Веселовский Александр Николаевич
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ В >

ссылка на XPOHOC

Веселовский Александр Николаевич

1838-1906

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Александр Николаевич Веселовский

ВЕСЕЛОВСКИЙ Александр Николаевич (4.02.1838-10.10.1906), русский филолог, литературовед, родоначальник исторической поэтики. В своих исследованиях “В.А. Жуковский. Поэзия чувства и “сердечного воображения” (1904), “Пушкин — национальный поэт” (1899), “Боккаччо, его среда и сверстники” (1893 — 1894) устанавливал неразрывную связь писателей с жизнью современного им общества. Большое место в своих исследованиях Веселовский отводил фольклору и славянским литературам. В 1872 опубликовал докторскую диссертацию “Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине”. В “Опытах по истории развития христианской легенды” (1877) и в “Разысканиях в области русских духовных стихов” (1892) прослеживает исторические пути развития народной поэзии.

Русское небо


Веселовский Александр Николаевич (4[16].02.1838—10[23].10.1906), филолог, историк литературы. Родился в семье генерала, военного педагога. Окончил Московский университет (1858). В 1859—69 многократно бывал в Западной Европе, занимался научными исследованиями в Испании, Германии, Чехии, Италии. С 1872 — профессор Петербургского университета. Академик (с 1880). Руководил отделением русского языка и словесности Академии наук. Научные познания Веселовского были необычайно разносторонни. Он был знатоком русско-славянской, византийской и западноевропейской литературы Средневековья, древнего и нового фольклора разных народов, литературы эпохи Возрождения, новой русской и западноевропейской литературы, этнографии. Ему принадлежат ценные работы о происхождении искусства, по теории литературы. Первая работа опубликована в 1859. С диссертацией на степень доктора Веселовский вступил в область историко-сравнительного изучения общенародных сказаний («Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине». СПб., 1872), причем в отдельной статье разъяснил значение историко-сравнительного метода, поборником которого он выступил («Журнал Министерства народного просвещения», ч. CLII). Отстаивая теорию литературных заимствований, в противоположность прежней школе, объяснявшей сходство различных сказаний у индоевропейских народов общностью их источника в праиндоевропейском предании, Веселовский оттенил важное значение Византии в истории европейской культуры и указал на ее посредствующую роль между Востоком и Западом. Впоследствии Веселовский неоднократно возвращался к этому предмету, дополняя и отчасти исправляя высказанные им раньше предположения. С особой подробностью изучены им циклы сказаний об Александре Великом («К вопросу об источниках сербской Александрии» — «Из истории романа и повести», 1886), «О троянских деяниях» (там же, т. II; там же разбор повестей о Тристане, Бове и Атилле), «О возвращающемся императоре» (откровения Мефодия и византийско-германская императорская сага), в ряде очерков под общим заглавием «Опыты по истории развития христианских легенд». Исследования Веселовского по народной словесности и фольклору (сличение сходных поверий, преданий и обрядов у разных народов) рассеяны в его трудах о памятниках древней письменности и в его отчетах о новых книгах и журналах по этнографии, народоведению и т. п.; отчеты эти печатались преимущественно в «Журнале Министерства народного просвещения». Веселовский неоднократно обращался и к рассмотрению вопросов по теории словесности, избирая предметом своих чтений в университете «Теорию поэтических родов в их историческом развитии». Вопросу о происхождении лирической поэзии посвящены рецензия Веселовского на «Материалы и исследования П. П. Чубинского», статья «История или теория романа?» в «Записках 2-го отделения Академии наук» (1886). Рассмотрению различных теорий о происхождении народного эпоса (ср. «Заметки и сомнения о сравнительном изучении средневекового эпоса» — «Журнал Министерства народного просвещения», 1868) посвящен ряд исследований. Хотя Веселовский поставил изучение народного эпоса на почву сравнительного рассмотрения устных и книжных преданий в разных литературах, но главным объектом своих исследований он избрал русский народный эпос и предпринял серию «Разысканий в области русских духовных стихов». Содержание этих «разысканий» весьма разнообразно; зачастую молитвы духовной народной поэзии служат лишь поводом для самостоятельных экскурсов в различные области литературы и народной жизни (напр., IV выпуск), а в приложениях напечатаны впервые многие тексты древней письменности на разных языках. Веселовский проявил редкую способность к языкам и, не будучи лингвистом в тесном смысле слова, усвоил большинство неоевропейских (средневековых и новейших) языков, широко пользуясь этим для своих историко-сравнительных исследований. Теория заимствований, в пользу которой Веселовский привел ряд блестящих подтверждений, именно благодаря своей широкой начитанности и умелому указанию путей передачи, окончательно подорвала прежние построения на основе предполагаемых мифов. Веселовский остановился в своих работах только на применении и выяснении теории заимствований. Поставив в самом начале своей деятельности «вопрос о границах и условиях творчества» вообще, он исследовал эти условия и границы в разных направлениях: от историко-культурных и историко-сравнительных исследований в области народной словесности, памятников старины и международных сказаний он переходил к анализу личного творчества выдающихся писателей («Боккаччо, его среда и сверстники», 1894; «Петрарка в поэтической исповеди Canzoniere, 1304—1904»; капитальный труд о В. А. Жуковском «Поэзия чувства и сердечного воображения», 1904; «Пушкин народный поэт» и др.) и затем как бы сосредоточил свои силы гл. обр. на разработке основ исторической поэтики. Такая поэтика, которую он имел в виду создать, должна была охватить в широком синтезе все формы и виды поэзии, решая вопрос о генезисе родов поэзии на принципе строгого историзма. Вполне осуществить эту задачу универсального объема ему не удалось, но в ряде статей, посвященных вопросам поэтики, им с достаточной ясностью намечены пути и методы в решении проблем зарождения поэзии, дифференциации ее родов из первоначального синкретизма, выделения песни из обряда, перехода от «коллективного» к личному творчеству, анализа разных атрибутов поэзии и поэтического языка. Как строгий аналитик, Веселовский отбрасывал всякие априорные построения и принятые раньше категории, отстраняя определения на основании отвлеченных признаков, держась лишь строгой последовательности фактов. Он группировал их или в исторической преемственности, или в эволюционном построении, не стесняясь для последней цели брать факты из самых различных источников, выясняя пробелы прошлого наблюдениями над настоящим, сближая явления на низшей и высшей ступенях творчества, когда они вызваны аналогичными психическими условиями. Казалось, он действительно готов был охватить всю область художественного творчества человека и как бы сковать ее законами неумолимого детерминизма. Вопросы генезиса и эволюционные процессы его особенно увлекали. Эстетику он наивозможно обходил, если не вполне отрицал, но выказывал несомненное эстетическое чутье во многих оценках и отзывах. Не решая вопросов о сущности таланта и гениальности, Веселовский стремился вывести законы поэзии из наблюдений преимущественно над «групповыми» явлениями и «коллективным субъективизмом». Грандиозный замысел, над которым Веселовский неуклонно работал всю жизнь, остался незавершенным, но, быть может, он и не мог быть осуществлен в тех пределах позитивного историзма, которые Веселовский сам себе наметил. Им добыт ряд крайне ценных наблюдений и выводов над отдельными явлениями словесного творчества; собран большой материал, свидетельствующий об эрудиции, какою не обладал ни один из современных ему ученых — филологов, историков литературы, этнографов и фольклористов; сделано несколько важных сообщений и намечены пути для дальнейшей работы.

Ф. Батюшков

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Веселовский, Александр Николаевич [4(16).II.1838, Москва, - 10(23).Х.1906, Петербург] – русский филолог, историк литературы. Родился в семье генерала, военного педагога. Окончил Московский университет (1858). В 1859-1869 годах многократно бывал в Западной Европе, занимался научными исследованиями в Испании, Германии, Чехии, Италии. С 1872 года – профессор Петербургского университета. Академик (с 1880). Руководил отделением русского языка и словесности Академии наук. Научные познания В. были необычайно разносторонними. Он был знатоком русско-славянской, византийской и западноевропейской литературы средневековья, древнего и нового фольклора разных народов, литературы эпохи Возрождения, новой русской и западноевропейской литературы, этнографии. Ему принадлежат ценные работы о происхождении искусства, по теории литературы. Первая работа опубликована в 1959 году. Магистерская диссертация В. – «Вилла Альберти. Новые материалы для характеристики литературного и общественного перелома в итальянской жизни XIV-XV столетия» (1870, первоначально опубликована на итальянском языке, 1866-1868); докторская диссертация – «Из истории литературного общения Востока и Запада. Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине» (1872). Ко времени вступления В. на научное поприще русское академическое литературоведение перешло на новый путь научных исследований сравнительно с предшествовавшей ему литературоведческой мифологической школой, главой которой был Ф.И.Буслаев. Вслед за трудами А.Н.Пыпина, Т.Бенфея, подвергшими критике основные положения этой школы, В. переходит на путь сравнительно-исторического изучения памятников литературы и фольклора, стремясь установить общие закономерности историко-литературного процесса. В. становится самым выдающимся представителем сравнительно-исторического метода в литературоведении. В 60-70-х годах он создает теорию исторического мифотворчества («Заметки и сомнения о сравнительном изучении средневекового эпоса», 1868, «Сравнительная мифология и ее метод», 1873), существенно отличающуюся от теории мифологической школы. В работе о Соломоне и Китоврасе, в «Опытах по истории развития христианской легенды» (1875-1877) и др. В. исследовал роль демократических еретических движений и апокрифов в истории средневековой народной поэзии. Он проявлял большой интерес к современному фольклору, связанному с освободительным движением народов («О народной политической поэзии в Италии», 1866, и др.). В 70-80-х годах В. изучал отражение в фольклоре исторической действительности («Сказки об Иване Грозном», 1876, «Южно-русские былины», 1881-1884, и др.). В 80-90-х годах В. отрицательно оценил односторонность господствующих теорий буржуазной фольклористики («Новые книги по народной словесности», 1886 и др.). Он считал недопустимым сводить развитие фольклора только к заимствованиям и создал свою синтетическую теорию «бытовых и психологических основ» фольклора («Поэтика сюжетов», 1897-1906, «Три главы из исторической поэтики», 1899, и др.). В ряде работ В. объяснял искусство доклассового общества «общинно-родовыми отношениями», особенностями быта и идеологии человека той эпохи, связывал некоторые элементы фольклора с трудовыми процессами. В последний период своей деятельности В. окончательно сформулировал теорию «исторических начал» эпоса («Новые исследования о французском эпосе», 1885, курс лекций «История эпоса», 1884-1886, опубл. 1885-1886, «Мелкие заметки к былинам»,1885-1896, и др.). В «Разысканиях в области русских духовных стихов» В. стремился установить древнейшие народные основы и ограничить роль христианства в фольклоре («Большой стих о Егории» и др.). Он показал независимое от христианской религии прогрессивное развитие в фольклоре народного мировоззрения («Судьба-доля в народных представлениях славян» и др.). В. значительно расширил круг народов и культур, находившихся во литературном взаимообщении; его внимание привлекало творчество рас и народов не только культурно передовых, но и стоявших на ранних стадиях развития. В широко пользовался типологическим сопоставлением сходных литературных явлений, наблюдаемых (порой с очень большим хронологическим разрывом) у разных генетически не связанных между собой и стоящих на разных ступенях культурного развития народов. Сходство этих явлений он объяснял связанностью их с однородными стадиями общественного развития. Само понятие стадий исторического развития, как и «среды», было, однако, ограничено у В. позитивистским представлением об общественно-историческом процессе.
Наряду с теорией заимствования В. признавал теорию самозарождения мотивов и сюжетов. Теория эта, получившая название «антропологической» и обычно связываемая с английскими антропологами Э.Б.Тайором и его последователем Э.Лэнгом, возникла у В. еще за три года до опубликования книги Тайлора «Первобытная культура» (1871). Но и в тех случаях, когда у В. шла речь о заимствованиях, он выдвигал теорию «основ», наличие «встречного течения», способствующего заимствованию и усвоению чужеземного материала. При столкновении своего с чужим, по взгляду В., перевешивало свое. «Таким образом самостоятельное развитие народа, подверженного письменным влияниям чужих литератур, - писал он, - остается ненарушенным в главных чертах: влияние действует более в ширину, чем в глубину, оно более дает материала, чем вносит новые идеи. Идею создает сам народ, такую, какая возможна в данном состоянии его развития» (см. отчет В. о его научных занятиях в 1863 году, «Журнал министерства народного просвещения», 1863, ч. 120, № 12, с. 558). В. считал, что византийская литература оказала большое воздействие на европейскую средневековую литературу, в частности на литературы славянские. Эти последние, в том числе старинная русская литература, по мнению В., имели большое значение для уяснения общеевропейского литературного процесса в пору средневековья, поскольку ряд византийских памятников известен лишь в славянских переводах, будучи утрачен на византийской почве. Но независимо от этого, славянскому и особенно русскому элементу В. отводил значительную роль в общем развитии европейских литератур.
Исследования В. о литературе итальянского Возрождения («Боккачьо, его среда и сверстники», т. 1-2, 1893-1894, работы о Данте, Петрарке), высоко ценимые в Италии и оказавшие влияние на концепции итальянского Ренессанса, а также его работы, посвященные русским поэтам 19 века («Пушкин – национальный поэт», 1899, «В.А.Жуковский. Поэзия чувства и «сердечного воображения», 1904), отличаются огромной эрудицией, глубиной анализа, тонким проникновением в дух эпохи и психологию творчества.
Различные проблемы эстетики В. разработал в трудах по теории словесного искусства: «История или теория романа?» (1866), «Из введения в историческую поэтику», (1894), «Из истории эпитета» (1895), «Эпические повторения как хронологический момент» (1897), «Психологический параллелизм и его формы в отражениях поэтического стиля» (1898), «Три главы из исторической поэтики», «Поэтика сюжетов» и др. На развитии эстетических взглядов В. отразилось влияние различных философских систем 19 века. Наряду с некоторыми идеями Л.Фейербаха, А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского В. усвоил положения позитивистов Г.Бокля и Г.Спенсера, что определило непоследовательность его эстетической теории. Признавая зависимость искусства от «экономических условий» и «исторического строя», В. определял сущность искусства то как отражение жизни, то как изображение «идеалов художника». В. критически относился к идеалистическим схемам Платона, Ф.Шеллинга и Гегеля, к субъективно-идеалистической школе Ж.П.Рихтера, к теории «искусства для искусства». В. создал теорию происхождения искусства и его развития в эпоху первобытно-общинного строя. Содержание первобытного искусства он определял как «подражание» действительности и связывал его эволюцию с «развитием общинно-родовых отношений», уделяя особое внимание смене матриархата патриархатом. В этом вопросе В. стоял на прогрессивных позициях буржуазно-демократической науки. Элементы вульгарно-материалистического подхода к искусству и одностороннее внимание к эволюции семейных отношений отличали его теорию происхождения искусства от марксистского понимания этой проблемы. В. стремился создать «новое учение о поэзии, которое заменило бы собою старые эстетические теории» и обобщило бы все факты искусства – от простейших форм первобытной поэзии до реалистической литературы.
Хотя В. и стремился связать эволюцию искусства с определенными явлениями общественной жизни (в особенности на ранних стадиях его развития), однако, оставаясь на позициях позитивизма, В. не смог дать стройного и последовательного материалистического объяснения искусства; его «историческая поэтика» оказалась незавершенной.
Критически относясь к крайним выводам теории заимствования, В., однако, в некоторых случаях сам стал на путь преувеличения роли литературных влияний. В ряде случаев В. подходил к истории искусства как к имманентному процессу, преувеличивая значение традиционных форм, отдавая дань представлению о «саморазвитии» сюжетов. Эти слабые стороны методологии В. были вскрыты во время дискуссии в советском литературоведении конца 40-х – начала 50-х годов; однако в ходе дискуссии имело место осуждение научного наследия В. в целом.
Находясь в рамках академического литературоведения, В. оставался вне традиций революционно-демократической эстетики, что снизило значение его работ для дальнейшего развития передовой науки о литературе. Тем не менее труды В. по широте охвата материала, стремлению разрешить сложнейшие проблемы природы поэтического творчества, по богатству исторических связей, параллелей между культурами различных эпох и народов представляют выдающееся явление в истории русской и мировой науки о литературе.

Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.1, М., 1962.


Веселовский Александр Николаевич - историк литературы, родился в 1838 г., в Москве, где получил первоначальное образование и прошел университетский курс на словесном факультете, занимаясь главным образом под руководством проф. Буслаева, Бодянского и Кудрявцева. По окончании курса (1859) уехал за границу, сперва в Испанию, где пробыл около года, затем в Германию, где посещал в разных университетах лекции немецких профессоров по германской и романской филологии (см. Отчеты В. о занятиях во время заграничной командировки за 1862 - 1863 гг. в "Журн. Мин. Нар. Просвещ.", ч. CXVIII - СХХI), в Чехию, и, наконец, в Италию, где пробыл несколько лет и напечатал свой первый большой труд, по-итальянски, в Болонье ("Il paradiso degli Alberti" в "Scelte di curiosita litterarie", за 1867 - 69 гг.). Впоследствии этот труд был переделан автором по-русски и представлен им на соискание степени магистра в московский университет ("Вилла Альберти", новые материалы для характеристики литературного и общественного перелома в итальянской жизни XIV - XV вв., Москва, 1870). Предисловие к изданию текста, впервые разысканного В., исследование об авторе этого романа и его отношений к современным литературным течениям были признаны иностранными авторитетными учеными (Фел. Либрехт, Гаспари, К„ртинг и друг.), во многих отношениях образцовыми, но самое произведение, приписываемое автором Джованни де Прато, представляет лишь исторический интерес. В. указал на особое значение, которое он придает изучению подобных памятников, в связи с вопросом о так называемых переходных периодах в истории, и высказал еще в 1870 г. ("Московские Университетские Известия", ј 4) свой общий взгляд на значение итальянского возрождения - взгляд, который поддерживался им и впоследствии, в статье "Противоречия итальянского возрождения" ("Журн. Мин. Нар. Просвещ., 1888), но в более глубокой и вдумчивой формулировке. Из других работ А. Н. В., имеющих отношение к той же эпохе возрождения в разных странах Европы, следует отметить ряд очерков, которые печатались преимущественно в "Вестнике Европы": о Данте (1866), о Джордано Бруно (1871), о Франческо де Барберино и о Боккаччио ("Беседа", 1872), о Рабле (1878), о Роберте Грине (1879) и о других. С следующей своей диссертацией, на степень доктора, В. вступил в другую область научных изысканий: историко-сравнительного изучения общенародных сказаний ("Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине", Спб., 1872), причем в отдельной статье разъяснил значение историко-сравнительного метода, которого он выступил поборником ("Журн. Мин. Нар. Просвещ. ", ч. CLII). Вопроса о сравнительном изучении сказочных тем, обрядовых преданий и обычаев В. касался уже в одной из самых ранних своих работ (1859 г.), а впоследствии в двух итальянских статьях (о народных преданиях в поэмах Ант. Пугги, "Atteneo Italiano", 1866 г.; о мотиве "преследуемой красавицы" в разных памятниках средневековой литературы, по поводу итальянской новеллы о королевне дакийской; Пиза, 1866). В позднейшем труде автор представил обширное исследование из истории литературного общения между Востоком и Западом. проследив переходы соломоновских сказаний от памятников индийской литературы, еврейских и мусульманских легенд, до позднейших отголосков их в русских духовных стихах и, на окраинах Западной Европы, в кельтских народных преданиях. Отстаивая теорию литературных заимствований (Бенфей, Дунлоп-Либрехт, Пыпин), в противовес прежней школе (Як. Гримм и его последователи), объяснявшей сходство различных сказаний у индоевропейских народов общностью их источника в пра-индо-европейском предании, В. оттенил важное значение Византии в истории европейской культуры и указал на ее посредствующую роль между Востоком и Западом. Впоследствии В. неоднократно возвращался к предмету своей диссертации, дополняя и, отчасти, исправляя высказанные им раньше предположения (ср. "Новые данные к истории соломоновских сказаний", в "Зап. 2-го отд. Академии наук", 1882). Кроме указанного сюжета, им были с особою подробностью изучены циклы сказаний об Александре Великом ("К вопросу об источниках сербской Александрии" - "Из истории романа и повести", 1886), "О троянских деяниях" (ibid., т. II; там же разбор повестей о Тристане, Бове и Аттиле), "О возвращающемся императоре" (откровения Мефодия и византийскогерманская императорская сага) и др., в ряде очерков, под общим заглавием: "Опыты по истории развитии христианских легенд" ("Журн. Мин. Нар. Просвещ. ", за 1875 - 1877 гг.). Исследования В. по народной словесности и именно по фольклору, в тесном смысле слова (сличение сходных поверий, преданий и обрядов у разных народов), рассеяны в различных его трудах о памятниках древней письменности и в его отчетах о новых книгах и журналах по этнографии, народоведению и т. п., отчетах, которые печатались преимущественно в "Журн. Мин. Нар. Пр.". В. неоднократно обращался и к рассмотрению вопросов по теории словесности, избирая предметом своих чтений в университете, в течение нескольких лет, "Теорию поэтических родов в их историческом развитии". В печати до сих пор появились лишь немногие статьи, имеющие отношение к намеченной задаче. Отметим, по вопросу о происхождении лирической поэзии, рецензию В. на "Материалы и исследования П. П. Чубинского" (см. "Отчет о 22-м присуждении наград гр. Уварова", 1880); далее - статью: "История или теория романа?" ("Зап. 2-го отд. Академии наук", 1886). Рассмотрению различных теорий о происхождении народного эпоса (ср. "Заметки и сомнения о сравнительном изучении средневекового эпоса", "Журн. Мин. Нар. Пр.", 1868) посвящен целый ряд исследований, причем общие взгляды автора изложены в разных статьях его по поводу новых книг: "Сравнительная мифология и ее метод", по поводу труда г. Де-Губернатиса ("Вестник Европы", 1873 года); "Новая книга о мифологии", по поводу диссертации г. Воеводского (ibid., 1882); "Новые исследования о французском эпосе" ("Журн. Мин. Нар. Просвещ.", 1885). Хотя В. поставил изучение народного эпоса на почву сравнительного рассмотрения материала устных и книжных предали в разных литературах, но главным объектом своих исследований он избрал русский народный эпос (см. "Южно-русские былины", в "Зап. 2-го отд. Академии наук", 1881 - 1885 гг. и ряд мелких статей в "Журн. Мин. Нар. Просвещ."), а с другой стороны, предпринял серию "Разысканий в области русских духовных стихов" ("Зап. 2-го отд. Академии наук", с 1879 г.), продолжающих выходить отдельными выпусками поныне, почти ежегодно; содержание этих "разысканий" весьма разнообразно, и зачастую мотивы духовной народной поэзии служат лишь поводом для самостоятельных экскурсов в различные области литературы и народной жизни (напр., экскурс о скоморохах и шпильманах, в IV вып.), а в приложениях напечатаны впервые многие тексты древней письменности на разных языках. В. проявил редкие способности к языкам и, не будучи лингвистом в тесном смысле слова, усвоил большинство неевропейских (средневековых и новейших) языков, широко пользуясь этим преимуществом для своих историко-сравнительных исследований. Вообще, в своих многочисленных и разнообразных трудах Веселовский выказывает замечательную эрудицию, строгость приемов критики в разработке материалов и чуткость исследователя (по преимуществу аналитика), который, конечно, может порою ошибаться в высказываемых гипотезах, но всегда основывает свои мнения на научно-возможных и вероятных соображениях и приводит в подтверждение их более или менее веские факты.

Перечень трудов В. до 1885 года, которые помещались преимущественно в разных периодических изданиях, был составлен в 1888 году "Указатель к научным трудам А. Н. В., 1859 - 1885" (Спб.). Последующие его работы (отчасти указанные выше) печатались в "Журнале Мини. Нар. Просвещения", в "Зап. Академии" и в "Archiv fur Slavische Philologie". В 1891 г. вышел первый том перевода В. "Декамерона" Боккаччио и напечатана статья его: "Учители Боккаччио" ("Вестник Евр."). Характеристику трудов В. по изучению народной литературы см. у А. Н. Пыпина: "Истор. русск. этнографии" (1891, т. II, 252 - 282); там же в приложении (423 - 427) помещена краткая его автобиография. Ф. Батюшков.

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь.


Сочинения:

Собр. соч., т. 1-6, 8, 16, СПб-М.-Л., 1908-1938 (незаконч.);

Избр. статьи / Вступ. ст. В. М. Жирмунского, коммент. М. П. Алексеева. Л., 1939;

Историческая поэтика / Вступ. ст. и примеч. В. М. Жирмунского. Л., 1940;

Неизданная глава из «Исторической поэтики», [предисл. В. М. Жирмунского] // Русская литература. 1959. № 2—3.

О народной политической поэзии в Италии, «Известия АН СССР.ОЛЯ», т. 18, в. 4, 1959.

Литература:

Материалы для биографического словаря действительных членов имп. АН. Ч. 1, 2, 1915 (имеется список печатных работ Веселовского);

Памяти академика Александра Николаевича Веселовского. По случаю десятилетия со дня его смерти (1906-1916), П., 1921 (имеется библиография);

Буслаев Ф.И., Рецензия на книгу А.Веселовского «Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине», в книге: Отчет о XVI присуждении наград графа Уварова, СПб, 1874, с. 24-66;

Пыпин А.Н., История русской этнографии, т. 2, СПб, 1891 (с. 257-282, 422-427);

Ягич И.В., История славянской филологии, СПб, 1910 («Энциклопедия славянской филологии», в. 1);

Аничков Е., «Историческая поэтика» А.Н.Веселовского, в сборнике: Вопросы теории и психологии творчества, т. 1, 2 изд., Харьков, 1911;

Энгельгардт Б.М., А.Н.Веселовский, П., 1924;

Азадовский М.К., Литературное наследие А.Н.Веселовского и советская фольклористика, «Советский фольклор», 1941, в. 7,;

Шишмарев В.Ф., Александр Веселовский и русская литература, Л. 1946;

Соколов А.Н., А.Н.Веселовский – основоположник исторической поэтики, «Ученые записки МГУ», 1946, в. 107;

Дмитраков И., Кузнецов М., Александр Веселовский и его последователи, «Октябрь», 1947, № 12;

Глаголев Н., К вопросу о концепции А.Н.Веселовского, там же; Фадеев А., Задачи литературной теории и критики, в сборнике: Проблемы социалистического реализма, М.-Л., 1948;

Гудзий Н.К., О русском литературоведческом наследстве, «Вестник МГУ. Историко-филологическая серия», 1957, № 1;

Гусев В.Е., А.Н.Веселовский и проблемы фольклористики, «Известия АН СССР. ОЛЯ», 1957, т. 16, в. 2;

Виноградов Г.С., Архив А.Н.Веселовского, «Бюллетени рукописного отдела [Пушкинский дом]», в. 1, М.-Л., 1947.

Далее читайте:

Веселовский, Алексей Николаевич (1843-1918), брат Александра Николаевича

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС