Шатров Михаил Филиппович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ш >

ссылка на XPOHOC

Шатров Михаил Филиппович

р. 1932 г.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Михаил Филиппович Шатров

Шатров (настоящая фамилия Маршак) Михаил Филиппович [3.4.1932, Москва] — драматург.

Окончил в 1956 Московский горный институт. Печатается с 1952. Уже в первых пьесах — «Чистые руки» (1956) и «Место в жизни» (1957) — поднимает острые проблемы современности, утверждает активную гражданскую позицию личности, делая своим главным героем человека, лишь вступающего в жизнь. Интерес к молодежной тематике проявляется и в позднее написанных Шатровым пьесах: «Глеб Космачев» (1961), «Современные ребята» (1962), «Лошадь Пржевальского» (1972), «Погода на завтра» (1974) и др. Не чуждые дидактизма, пьесы Шатрова всегда злободневны по тематике, чрезвычайно сценичны, тяготеют к публицистическому разрешению поставленных здесь проблем, что обеспечивало им шумный успех и объясняет их сценическую недолговечность.

Героическая драма «Именем революции» (1958) открывает новый период в творчестве Шатрова: обращаясь к историко-революционной теме, драматург решает ее в политическом ключе. Политический театр Шатрова — одно из самых заметных явлений в драматургии и театре, в особенности во второй половине 1980-х. Сюжет, конфликт, система характеров в пьесе обусловлены в этом случае находящимся в их центре политическим событием: оно определяет развитие всех сюжетных линий, отношением к нему, степенью активности в политической борьбе впрямую определяются свойства персонажей и их оценка. Политической пьесе Шатрова свойственна публицистичность стиля, демонстративная опора на документ, нередко малоизвестный и всегда по-новому интерпретируемый драматургом. На это указывает сам Шатров: «Что касается документальности, то, на мой взгляд, это один из ХУДОЖЕСТВЕННЫХ - именно ХУДОЖЕСТВЕННЫХ! — методов постижения действительности, а документ — своеобразная форма ее отражения. В одном случае документ становится толчком для мысли, в другом преображается, подчиняясь эстетическим законам драмы, а в третьем может быть использован целиком и полностью». Преимущественное внимание к политической позиции персонажей ведет в такой пьесе к однолинейности сюжета, одномерности характеров, лишенных психологической глубины.

Обращаясь к традиционной для советской драматургии героико-революционной тематике, Шатров предлагает принципиально новое ее решение. Естественно, что центральной фигурой в его политическом театре оказывается Ленин, который воспринимается драматургом как «личность, сконцентрировавшая в себе главные, коренные проблемы XX века». При этом из жизни вождя революции выделяются эпизоды, наиболее напряженные, грозящие гибелью молодому советскому государству,— именно в эти моменты с особой отчетливостью обнаруживается сила ленинской мысли, которая и является главным предметом изображения в театре Шатрова. Так, сюжетным центром пьесы «Шестое июля» (1964), жанр которой ее автор определил словами «опыт документальной драмы», стало восстание в 1918 эсеров, которые до той поры входили в коалицию с захватившими власть большевиками. Не менее драматична и ситуация, положенная в основу сценического действия в пьесе «Тридцатое августа. Большевики» (1968),- покушение на Ленина.

Политический театр Шатров — поле смелого сценического эксперимента. В пьесе «Синие кони на красной траве. Революционный этюд» (1979) драматург отказывается от портретного сходства персонажей — в т.ч. Ленина — с историческими лицами, имена которых они носят. Это позволяет сблизить актера (являющегося современником зрителю) с тем, кого он изображает на сцене,— так реализуется стремление автора вовлечь сегодня живущего человека в ведущийся на сцене диспут о сути, смысле революции. При этом драматург убежден в необходимости выхода к подлинному содержанию ленинских идей, озабочен утверждением в сознании читателя (зрителя) представления о социализме с человеческим лицом.

На этих позициях стоит Шатров и в пьесе «Так победим!» (1982), где рассказывается о последних днях Ленина, воспроизводятся его нелегкие раздумья о том, как будет развиваться революция. Не ограничиваясь изображением отдельных исторических эпизодов, Шатров строит действие своих политических пьес на борьбе идей. В пьесе «Диктатура совести» (1986) на сцене устраивается суд над Лениным, над ленинизмом: необходимость этого для драматурга диктуется желанием защитить эти священные для него принципы от сегодняшних идейных противников и маловеров. В этом суде принимают участие и исторические лица — соратники и противники Ленина, и лит. герои, и персонажи, шагнувшие на сцену из сегодняшнего дня. Здесь Шатров возвращается к давно известным советскому театру принципам агитационного, плакатного искусства со свойственной ему предельной обобщенностью изображения действующих лиц, с интересом не к психологии, а к идее, которая утверждается каждым из них.

По пути эксперимента идет Шатров и в пьесе «Дальше... дальше... дальше!» (1988), где о событии, происшедшем в ночь на 24 окт. 1917, размышляют его — давно уже ушедшие из жизни — участники, имеющие возможность из исторического далека по-настоящему понять и оценить то, что было совершено (или — не совершено) ими. Драматическая острота происходящей на сцене подлинной битвы идей обусловлена не только тем, что по воле драматурга здесь сталкиваются большевистские вожаки и их противники, враги. Эта острота особенно усиливается оттого, что в этом столкновении принимает участие Сталин, с именем которого для Шатрова связывается «чудовищный клубок преступлений», освящавшийся словами о верности революционным идеям. Автор пьесы по-прежнему убежден в высоте ленинской идеи, но в финальной сцене рядом с Лениным продолжает оставаться Сталин: многозначительная деталь.

Пьесы Шатров, пользовавшиеся во второй половине 1980-х огромной популярностью, уже в начале 1990-х сходят с театральной сцены — так сказывается их сращенность — буквально — с породившим их днем.

А.С.Карпов

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с.688-689.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Восемнадцатый год. М., 1974;

Февраль: роман-хроника / в соавт. с В.Логиновым. М., 1979;

Так победим!: Шесть пьес о Ленине. М. 1985;

Избранное. М., 1982;

Необратимость перемен: Статьи разных лет. М., 1988;

Диктатура совести. М., 1989;

Дальше... дальше... дальше! // Знамя. 1988. №1.

Литература:

Лакшин В. Посев и жатва // Новый мир. 1968. №9;

Бочаров А. Вверх по реке времени // Дружба народов. 1968. №11;

Велехова Н. Серебряные трубы: Советская драма вчера и сегодня. М., 1983;

Бочаров М. Революция, драматургия, театр. Ростов н/Д., 1984;

Вишневская И. После Погодина // Современная драматургия. 1988. №5;

Свободин А. Истина революции и истина театра // Театральная жизнь. 1988. №8;

Карпов В. Политический театр М.Шатрова // Литература в школе. 1988. №6.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС