстовце. «Главный герой мой — русский народ»,— выскажется он позже об основном направлении своего творчества доэмигрантского периода (Записки о революции. Вена, 1921. С.5). Происходит и личное сближение с Л.Н.Толстым, обаяние личности и этическое учение которого оставят глубокий след в произведениях Н.Толстому как учителю жизни посвятит он позже книги «Из жизни Л.Н.Толстого» (1911), «Неопалимая купина: Душа Толстого» (Тяньцзинь, 1936).

С революцией 1905 идейные позиции Наживина меняются: из «левого» он превращается в «умеренного» и считает, что с нее «началось великое нравственное падение русского народа», ему становится понятной «вся жалкая бессмыслица надежды улучшить жизнь людей посредством резни или речей всяких «орателей» (Моя исповедь. М., 1912. С.24). Отношение Наживина к происходящим в России в начале XX в. событиям находит выражение в его первом большом романе «Менэ... Тэкел... Фа-рес...» (1907, заглавием взяты таинственные слова, появившиеся на стене дворца вавилонского царя Валтасара и разгаданные истолкователем как предупреждение: «Бог исчислил царство твое, оно взвешено на весах и разделено» — Ветхий Завет. Даниил. 5:25-28) — о жизни в России и Западной Европе русского интеллигента, разочаровавшегося в идеалах прогресса, в социальной борьбе и находящего истину в религиозно-сектантских воззрениях патриархального крестьянства.

После событий 1905-07 Наживин глубоко заинтересовывается религиозными учениями разных стран — от индусской «Кармы-Йоги» Вивекананды (которую переводит) и персидских бабидов до русских духоборов-свободников, результатом чего становится книга «Голоса народов. Выпуск I» (1908), а также переводит и издает западных философов-социологов и экономистов Э.Карпентэра, Э.Джорджа и др. На вышедшую в 1912 книгу Наживина «Моя исповедь» отзывается М.Горький, назвавший его «автором весьма недурных рассказов» и подвергший саму книгу критике за содержащееся в ней отрицание цивилизации и западной культуры, равно как и за некоторый нигилизм по отношению к русской литературе (Издалека // Современник. 1912. №11).

Революцию 1917 Наживин встречает резко отрицательно. С началом Гражданской войны примыкает к Добровольческой армии и принимает участие (как И.Бунин, Е.Чириков, С.Кречетов и др.) в деятельности Освага (отдела агитации и пропаганды при Особом совещании).

В 1920 вместе с семьей (жена, дочери) эвакуируется из Новороссийска в Болгарию, затем проживает в Австрии, Югославии (Новый Сад), Германии и с 1924 до конца жизни — в Бельгии. Первая книга в эмиграции — «Записки о революции» (Вена, 1921), здесь он окончательно осуждает «левых деятелей» с их крушением иллюзий и банкротством, добившихся революции, которая оказалась «насквозь безграмотной, дьявольски жестокой». Автор не сомневается в неизбежной гибели России: «А что, если мы и в самом деле умираем, сходим в вечность и что через некоторое время развалины наших храмов будут посещаться туристами новых стран, которые еще не родились, и над Василием Блаженным или Московским Кремлем они будут мечтательно грустить о бренности всего земного?»

В том же 1921 выходит его книга «Во мгле грядущего: фантастические повести будущего» (Вена), первая повесть которой «Искушение в пустыне» представляет собой коммунистическую антиутопию. На необитаемый остров привозятся из лондонской тюрьмы находившиеся там коммунисты с целью создания ими здесь, при полной свободе действия, справедливого общества. Ничего, однако, из этого не получается: начинается раскол, саботаж, преследование «врагов коммуны», расстрелы за «контрреволюционный образ мышления»; борьба вскоре приводит вместо чаемого земного рая к «чрезвычайке». В итоге, как отмечал рецензент, «благоразумные коммунисты возвращаются в лоно буржуазной государственности. Финал поистине трогательный. Вставший на путь истины коммунист любовно мечтает построить на "Горе великого разума" ресторан. Вечер тих. Музыка играет "Good save the king" — "Боже, царя храни" (Иванов Ф. // Новая русская книга. 1922. №3. С.12).

Книги, издаваемые Наживиным в первые годы эмиграции, носят глубокую печать лично им пережитого, что обычно акцентируется и их неизменными подзаголовками: «Среди потухших маяков: Из записок беженца» (Берлин, 1922); «Накануне: Из моих записок» (Вена, 1923); «Обломки: Роман из жизни русского беженства» (Париж, 1924); «Фатум: Беженский роман» (Париж, 1927); «Прорва: Беженский роман» (Рига, 1928). В первом из них мысль автора вновь и вновь обращается к брошенной на произвол судьбы России: «Пляшет Франция, пылает огнями безумия Россия, сопит обожравшаяся золотом всего мира Америка, шлет свои броненосцы и полки во все концы мира Англия, корчится в муках голода Австрия, задыхается под тяжестью победителя Германия. О, аферисты... О, подлецы... И мы хотим призывать их к спасению человека в России».

Некоторое время Наживин примыкает к монархистам, присутствует на съезде русских фашистов в Рейхенгалле (Бавария), однако затем отходит от этого движения, окончательно убеждаясь, что «старый порядок сгнил до корня, рухнул и придавил собою миллионы людей. И восстановлять эту гниль, значит, бить самого себя обухом по голове» («Среди потухших маяков»). Более того, он приходит к мысли об общей ответственности за происшедшее с Россией, как с той, так и с другой стороны: «Психологический перевал и революции дома, и эмиграции здесь пройден уже, позади,— наступает медленная, тяжелая и страшная ликвидация безумств, содеянных нами, не одними большевиками, но всеми нами». Немалую известность приносит Наживину 3-томный роман «Распутин» (Лейпциг, 1923-24), в котором вина за революционные бедствия в России возлагается на правление Николая II, оказавшееся неспособным предотвратить угрозу. Богато насыщенный картинами известных драматических событий роман был переведен на многие европейские языки. Эта же позиция писателя по отношению к власти, не смогшей удержать Россию от падения в революционную «прорву», находит свое выражение и в его последующих книгах «Национальная слава и национальный позор: О Николае II» (Брюссель, 1933) и «Собачья республика» (Тяньцзинь, 1935).

В 1926 Наживин делает через советского консула в Париже безуспешную попытку вернуться в Россию.

В 1934 в связи с этим же намерением он обращается с письмом к Сталину (также безрезультатно).

В эмиграции творчество Наживин растекается по двум руслам: документальной прозы публицистического характера, касающейся в основном существования и идеалов русской эмиграции (например, «Глупость или измена? Открытое письмо Милюкову». Брюссель, 1930), и исторической романистики. На протяжении всего эмигрантского периода продолжается издание начатого еще в Москве СС (с 1911 по 1917 вышли тома 1,4-8), выходившее разрозненно и непоследовательно в разных столицах Европы, а также в Китае,— последним, 49-м томом обозначен роман «Софисты» из жизни Греции V в. до н.э. (Тяньцзинь, 1935). Параллельно выходили книги и вне СС.

Основной пласт исторической романистики составляют романы из русского прошлого: «Перун: Лесной роман» (Париж, 1927); «Казаки» (Париж, 1928); «"Глаголют стяги...": Исторический роман из времен князя Владимира» (Новый Сад, 1929); «Бес, творящий мечту: Роман из времен Батыя» (Париж, 1929); «Во дни Пушкина», в 3 кн. (Париж, 1930); «Кремль: Хроника XV-XVI вв.» (Новый Сад, 1931); «Мужики», в 3 кн. (Тяньцзинь, 1938). Не менее обширен и пласт романистики, посвященной давней теме писателя — изображению религиозной жизни народа, в данном случае жизни прошлого, в периоды формирования и развития в ней духовных ценностей, повлиявших на дальнейший ход человечества: «Иудей: Роман из жизни Рима в I веке», в 2 кн. (Рига, 1933); «Лилии Антиноя» (Брюссель, 1933); «Расцветающий в ночи лотос: Исторический роман из времен Моисея», «Евангелие от Фомы» (оба -Тяньцзинь, 1935). Не забывал при этом писатель и своей современности в ее актуальном срезе — жизни русской эмигрантской диаспоры, которой он посвятил один из своих последних романов «Молодежь» (Тяньцзинь, 1938) — «о молодом поколении эмигрантов в Бельгии, студентах университета, их невзгодах и драмах жизни» (Трущенко Е.).

А.И.Михайлов

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 2. З - О. с. 600-602.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

В сумасшедшем доме. М, 1905;

Под властью зверя. М., 1907;

Красные маки: Мой дневник. М., 1912;

«Экклезиаст» и другие рассказы. М., 1918;

СС: в 3 т. М., 1995;

Глаголют стяги...: Исторический роман, автобиография, Распутин. М., 1995;

Казаки. М., 1997;

Во дни Пушкина: Исторический роман: в 2 т. М., 1999.

Собрание сочинений, т. 1, 4-8, М., 1911-1917;

 В долине скорби, М., 1907;

Записки о революции, Вена, 1921;

Среди потухших маяков. Из записок беженца, Берлин, 1922;

Накануне. Из моих записок, Берлин, 1923.

Душа Толстого. "Роман-газета" № 14. 2010.

Литература:

Полонский Вяч. Новые похождения Ивана Наживина // Печать и революция. 1923. №2;

Полонский Вяч., Заметки о русском обывателе в эпоху великой революции, "Печать и революция", 1922, № 1;

Трущенко Е. И.Ф.Наживин // Писатели Русского зарубежья (1918-1940): Справочник. М., 1994. Ч.II;

Куденис В. Наживин в Бельгии // Российский литературоведческий журнал. 1994. №4;

Филин М. Судьба Ивана Наживина // Наживин И. Во дни Пушкина: Исторический роман: в 2 т. М., 1999. Т.1.

Горький М., Издалека, в его книге: Несобранные литературно-критические статьи, М., 1941;

Мещеряков Н., Распад, "Красная новь", 1922, № 1;

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС