> XPOHOC > БИОГРАФИИ > ВАСИЛЬЧИКОВЫ >
ссылка на XPOHOC

Васильчиков Александр Илларионович

1818-1881

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

XPOHOC
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Стремился к сохранению общины

Васильчиков Александр Илларионович (27.10.1818-2.10.1881), князь, русский ученый, общественный деятель, публицист. Подготовил ряд капитальных научных трудов о землевладении, земледелии и самоуправлении в России, где на большом фактическом материале доказывал необходимость сохранения и укрепления крестьянской общины как средства экономического процветания России и спасения ее от революции. Убежденный сторонник местного самоуправления, Васильчиков видел в нем необходимое условие для поднятия умственного и нравственного состояния русского народа.

О.П.

Русское небо


А.И. Васильчиков в юности,
когда он был секундантом на последней дуэли М.Ю.Лермонтова.
Фото с сайта
http://lermontov.niv.ru/ 

Секундант на дуэли Лермонтова и Мартынова

Васильчиков Александр Илларионович, князь - известный русский общественный деятель и писатель, сын Иллариона Васильевича Васильчикова . Родился 26 октября 1818 г., умер в 1881 г. В 1835 г. Васильчиков поступил на юридический факультет Петербургского университета. Для того времени это было редким явлением в аристократических семьях, в которых дети обычно воспитывались или дома, или в своих сословных учебных заведениях. По окончании университета Васильчиков не решался поступать на службу - так мало привлекали его к себе тогдашние ее условия. Васильчиков искал более живой работы. В 1840 г. барону Гану поручено было введение за Кавказом новых административных порядков. Он избрал в сотрудники молодых просвещенных людей, между которыми был и Васильчиков. Этой миссии придавали тогда большое значение, как опыту новой гражданственности; но уже через год работа барона Гана была остановлена, и Васильчиков вышел в отставку. Во время пребывания Васильчикова на Кавказе он был секундантом при дуэли между Мартыновым и Лермонтовым , за что был предан военному суду. Император Николай Павлович  простил его "во внимание к заслугам отца его". В 1845 г. Васильчиков поступил на службу во II отделение Собственной Его Величества канцелярии. С особенным вниманием император Николай следил за образом мыслей тех молодых людей, отцы которых занимали высокое положение по службе и пользовались его расположением. В то время о Васильчикове, обладавшем всегда значительною долею самостоятельности, в обществе начали высказывать мнение как о человеке с "свободолюбивыми" взглядами. Хотя в этом и не находили особой вины, но на все суждения Васильчикова и споры его в обществе на тему о "свободе слова" смотрели не особенно благосклонно. Свободолюбие молодого Васильчикова стало скоро известно и самому государю. По свидетельству одного из друзей Васильчикова, однажды Николай Павлович даже призвал его к себе и, строго порицая его суждения в обществе, как не рекомендующие молодого человека, посоветовал ему "перемениться". На это Васильчиков откровенно заявил государю, что он не признает за собой никакой вины, после чего услышал энергичное повторение слова "переменись". Своей службой Васильчиков доволен не был и вскоре перешел в Новгородскую губернию на должность сначала уездного, а впоследствии губернского предводителя дворянства. Этот переход объясняется следующими словами самого Васильчикова: "С ранней молодости я почувствовал всю ничтожность канцелярской службы и необходимость узнать быт народа и порядок службы вне Петербурга, где все представляется в ложном свете, - в провинции и в деревне, где уныло и мирно течет трудовая жизнь". Начальник Васильчикова по II отделению, граф Блудов , не решился докладывать государю о переходе Васильчикова в провинцию, ввиду того, что образ мыслей Васильчикова считался не вполне благонадежным и что вообще на сословных представителей смотрели с подозрением. Но Васильчиков нашел поддержку в тогдашнем министре двора, князе Волконском , который доложил государю о новом служебном положении Васильчикова. Жить в провинции для таких людей, как Васильчиков, тогда было трудно. Исполняя свои обязанности по букве закона, Васильчиков составил себе репутацию человека опасного, так как, преследуя, по должности предводителя, распутных и жестоких помещиков, он раскрывал все ужасы крепостного права. На следующее трехлетие Васильчиков сам не захотел баллотироваться в предводители, поселился в своем имении Ковенской губернии и занялся хозяйством. Началась разработка первых предположений об освобождении крестьян, но в числе лиц, призывавшихся к этому делу, не было Васильчикова, на которого смотрели подозрительно. Затем наступила крымская война, привлекшая Васильчикова в ряды ополчения. Начальником штаба действующей армии был брат Васильчикова князь Виктор Илларионович ; благодаря этому Васильчиков мог знать не только самые факты, но и причины нашего поражения. Неудачная война окончилась; ополченцы разошлись при общем настроении лучшей части русского общества, что "далее так жить нельзя". Снова заговорили об освобождении крестьян. Васильчиков принимал деятельное участие в частных совещаниях и агитировал в пользу реформ, находясь в близких отношениях с Ю. Самариным  и Н. Милютиным . Стремясь к более активной деятельности, он принял на себя обязанности члена новгородского губернского по крестьянским делам присутствия. С 1865 по 1872 г. он был гласным в старорусском уездном и новгородском губернском земских собраниях. Он участвовал в качестве крупного землевладельца в учрежденной при Министерстве государственных имуществ (так называемой Валуевской) "комиссии для исследования положения сельского хозяйства и сельской производительности в России", где настаивал на том, что "узел вопроса об улучшении сельского хозяйства заключается в податной реформе". С 1872 г. Васильчиков был председателем петербургского отдела славянского комитета. Летом 1881 г. Васильчиков был приглашен, в качестве сведущего лица, к участию в обсуждении вопроса о понижении выкупных платежей. Литературная деятельность Васильчикова касалась самых живых вопросов современности; то, что он говорил как публицист, тесно было связано с его общественною деятельностью. Первою, в хронологическом порядке, является его брошюра "Русский администратор новейшей школы", с предисловием Ю.Ф. Самарина (Б., 1868). Это - ответ на записку псковского губернатора (позже товарища министра вн. дел), Обухова, рекомендованную, в свое время, министерством вн. дел вниманию всех русских администраторов. Больше всего Васильчиков восстает против предлагаемого автором записки вмешательства администрации в земское дело и систематического отказа земству в содействии правительства. Он не может согласиться с тем, что масса русского народа - "чисто стихийная сила", и что насущная потребность минуты - "собрание и соединение консервативных элементов". В сочинении "О самоуправлении" (1-е издание, 1869; 2-е издание, 1872), написанном, как указано и в предисловии, в эпоху сомнений в плодотворности начал, внесенных в русскую жизнь крестьянскою и земскою реформами, Васильчиков задался целью разрешить вопрос, что нужно сделать для осуществления условий, при которых народ мог бы пользоваться полученными им правами, и реформа принесла бы ожидаемые плоды. Вопрос этот Васильчиков разрешает рассмотрением истории самоуправления у других народов. Отдавая преимущество в этом отношении Англии, Васильчиков определяет самоуправление "как участие народа в местном внутреннем управлении". Существенным элементом самоуправления Васильчиков признает полную самостоятельность местных органов, в пределах закона. Эта самостоятельность упрочивается постепенно, и можно подметить три периода в ее образовании: 1) стремление к тому, чтобы налоги и повинности, установляемые центральною властью, раскладывались на местах по соображениям местных жителей; 2) поручение самого расходования земских сборов местным земским органам и 3) передачу местным органам контроля над раскладкой и расходованием сборов, а также судебных функций. Вопрос о том, возможно ли самоуправление на русской почве, Васильчиков разрешает утвердительно и находит, что лозунгом земства является не социальное "братство" или политическое равенство, а земское уравнение. В основу всей земской жизни он кладет землевладение; правильное развитие земской организации должно, по его мнению, привести к мирному разрешению всех социальных, аграрных и политических вопросов. Автор указывает и на меры, которые должны способствовать "земскому" благосостоянию: пересмотр законов о перечислении из обществ, расширение колонизации и надела крестьян государственною землею, преобразование волости в общесословное учреждение, устройство кредитных товариществ и рабочих артелей, введение обязательного страхования от огня и от падежа скота и установление подоходного налога. Придавая величайшую важность умственному и нравственному образованию народа, Васильчиков видит для него два пути: учебный, через посредство школ, и практический - через участие народа в местных совещаниях и судах, а потому главными органами русского самоуправления считает народное училище, земское собрание и мировой суд. Возражая против взгляда, признающего самоуправление немыслимым без народного представительства, Васильчиков допускает его и при самой централизованной форме правления, но полагает, что правильное развитие самоуправления неминуемо должно привести со временем к соглашению местных потребностей с пользами всего государства. В брошюре "Письмо министру народного просвещения графу Толстому от князя Васильчикова" (Б., 1875) Васильчиков не признает за классицизмом значения противоядия по отношению к нигилистическим идеям; он думает, наоборот, что изучение классической древности может скорее поселить в молодых умах наклонность к скептицизму. Осуждая стремление затруднить для большинства доступ к образованию, Васильчиков высказывается за лучшее устройство среднеучебных заведений и за раскрытие дверей в университет не для одних только учеников гимназии. В сочинении "Землевладение и земледелие в России и в других европейских государствах" (1-е издание, 1876; 2-е издание, 1881) Васильчиков задается вопросом: может ли высокая степень цивилизации быть достигнута другими путями, без ошибок и несправедливостей, ознаменовавших там развитие аграрных отношений. Автор не думает, чтобы все народы должны были претерпеть одинаковые превратности; он находит, что "Россия находится в аграрном отношении в положении лучшем, чем другие страны; что имущества у нас распределены ровнее, чем у других народов, и в общем фонде народного богатства остается у нас довольно свободного места, свободных имуществ, чтобы уровнять по возможности социальные неровности". Равным образом Васильчиков был убежден, что русское общество в своем историческом развитии не перешло еще того рокового рубежа, когда мирные соглашения и преобразования становятся неисполнимыми вследствие того, что интересы разных классов жителей, соприкасаясь и тесня друг друга, вступили уже между собою в соперничество и борьбу. Этой борьбы в России нет, и потому желательно, "чтобы мы воспользовались промежуточным периодом, когда социальные отношения у нас еще окончательно не установились, для порешения по правде и справедливости аграрного вопроса, причинившего столько замешательства всем народам древнего и нового мира". Васильчиков находил, что государство должно прийти на помощь земледельческому классу, указывая ему пути для переселений, снабжая его необходимыми для того средствами и облегчая его податные тягости. Не лишено интереса отношение Васильчикова к общинному землевладению, которое он считал необходимым удержать как форму владения землею, но внеся в нее больше правовых отношений. Он находил в общине не мало искусственных наслоений и желал, чтобы дальнейшие подавление ими обычая было парализовано, и чтобы обычаю дана была возможность совершенствоваться. Появление сочинения Васильчикова было почти событием. Оно было замечено не только наиболее видными в то время органами русской печати, но и иностранной литературой. Им были вызваны статьи Головачева , Костычева , Леруа-Болье и книга В.И. Герье  и Б.Н. Чичерина "Русский дилетантизм и общинное землевладение" (М., 1878). В брошюре "Мелкий земельный кредит" (1876) князю Васильчикову принадлежит только первая часть, о необходимости кредита; вторая, написанная А.В. Яковлевым, заключает в себе технические указания к осуществлению кредита. В том же 1876 г. Васильчиков написал сочинение о Восточном вопросе, оставшееся не напечатанным. Выдержки из него, приведенные биографом князя Васильчикова, Голубевым, показывают, что, по мнению Васильчикова, Восточный вопрос создан желанием парализовать связь России с славянскими племенами. Признавая исторические основания этой связи, Васильчиков высказывается за изгнание турок из Европы и отдачу их территории славянам и грекам. Последняя, по времени издания, брошюра князя Васильчикова "Сельский быт и сельское хозяйство России" (1881) является сжатым конспектом его сочинения "Землевладение и Земледелие". После кончины Васильчикова появились многочисленные статьи о его деятельности, например, А.Д. Градовского  в "Неделе" (1881, № 4), О.Ф. Миллера  в "Историческом Вестнике" (1881, № 11), В.Я. Стоюнина в "Наблюдателе" (1882, 1). Все эти отзывы приведены в книге А. Голубева "Князь А.И. Васильчиков. Биографический очерк" (СПб., 1882). "Смерть, - сказано во внутреннем обозрении "Вестника Европы" (ноябрь, 1881), - застигла князя Васильчикова неутомимым, энергичным борцом за общее благо. Такие книги, как "Землевладение и земледелие" - не только ценный литературный труд, но и честный поступок. В то время, когда крестьянское дело официально признавалось законченным, положение крестьян - вполне обеспеченным, дальнейшее улучшение их быта - опасной и неблагонамеренной фантазией, крупный землевладелец, аристократ по рождению и положению, смело пошел наперекор течению. Рискуя навлечь, и действительно навлекши на себя обвинение в "социализме", он стал на сторону общины, мелкого землевладения, более правильного распределения поземельной собственности между различными классами населения; он лишил противоположный лагерь возможности утверждать, что такие взгляды находят защитников лишь между теми, которым нечего терять, которыми руководит зависть к богатству и ненависть к богатым".

Использованы материалы сайта http://www.rulex.ru/ 


Ученый-экономист

Васильчиков Александр Илларионович (27.10.1818–2.10.1881), князь, ученый-экономист, юрист. Окончил юридический факультет Петербургского университета (1839). На следующий год был командирован на Кавказ к барону Гану, которому было поручено введение на Кавказе нового административного устройства.

Васильчиков рано начал деятельно заниматься хозяйством. Накопив практический опыт хозяйствования как при крепостном праве, так и после его отмены, в статье «Об абсентеизме дворянского сословия» Васильчиков решительно отверг жалобы дворянства на реформу 1861, как якобы «обездолившую» их сословие.

Живя в провинции, Васильчиков пользовался уважением и доверием сограждан и нередко был избираем на общественные должности. Так, в 1846 дворянство Новгородского у. избрало его своим предводителем, а в 1849 он был и губернским предводителем дворянства. Начав служить в земстве (1866), оставил гражданскую службу, полагая недопустимым соединение государственной службы с общественной.

Первым научным трудом Васильчикова, получившим мировую известность, стало исследование «Русский администратор новейшей школы», с предисловием Ю.Ф. Самарина (Берлин, 1868). Оно служит ответом на записку псковского губернатора (позже товарища министра внутренних дел) Обухова, рекомендованную в свое время Министерством внутренних дел вниманию всех русских администраторов. Больше всего Васильчиков возражает против предлагаемого автором записки вмешательства администрации в земское дело и систематического отказа земству в содействии правительства. Васильчиков не может согласиться с тем, что масса русского народа – «чисто стихийная сила» и что насущная потребность минуты – «собрание и соединение консервативных элементов». В сочинении «О самоуправлении» (1-е изд. – 1869, 2-е изд. – 1872), написанном, как указано и в предисловии, в эпоху ложных опасений за плодотворность начал, внесенных в русскую жизнь крестьянской и земской реформами, Васильчиков задался целью разрешить вопрос, что нужно сделать, чтобы получить условия, при которых народ был бы в состоянии осуществить полученные им права, и реформа принесла бы ожидаемые плоды? Вопрос этот Васильчиков разрешает рассмотрением истории самоуправления у др. народов. Отдавая преимущество в этом отношении Англии (во Франции и Пруссии местное самоуправление было тогда в зачаточном состоянии), Васильчиков определяет самоуправление «как участие народа в местном внутреннем управлении». Существенным элементом самоуправления Васильчиков признает полную самостоятельность местных органов в пределах закона. Эта самостоятельность упрочивается постепенно, и можно подметить три периода в ее образовании: 1) стремление к тому, чтобы налоги и повинности, устанавливаемые центральной властью, раскладывались на местах по соображениям местных жителей; 2) поручение самого расходования земских сборов местным земским органам, и 3) передача местным органам контроля над раскладкой и расходованием сборов, а также передача им судебных функций. Вопрос о том, возможно ли самоуправление на русской почве, Васильчиков разрешает утвердительно и находит, что лозунгом «земства» является не социальное «братство» или политическое равенство, а земское уравнение. В основу всей земской жизни он кладет землевладение; правильное развитие земской организации должно, по его мнению, привести к мирному разрешению всех социальных, аграрных и политических вопросов. Автор указывает и на меры, которые должны способствовать «земскому» благосостоянию, а именно: пересмотр законов о перечислении из обществ, расширение колонизации и надела крестьян государственной землей, преобразование волости в общесословное учреждение, устройство кредитных товариществ и рабочих артелей, введение обязательного страхования от огня и от падежа скота и установление подоходного налога. Придавая величайшую важность умственному и нравственному образованию народа, Васильчиков видит для него два пути: учебный, через посредство школ, и практический – через участие народа в местном совещании в судах, а потому главными органами русского самоуправления считает народное училище, земское собрание и мировой суд. Возражая против взгляда, признающего самоуправление немыслимым без народного представительства, Васильчиков допускает его и при самой централизованной форме правления, но полагает, что правильное развитие самоуправления неминуемо должно привести со временем к соглашению местных потребностей с интересами всего государства.

В статье «Письмо министру народного просвещения графу Толстому от кн. Васильчикова» (Берлин, 1875) Васильчиков не признает за классицизмом значения противоядия по отношению к нигилистическим идеям; он думает, наоборот, что изучение классической древности может скорее поселить в молодых умах наклонность к скептицизму. Осуждая стремление затруднить для большинства доступ к образованию, Васильчиков высказывается за лучшее устройство средних учебных заведений и за раскрытие дверей в университет не для одних только учеников гимназий.

В сочинении «Землевладение и земледелие в России и в других европейских государствах» (1-е изд. – 1876, 2-е изд. – 1881) Васильчиков задается вопросом: может ли высокая степень цивилизации Запада быть достигнута др. путями, без ошибок и несправедливостей, ознаменовавших там развитие аграрных отношений. Автор не согласен с тем, что все народы должны проходить один и тот же путь, и считает аграрное положение России особенно благоприятным, потому что оно допускает возможность мирных соглашений. В аграрном вопросе Васильчиков различает две главные стороны: а) состояние земли и ее культуры, б) порядки и формы владения и пользования, и в) положение народа, водворенного на этих землях и их возделывающего. Главную причину эмиграции и социальных смут на Западе Васильчиков видит в безземелье народной массы. Принцип невмешательства в крестьянское хозяйство он находит прямо вредным. Современное положение аграрных отношений на Западе его нигде не удовлетворяет. Рассматривая настоящее положение землевладения в России, он хотя и признает преобладание крестьянского элемента, но указывает на малоземелье в некоторых местностях и на зарождающийся сельский пролетариат, появление которого связывает с неуравнительной раскладкой и несоразмерностью податей. Средством прекратить или по крайней мере задержать развитие пролетариата, помимо улучшения общинного землевладения и хозяйства, Васильчиков считает организацию особого кредита для содействия переходу помещичьих земель в руки крестьян и регулирование переселений, с установлением правильной опеки над переселениями. Труду хозяйственному, направленному всецело на пользу самого трудящегося, Васильчиков отдает предпочтение перед трудом наемным. Общинное землевладение Васильчиков считает исключительно чертой русского крестьянского быта. В то время, когда крестьянское дело официально признавалось законченным, положение крестьян – вполне обеспеченным, дальнейшее улучшение их быта – опасной и неблагонамеренной фантазией, Васильчиков, крупный землевладелец, аристократ по рождению и положению, смело пошел наперекор течению. Рискуя навлечь и действительно навлекши на себя обвинение в «социализме», он стал на сторону общины, мелкого землевладения, более правильного распределения поземельной собственности между различными классами населения; он лишил противоположный лагерь возможности утверждать, что такие взгляды находят защитников лишь между теми, которым нечего терять, которыми руководит зависть к богатству и ненависть к богатым.

В исследовании «Мелкий земельный кредит» (1876) кн. Васильчикову принадлежит только первая часть о необходимости кредита; вторая, написанная А.В. Яковлевым, заключает в себе технические указания к осуществлению этой мысли. В том же 1876 Васильчиков написал сочинение о «восточном вопросе», оставшееся не напечатанным. Выдержки из него, приведенные биографом кн. Васильчикова Голубевым, показывают, что по мнению Васильчикова, «восточный вопрос» создан желанием парализовать связь России со славянскими племенами. Признавая исторические основания этой связи, Васильчиков высказывается за изгнание турок из Европы и отдачу их территории славянам и грекам. Последнее, по времени издания, исследование кн. Васильчикова «Сельский быт и сельское хозяйство в России» (1881) является сжатым конспектом его сочинения «Землевладение и земледелие». На большом фактическом материале Васильчиков доказывал необходимость сохранения и укрепления крестьянской общины как средства экономического процветания России и спасения ее от революции. Убежденный сторонник местного самоуправления, Васильчиков видел в нем необходимое условие для поднятия умственного и нравственного состояния русского народа.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Сочинения:

О самоуправлении. Т. 1–3. СПб., 1869–1871;

Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах. Т. 1–2. СПб., 1876;

Сельский быт и сельское хозяйство России. СПб., 1881;

Мелкий земельный кредит в России. СПб., 1876 (в соавт. с А.В. Яковлевым).

Литература:

Голубев А. Кн. А.И. Васильчиков. Биографический очерк. СПб., 1882.

Здесь читайте:

Васильчиковы, дворянский и княжеский род, происходящий от племянника родоначальника Толстых — Василия Федоровича.

Васильчиков Илларион Васильевич (1777-1847), князь (1839), генерал от инфантерии, отец Александра Илларионовича.

Лермонтов Михаил Юрьевич (1814-1841), русский поэт.

А.И. Васильчиков. Несколько слов о кончине М. Ю. Лермонтова и о дуэли его с Н.С, Мартыновым. (Текст воспроизводится по изданию: Васильчиков А. И. Несколько слов о кончине М. Ю. Лермонтова и о дуэли его с Н. С. Мартыновым // М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худож. лит., 1989. — С. 467—473. ).

 

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

Rambler's Top100

 Проект ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

на следующих доменах:
www.hrono.ru
www.hrono.info
www.hronos.km.ru,

редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС