Шаховская Зинаида Алексеевна
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ш >

ссылка на XPOHOC

Шаховская Зинаида Алексеевна

1906-2001

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Зинаида Алексеевна Шаховская

Шаховская Зинаида Алексеевна (Милевская-Малевич, Жак Круаз, литературный псевдоним Зинаида Сарана) (р. 1906) - княгиня, поэт, прозаик, критик, журналист. С 1920 г. в эмиграции. Училась в Американском колледже в Константинополе (1921-1922 гг.), в католическом монастыре Берлеймон в Брюсселе (1923-1924 гг.), в Протестантской школе социального обеспечения в Париже (1925-1926 гг.). В 1926 г. выходит замуж за С. С. Малевского-Малевича, племянника русского императорского посла в Японии. С 1932 по 1940 г. сотрудничает в бельгийском литературном журнале "Ле Суар". С 1940 г. участвует в антифашистском движении, работает сестрой милосердия в военном госпитале, затем участвует в движении Сопротивления. В 1941 г. переезжает в Англию, работает редактором во Французском информационном агентстве. С 1945 по 1947 г военный корреспондент в Германии, Австрии, Италии, Греции. В 1951-1952 гг. является исполнительным секретарём Международной федерации киноархивов (Париж). В 1957-1958 гг. жила в Москве с мужем дипломатом. С 1961 г. сотрудник главной редакции французского радиовещания. С 1968 по 1978 г. главный редактор газеты "Русская мысль".

Использован материал с сайта "Русское зарубежье" - http://russians.rin.ru


Шаховская Зинаида Алексеевна (р. 30.08.1906), писательница. Родилась в Москве. В 1920 эвакуировалась с матерью из Новороссийска в Константинополь. В н. 1920-х переехала в Брюссель. Принимала участие в Бельгийском клубе русских литераторов «Единорог» (среди участников были К. Льдов, И. Наживин, Л. Страховский). В 1925 уехала в Париж. В н. 1930-х стала членом Союза молодых писателей и поэтов. Первый сборник вышел под псевд. Зинаида Сарана в 1928. Сборник стихотворений «Уход» опубликован в 1934; в нем, по слову самой Шаховской, виден «отпечаток» парижской ноты (Отражения. Париж, 1975). Сборник «Дорога» опубликован в нояб. 1935. «Стихи об усталости, суете сует, безропотности, благодарности Богу», — отозвался о «Дороге» критик в сан-францисской «Земле Колумба». В годы войны Шаховская участвовала в движении Сопротивления. Была редактором Французского информационного агентства. С 1945 до 1948 работала военным корреспондентом при союзных армиях. С 1968 стала редактором парижской «Русской мысли». Печаталась в эмигрантских журналах «Современные записки», «Русские записки», «Новый журнал» и др., а также в периодических изданиях в Англии, Германии, Швейцарии, Бельгии, Франции, США. Несколько книг опубликовала по-французски, в т. ч. романы под именем Жак Круазе. Ее книги переведены на иностранные языки. В 1970 вышел сборник стихотворений Шаховской «Перед сном» (с предисл. Адамовича). Шаховская — автор мемуарной книги «Отражения» (1975), в которой рассказала о своих встречах с Ходасевичем, Буниным, Цветаевой, Прегель, Адамовичем, Вяч. Ивановым, Дон Аминадо и др. В 1979 издана ее книга «В поисках Набокова», основанная на продолжительном личном знакомстве с писателем и показывающая Набокова как певца небытия, поэта отчаяния, виртуоза-эгоцентрика.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru 


Шаховская Зинаида Алексеевна (псевдонимы Зинаида Сарана, JacquesCroise) [30.8(12.9).1906, Москва — 8.6.2001, Сент-Женевьев-де-Буа] — поэт, прозаик, эссеист, историк культуры, журналист.

Родилась в старинной княжеской семье, ее предки — Рюриковичи; в роду матери (урожденной фон Книмен) — архитектор Карло Росси. Россия в сознании Шаховской запечатлелась преимущественно деревенская, та, где проходило ее детство (имение Матово под Тулой) и где она прожила несколько нелегких месяцев кровавой смуты 1917-18, в которую попали и многие ее родные (некоторое представление об этом времени дает ее рассказ «Собачья смерть»). Отец погиб в 1921.

С сент. 1916 по февр. 1917 Шаховская училась в Петрограде в Екатерининском институте. Но, по ее признанию, «хотя и успела провести в Петербурге-Петрограде несколько зим, все же жила во мне больше крепкая, черноземная, деревенская жилка». В февр. 1920 Шаховская с матерью и двумя сестрами из Новороссийска уехала в Константинополь, где стала учиться в американском женском колледже. В 1923 оказалась в Бельгии, в Брюсселе, училась в монастырской школе, в Бельгии начала лит. жизнь. Но уже в 1925 Шаховская оказывается в Коллеж де Франс. (Впоследствии Шаховская долгие годы жила в Париже, сохраняя бельгийское гражданство.) В Париже Шаховская вышла замуж за Святослава Малевского-Малевича. В 1926 их обвенчал отец Сергий Булгаков (видным деятелем Православной Церкви стал брат Шаховской Димитрий, в монашестве Иоанн, архиепископ Сан-Францисский, печатавший стихи под псевдонимом Странник). Вместе с мужем, живописцем и химиком, учеником Нильса Бора, Шаховская вскоре после свадьбы уехала в Конго, где Малевский-Малевич получил работу (впечатления от тропической Африки нашли отражение в рассказе «Одиночество»).

В 1932 Шаховская от бельгийской газеты «Ле Су-ар» была послана специальным корреспондентом в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу. После 12-летнего перерыва она вновь побывала в России — под Псковом в Печорах. По ее признанию, Печоры тогда произвели на нее более «русское» впечатление, чем Москва 1956-57, где она находилась с мужем, в то время бельгийским дипломатом.

В 1930-е Шаховская состояла членом русского Союза молодых писателей и поэтов в Париже, печаталась в эмигрантских «Современных записках», «Русских записках» и др. После войны — в «Возрождении», «Новом журнале», «Континенте». Жила Шаховская с мужем также в Марокко — в бурные для этой страны 1950-е. О событиях тех лет написаны по-французски романы «От слова — к крови» («La Parole devient Sang», 1955) и «Смертельные игры» («Jeu de Massacres», 1956). Оба произведения высоко оценены французской критикой. Во Франции как романист она известна под псевдонимом Жак Круазе, сохранившимся с военных времен: так Шаховская подписывала статьи и корреспонденции. Другие книги — мемуары и исторические работы — вышли под ее настоящим именем.

Первый же роман Жака Круазе «Европа и Валериус» («Europe et Valerius», 1949) был удостоен Премии Парижа. В 1952 издан роман «Запасный выход» («Sortie de Secours»), Первая работа Шаховской по-французски появилась в 1937 — «Жизнь Александра Пушкина» («Vie d'Alexandre Poushkine»). Широко известны во Франции и Англии исторические произведения Шаховской и ее мемуары. За книги «Повседневная жизнь Москвы в XVII веке» («La vie quotidi-enne a Moscou аи XVII siecle», 1963) и «Повседневная жизнь Петербурга в эпоху романтизма» («La vie quotidi-enne a St Petersbourg a I'epoque roman-tique», 1967); она получила премии Французской академии. По-французски же вышли 4 тома ее мемуаров «Таков мой век» («Tel est mon siecle»), охватывающих промежуток с 1910 по 1950. Шаховская — офицер ордена Почетного легиона, в 1987 получила высшую правительственную награду из присуждаемых деятелям литературы и искусства — звание Командора Ордена Искусств и Словесности и золотую медаль Парижа.

В сент. 1939, в первые дни войны, Шаховская вместе с мужем создала в Брюсселе Общество бельгийских друзей Франции. В мае 1940 поступила в санитарные части французской армии, участвовала в Сопротивлении. В 1942, через Гибралтар проникнув в Англию, стала редактором Французского информационного агентства в Лондоне.

В 1945-46 работала военным корреспондентом при союзных армиях.

С 1949 по 1969 Шаховская пишет исключительно по-французски. Но во всех ее книгах есть какие-то русские черты — персонажи, культурные реалии, реминисценции, не говоря о том, что большая часть ее работ прямо связана с историей России и ее современной жизнью. В 1960-е Шаховская,— ответственная за культурную программу русского отдела французского радио, а с 1968 по 1978 — главный редактор газеты «Русская мысль». В это время она вновь вернулась к родному языку и с 1970 писала преимущественно по-русски. По ее инициативе в 1982 в Париже издан «Русский альм.».

В последние годы жизни от литературных дел Шаховская отошла, поселившись 19 нояб. 1998 в «Русском доме» в Сент-Женевьев-де-Буа, откуда мечтала уехать в Россию. Однажды даже пыталась с этой целью бежать, проведя в итоге ночь в полицейском участке. Все-таки ей уже было за 90...

До войны известны были русские стихи Шаховской: сборник «Двадцать одно» (1927, под псевдонимом Зинаида Сарана); «Уход» (1934) и «Дорога» (1935). В них главное — это приятие мира самого по себе, а не того, что в этом мире может быть нажито или благоприобретено: «И в страшный час земной разлуки — / Благословенно бытие,— / Прими, Христос, пустые руки / И сердце полное мое». Изгнание, разлука с родиной способствовали осознанию и обретению Шаховской христианских истин как истин поэтических. Ее лирика восходит к изначальным евангельским ценностям, с горькой и смиренной простотой осознанным вне России: «Без денег, даже без друзей, /И в шуме городском, отравном, / Богаче тот, кто всех бедней. / Светлее, чище и бесславней...» В стихах Шаховской недоступность России не уменьшает, а увеличивает ощущение ее реальности. Может быть, это даже единственная неуничтожимая реальность ее поэзии.

С эстетической точки зрения стихи — самая выразительная часть русскоязычной литературной работы Шаховской. Ее ассоциативная лирика к изощренным направлениям русской поэзии XX в. прямого отношения не имеет. Она ассоциативна в том смысле, что обозначает глубокие чувства, не поддающиеся прямому называнию, хотя и связанные с самыми простыми вещами. Ее девиз — «Храни несказанное слово» — говорит о том, что оно призвано точнее мысли передать пережитое ощущение бытия. Приметы этого бытия — это приметы, не отчуждаемые от русской жизни, какой бы она ни была в самые неустроенные, тревожные периоды исторического существования. Поэтому так просты основные слова-символы, на которые Шаховская опирается в стихах: земля, небо, сердце, крест, ветер, бледный свет зари, ломоть хлеба...

Существенное значение для уяснения взглядов Шаховской имеют ее русские статьи «Веселое имя Пушкина» (1971) и «Трагедия Петра и трагедия России» (1972). В последней автор размышляет о начале нового периода русской истории. Теоретические постулаты статьи незавуалированы: «Всякая революция уничтожает ценности — всякая эволюция прибавляет новые ценности к старым». В свете этого положения автор рассматривает деятельность преобразователя России под неожиданным углом зрения. Шаховская пишет о недостаточной изначальной образованности Петра, даже о его «необразованности» — по сравнению с его политической противницей царевной Софьей. Пётр вынужден был решать проблемы, вставшие перед Россией, без надлежащей к тому интеллектуальной подготовленности. Его гигантская энергия толкала его к революционной ломке унаследованного порядка не потому, что тот был так уж плох, а потому, что молодой царь его не понял, не осознал направления его движения. В целом Шаховская мыслит о России как о европейской стране, но испытывающей непрестанный соблазн оттолкнуться от Европы, ибо и Европа также не раз склонна была увидеть в России чуждую ей силу. Мирового размаха культура, созданная в России за два века, запечатлела не развал и хаос, а гармонический динамизм ее исторического бытия. В полной мере он явил себя через Пушкина. Поэт, по выражению Шаховской, «...завещал нам трудный подвиг равновесия ума и сердца, ответственности и беспечности, преодоления греха раскаянием». Этот тайный подвиг России еще предстоит совершить.

В книге «Отражения» (1975) Шаховская рисует впечатляющие портреты Бунина, Зайцева, Ходасевича, Замятина, Цветаевой... Мемуары, им посвященные, помимо массы живых подробностей, пестрят проникновенными психологическими характеристиками.

Наполовину мемуарная книга «В поисках Набокова» (1979) таит в себе вполне романическую интригу. Она состоит в том, что В.В.Набоков оказался для Шаховская писателем, некогда ею любимым и одновременно разочаровывавшим (и разочаровавшим) ее.

Если полемика с Набоковым ведется нередко на личностном, психологическом уровне, то рассказы, эссеистика, статьи и особенно стихи Шаховской написаны в благородно открытой, простой, сдержанной манере свободного человека, которому не нужны иносказания и метафорические ходы, чтобы выразить то, что он хочет выразить. Свободное слово бескомпромиссно осознано писательницей как главная привилегия изгнанника.

А.Ю.Арьев

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с.689-692.


ШАХОВСКАЯ Зинаида Алексеевна (род. 1906, Москва) - поэт, прозаик, литературный критик, журналист. Родилась в семье, принадлежавшей к старинному княжескому роду. Отец ее - князь Алексей Николаевич Ш. статский советник,  прослуживший много лет по департаменту герольдии, был награжден чином камергера за книгу для молодежи «Что нужно знать каждому в России» (1912). Свое имя Ш. получила в честь прабабушки - Зинаиды Карловны Росси, дочери знаменитого зодчего. Детские годы Ш. прошли в Тульской губернии в имении Матово. В сентябре 1916 выдержала экзамены в 7-й класс Екатерининского института в Петрограде, но успела проучиться лишь 6 месяцев. Разоренный дом в имении Матово, арестованные и по дороге убитые брат и сестра отца, мать, отправленная в следственную тюрьму ЧК в Москве, любимые собаки, отравленные крестьянином, - все это отразится впоследствии в рассказе-воспоминании «Собачья смерть» (1978).

В 1920 с матерью и сестрами эмигрировала из Новороссийска (оставшийся в России отец умер в 1921 в рязанском имении). Продолжала образование в колледжах Константинополя, Брюсселя, Парижа. В Брюсселе общалась с участниками литературного объединения «Единорог»; К.Льдовым, Л.Страховским, И.Наживиным. Находилась под сильным влиянием Н.Гумилева (оставившего свои рукописи К.Льдову). В позднейшей статье о Гумилеве (1971) называла его «самым героическим поэтом Серебряного века», видела у него ту же тягу к простоте, слиянию «реализма и духовности», то же стремление находить «упоение в бою», что и у Пушкина: высоко ставила его переводы французских поэтов.

В Париже представляла брюссельский журнал «Благонамеренный», который редактировал ее брат Дмитрий, впоследствии ставший архиепископом Иоанном. В 1926 вышла замуж за С.Малевского-Малевича; их венчал в парижском Сергиевом подворье отец Сергий Булгаков. В конце 20-х - начале 30-х участвовала в работе Парижского союза молодых писателей и поэтов (А.Эйснер, Ю.Софиев, А.Штейгер, Вл.Смоленский) и, по словам Г.Адамовича, отлично усвоила «общепарижский поэтический стиль.

Немного иронии, немного грусти, остановки именно там, где ждешь развития темы: рецепт знаком. Но пользуется им Шаховская с чутьем, находчивостью и вкусом». Сама Ш. позднее отмечала свою «черноземную, деревенскую жилку», «жизнерадостность и твердое намерение противостоять превратностям судьбы», что выделяло ее из этой литературной среды. Писала по-русский и по-французски в различных европейских и эмигрантских изданиях, переводила русских поэтов. В Брюсселе вышли сборники стихов «Двадцать одно» (1927, под псевд. «Зинаида Сарана»; Сарана название имения в Пермской губернии), «Уход» (1934) и «Дорога» (1935), замеченные эмигрантской критикой.

В 1940 Ш. находилась в санитарных войсках французской армии, потом принимала участие в движении Сопротивления на юге Франции. В январе 1942 друзья помогли ей перебраться в Англию, где находился ее муж. В Лондоне работала редактором Французского информационного агентства. В 1945-48 военный корреспондент при союзных армиях в Германии, Австрии, Италии, затем в Греции. Передавала репортажи с Нюрнбергского процесса. Награждена орденом Почетного легиона. Широкую известность принесли Ш. романы, написанные по-французски под псевдонимом Жак Круазе и исторические исследования. Лауреат премии Парижа (1949), дважды лауреат французскойАкадемии.

Много путешествовала по Африке, США, Канаде, Мексике. В 1956-57 жила с мужем в Москве. Результатом осмысления всего виденного и пережитого стали книги мемуаров, воспоминаний и очерков. Первые четыре тома воспоминаний под общим названием «Tel est mon si6cle» («Таков мой век») охватывают период с 1910 по 1950. «Несмотря на их «космополитичность», во всех четырех, а не только в двух первых томах, Россия и русские ...всегда присутствуют», - писала Ш.

Впечатления о пребывании в Москве составили книгу «Ма Russie Habillee en URSS» (1958), переведенную с французского на многие языки: прочитав ее, генерал де Голль отметил в письме Ш.: «Ваша Россия есть то, что она есть, была тем, чем она была, будет тем, чем она будет.

Во что бы ее ни «одевали», ничто не может переменить ее сущность ...очень большого, очень дорогого, очень человечного народа нашей общей земли».

В 1960-68 Ш. заведовала русской секцией французского радио и телевидения, в 1968-83 возглавляла редакцию газеты «Русская мысль».

Сотрудничала во многих литературных журналах Бельгии, Швейцарии, США, Франции, Член Общества французских писателей, Пен-клуба и Синдиката французских критиков. В послевоенные годы в газете «Возрождение» и в «Новом журнале» печатались новые стихотворения Ш., в 1970 вышел поэтический сборник «Перед сном» с предисловием Адамовича.

Основными в мироощущении Ш. являются христианские идеи любви и жертвенного служения людям, активность жизненной позиции. В стихотворении «Без денег, даже без друзей» она утверждает: «И в страшный час земной разлуки - / Благословенно бытие, - / Прими, Христос, пустые руки / И сердце полное мое». Тема родины - одна из главных тем творчества Ш. В статье «От частного к общему», задавая себе вопрос о том, почему после стольких лет пребывания за границей она считает себя русской, Ш. писала: «Ответ один - я принадлежу к русской культуре, то есть к чему-то, что единственное составляет народность и к себе притягивает», хотя русская культура и создавалась не одними русскими. Вместе с тем Ш. считала «за особую привилегию» свою принадлежность к французской культуре.

Очерки-воспоминания и материалы из личного архива о писателях-эмигрантах собраны в книге «Отражения» (Париж, 1975). Среди тех, с кем дружила Ш., - А.Ремизов, В.Набоков, М.Цветаева, В.Ходасевич, Е.Замятин и мн. др.; ее ценили И.Бунин, И.Шмелев, Б.Зайцев, их письма - памятники человеческих отношений. Воспоминания Ш. - стилистически изящные, написанные с юмором, лаконичные. «Я принадлежу к тем, которые верят, что жизнь писателя неотделима от его творчества, что они необходимо складываются вместе ...и что нельзя понять его произведения, игнорируя его биографию», - писала Ш. в предисловии к книге «В поисках Набокова» (Париж, 1979) - первой монографии о его творчестве на русском языке. В книге прослеживается путь писателя: личные воспоминания о нем перемежаются с мнениями других людей. Набоков предстает в отношении к России, к женщине, к русской и зарубежной литературе, к таким писателям как Пушкин, Гоголь, Жуковский, Достоевский, Л.Толстой, Бунин. Увидев основу его творчества в интеллектуальной игре, Ш. заметила в писателе «намечающуюся бездуховность» и «отсутствие внутреннего стержня».

Назвав его «самым большим писателем своего поколения», «литературным и психологическим феноменом», она высказала опасение: «Что-то новое, блистательное и страшное вошло с ним в русскую литературу и в ней останется. Он будет - все же, вероятнее всего - как Пруст, писателем для писателей, а не как Пушкин - символом и дыханием целого народа.

На нем заканчивается русский Серебряный Век». Сущность его трагедии, по мнению Ш., в утрате родины; отражение изгнанничества как вынужденного раздвоения она усматривает в постоянном сопоставлении мира воображаемого и реального.

Всю свою жизнь Ш. остается пропагандистом и защитником российской словесности и культуры. Одной из первых она стала поддерживать А.Солженицына, написала о нем не одну статью еще до его изгнания из страны. Заслугу писателя Ш. видит «в том, что он говорит нам о вечном новыми словами» и несет через все свои книги образ «внутренней и независимой от тирании свободы», показывая и путь к ней. Отвечая на вопрос, поставленный в названии своей книги «Одна или две русские литературы?» (Женева, 1989), Ш. утверждает, что «эмиграции осуждены на умирание, и только посмертно то, чем они жили, то, для чего они жили, возвращается к истокам, не задержавшись навсегда в странах, где они были гостями...».

Материал из кн.: В.Шелохаев.Энциклопедия Русской эмиграции, 1997 г. Электронная версия фрагмента с сайта http://interpretive.ru/


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Двадцать одно. (Брюссель, 1921),

Двадцать одно. Брюссель, 1927;

Двадцать одно. (Под псевд. Занаида Сарана). Брюссель, 1928;

Уход. Брюссель, 1934;

Уход. Таллинн, 1934;

Дорога. Брюссель, 1935;

Дорога. Таллинн, 1935;

Перед сном. Париж, 1970;

Отражения: Эссе, письма. Париж, 1975;

Рассказы. Статьи. Стихи. Париж, 1978;

В поисках Набокова. Париж, 1979;

В поисках Набокова. Отражения. М., 1991.

"Europe et Valerius" (Париж 1949),

"Sortie de secours" (Париж, 1952),

"La parole devient sang" (Париж, 1955),

"Jeu de massacres" (Париж, 1956),

Литература:

Ходасевич В. Уход: [рец.] // Возрождение. Париж. 1934. 27 сент.;

Одоевцева И. Отражения: [рец.] // Новый журнал. Нью-Йорк. 1975. Кн.121;

Штейн Э. Вклад в историю зарубежной литературы // Грани. 1976. №99;

Медведев Ф. Мы — дети России: интервью с Зинаидой Шаховской // Книжное обозрение. 1990. 9 марта;

Апешковский П. «По своему опыту...» // В поисках Набокова. Отражения. М., 1991;

Петрова Г.Г. Шаховская 3.А. // Русские писатели 20 века: биографический словарь, М., 2000.

 

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС