Якубович Пётр Филиппович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Я >

ссылка на XPOHOC

Якубович Пётр Филиппович

1860-1911

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Пётр Филиппович Якубович

Якубович Пётр Филиппович (псевд.- М. Р а м ш е в, Л. М е л ь ш и н, П. Я., П. Ф. Гриневичи др.) [22.10(3.11). 1860, с. Исаеве Валдайского у. Новгородской губ.,-17(30).3.1911, Петербург], революционер-народоволец, поэт, писатель. Из дворян. В 1882 окончил историко-филологич. ф-т Петерб. ун-та, участвовал в студенч. движении. С 1878 сотрудничал в демократич. журн. "Дело", -"Слово", "Отечественные записки". В 1882 вступил в петерб. орг-цию "Народной воли", с 1883 (после ареста В. Н. Фигнер) - один из лидеров народовольч. движения. В янв. 1884 - один из организаторов Молодой партии "Народной воли", после слияния её со "старой" "Нар. волей" оказывал большую помощь Г. А. Лопатину в воссоздании партии. Летом 1884 Я. создал нелегальную типографию в Дерпте (Тарту), участвовал в подготовке и печатании № 10 газ. "Народная воля". Арестован в Петербурге 15 нояб. 1884, по процессу 21-го" приговорён к смертной казни, заменённой 18 годами каторги. Отбывал на Карийской каторге и в Акатуе. С 1895 на поселении в Кургане. Как поэт начал печататься в 1878. Осуждение на каторгу совпало с выходом сб. Я. "Стихотворения Матвея Рамшева" (1887). Много ярких стихов опубл. в предреволюц. время и в период Революции 1905-07. В стихах Я.- поэта революц. народничества создан образ борца, готового на подвиг и жертвы во имя нар. интересов. Его поэзия развивалась в русле рус. гражд. лирики, впитала традиции Н. А. Некрасова. Цикл автобиографич. очерков Я. об Акатуйской каторге ("В мире отверженных", впервые опубл. в "Русском богатстве" в 1895-98 под псевд. Л. Мельшин) имел огромный успех и вызвал широкий обществ, отклик. В 1899 Я. вернулся в Европ. Россию. Был ред. отдела поэзии, с 1904 (совм. с В. Г. Короленко) - отдела беллетристики журн. "Русское богатство".

О. А. Сайкин.

Использованы материалы Большой советской энциклопедии.


Якубович, Петр Филиппович ,«М. Рамшев», «П. Мельшин», «П. Я.», «П. Гриневич»,«Поэт» (1860—1911). — род. в 1860 г. в сельце Исаеве, Валдайского у., Новгородской губ. в семье обедневшего дворянина. Известный поэт и литератор.

Окончил гимназию в Новгороде и ист.-филологический факультет Петербургского университета. Первое его стихотворение было напечатано в 1878 г. Выступал в журналах "Слово", "Вестник, Европы" и других, подписывая свои стихи инициалами П. Я. Впоследствии книги ." Якубовича выходили также под псевдонимами Л. Мельшина и М. Рамшева. Еще, в отрочестве у Якубовича сложились революционные убеждения. В начале 80-х годов он становится профессиональным революционером, членом партии "Народная воля". В 1883—84 гг. стоял во главе народовольческой работы Петербурга. Был инициатором создания "Молодой Народной Воли". Формально входил в состав Распорядительной комиссии "НВ". После ареста Г.Лопатина и Саловой стал во главе "Народной Воли". Арест. 15 (6?) ноября 1884 г. в Петерб. В 1884 г. был заключен в Петропавловскую крепость, где пробыл около 3-х лет. Судился Петербург. военным судом в 1887 г. (дело Лопатина, Саловой, Конашевича). Приговорен к смертной казни, замененной по конфирмации 18-летней каторгой. До 1890 г. отбывал наказание в Карийской (Нерчинского округа) политической тюрьме, затем был переведен в общеуголовную Акатуйскую каторжную тюрьму и три года работал в рудниках. Ряд манифестов сократил срок наказания; в 1895 г. Якубович был отправлен на поселение в Курган, Тобольской губернии; в 1899 г. заболел сильным нервным расстройством и получил разрешение лечиться сначала в Казани, затем в Петербурге. В годы первой русской революции входил в состав Шлиссельбургского комитета (помощи узникам Шлиссельбургской крепости).Работал зав. отделом поэзии журнала "Русское богатство". Написал записки о каторге: «В мире отверженных», переведенные на немецкий и французский языки. После кат. был близок к партии народных соц.

Поззия Якубовича, продолжателя некрасовских традиций в русской литературе, автобиографична. Его литературную деятельность высоко ценили Чехов, Короленко, Горький. Он первым перевел на русский язык "Цветы зла" французского поэта Ш. Бодлера, составил известную в свое время хрестоматию "Русская муза". Умер 17 марта 1911 г.

+ + +

П.Якубович:

"Тип убеждений революционера наметился у меня еще в младших классах гимназии.
..Близкое прикосновение к революционной среде, уже заведомо для меня активно-революционной, я начал иметь только с февраля или марта 1883 г ., когда познакомился с известным впоследствии Сергеем Дегаевым. До этого времени благодаря большому кругу знакомств среди литературного и вообще интеллигентного Петербургского мира (как литератор) и среди учащейся молодежи (как студент), я имел несколько столкновений, которые обвинялись впоследствии как революционеры, но которые в своих отношениях ко мне были простыми частными знакомыми... Тем не менее, теперь же я должен заявить , что еще много лет назад у меня составилось мировоззрение чисто социалистическое и революционное.
...Во многом будучи по убеждениям революционером-политиком и всецело революционером-социалистом, я считал себя совершенно неспособным к активной, заговорщической и организаторской деятельности, неспособным по натуре, по темпераменту, по отсутствию во мне достаточной для этого отваги, н р а в с т в е н н о й в ы д е р ж к и, готовности во в с е м отречься от себя и взять крест, — словом, я считал себя прямо н е д о с т о й н ы м для такой роли. Мне не было дела до того, что в среде революционеров-деятелей могли быть и были такие же «недостойные» люди, — это было делом их собственной совести. Сам я не мог и не хотел быть действующим революционером.
Активная моя революционная деятельность начинается с осени 1883 г., когда, по предложению Дегаева, я взялся в сентябре месяце, руководить образовавшейся весной того же года «Студенческой лигой» и создал из нее по своему личному плану и убеждению так называемый «Союз молодежи партии Народной Воли»."

М.Г.Шебалин:

"Чрезвычайно живой, деятельный, он, по-видимому, тогда уже решил весь отдаться революционному делу, не оставляя своей работы в легальной журналистике. Помимо стихотворений, которые и тогда уже завоевали ему, молодому поэту, солидную известность, он писал статьи в журналах, в особенности в тогдашнем «Русском Богатстве». Это был небольшой журнал, приобретенный от Бажиной, артелью писателей, близких к «Отечественным Запискам» и пожелавших поставить свой журнал независимо от всяких издателей. Если не ошибаюсь, журнал выходил под редакцией Бажиной. Участвовали в нем и Успенский, и Златовратский и друг., а также молодые писатели, среди них Якубович и Шаталов. Внимание к журналу со стороны писателей с известными именами скоро остыло, и молодым, а главнейшим образом Якубовичу, пришлось вести журнал самостоятельно, наполняя его статьями под разными псевдонимами. Несмотря на загруженность этой журнальной работой, Петр Филиппович вел чисто партийную работу агитатора и организатора. Связи его в обществе и литературных кругах, его популярность среди студентов университета, обаятельность его личности делали эту его работу чрезвычайно успешной и плодотворной."

В.И.Дмитриева:

"Он не жил, он горел... В моей .памяти ярко запечатлелся Якубович, каким он был в ту пору. Бледный, с горящими глазами, в вечном движении, он с головой погрузился в работу, писал, печатал, агитировал, и так до самого того дня, когда в цепях, с обритой головой пошел в Сибирь, откуда только годы спустя донесся до нас его голос, рассказавший нам о «Мире отверженных".

П.Якубович:

"«Петербург, несмотря на все горе, которое он дал мне в моей короткой, но бурной жизни, я всегда страстно любил и до сих пор люблю, он был любимейшим предметом моих поэтических песнопений — его молодежь, его жизнь и сам он... Мне хотелось надышаться всем здесь — и воздухом и людьми...
Я страстно любил свободу, жизнь, людей, передо мной раскрывалась тюрьма, в которой, как я постоянно видел, входило так много и выходило так мало людей. Я предпочел перейти на нелегальное положение, чтобы по возможности отдалить время своего входа в эту могилу. Но в то же время, вместе с этим переходом, за мной сожигались само собой корабли, безнадежно погасала надежда на личную жизнь и на личное счастье. И я — не воин по натуре, я, преклонявшийся с почтительным страхом перед теми, кто имел в себе отвагу и силу быть таким воином, бойцом без упреки, и, презиравший до тех пор самого себя за неспособность всецело отдаться своим убеждениям,—теперь я, повторяю, против воли, мало-помалу сам всходил на опасную гору, с которой открывалась такая ужасающая наклонная плоскость личной гибели, хотя и служения делу. Это не значит, что я раскаиваюсь или что виню кого-либо, увлекшего меня; винить некого, кроме несчастной эпохи, в которую мы живем. Я делал, что мог, в своем, насильно навязанном мне несчастным стечением обстоятельств, нелегальном, революционном положении, но если бы т е п е р ь мне удалось очутиться снова на свободе, но снова в том же положении разыскиваемого человека, не имеющего за собой кораблей, я, конечно, о п я т ь д е л а л б ы то, что мог, в пределах своих убеждений.
После смертного приговора: Выслушал я приговор так спокойно, что и сам того не предвидел"

П.Якубович - П.А.Грабовскому:

"Проклятый Акатуй! И благо тому, кто убежит его когтей, высасывающих лучшую кровь из сердца, сушащих мозг и обессиливающих душу."
...Я перепробовал уже всевозможные профессии, но с нынешней осени исключительно запрягся в буренье. М. В. Стояновский (с которым было передано это письмо) подробно расскажет Вам, что это за штука такая. Мне она чрезвычайно нравится. Какое-то мучительское страшное наслаждение доставляет долбить железным буром гранитную стену без устали в течение нескольких часов в сыром полумраке шахты..."

П.Якубович:

"Однако физические лишения были ничто по сравнению с тяжелым нравственным состоянием, в котором я находился эти три-четыре дня. То было состояние какого-то оглушения... Я не в силах был переварить того, что со мной произошло. Мысль, что отныне я — «уголовный», отверженец, лишенный всех человеческих прав, что администрация тюрьмы может в любую минуту ради малейшего каприза оскорбить и унизить меня, а при случае подвергнуть и .телесному наказанию, которое всегда казалось мне неизмеримо страшнее смерти, — мысль эта наполняла душу холодом ужаса..."

М.П.Орлов:

"Писал он сидя на кровати и положив куски махорочной бумаги на книгу, так, чтобы надзиратель, заглянувши из коридора, счел бы его за читающего. Писал он без всяких помарок, прямо набело... Посетители все время разговаривали, и П. Ф. — великий спорщик — то и дело вмешивался в разговор со своими возражениями. Казалось, что при таких условиях он никогда не кончит своей работы, но очень скоро первый том «В мире отверженных» был уже окончен, и П. Ф. прочитал его нам".

А.Н.Бек:

"Мельшина (Якубовича)... я лично не знала, но мне выпало на долю везти в Петербург его рукопись «Из мира отверженных», написанную им в бытность в Акатуевской тюрьме. Оттуда вышел, отбыв срок каторги, доктор Фрейфельд, живший на поселении в Горном Зерентуе. У него сохранилась связь с тюрьмой... Узнав через Фрейфельда, что я собираюсь ехать в Петербург, Мельшин прислал мне свою рукопись, упакованную в громоздкий деревянный футляр, и письмо к его брату Василию Якубовичу — профессору по детским болезням, Этот футляр при поездке через Сибирь на лошадях я берегла как зеницу ока и благополучно доставила его брату Мельшина. Это было в 1894 году".

Л.В.Фрейфельд (народоволец, отбывавший каторгу в Акатуе с Якубовичем):

"Все товарищи, которым приходилось встречаться с Якубовичем, знали, что это был человек кристально чистый, целомудренный, приходивший в отчаяние от тех грубых выражений, которые не сходили с уст окружавших его соседей, от обнаженного цинизма и жестокости, которой бравировали многие арестанты."

П.Якубович - М.Горькому, март 1900:

"Я родился в 1860-м и по духу всецело принадлежу к поколению конца 70-х, начала 80-х годов.
Я..предпочитаю отказаться от чести стоять под одним знаменем с современным народничеством» и носить эту .затасканную, а отчасти загаженную кличку."

«Звезда», 19 марта 1911 г.:

"В черное безвременье... прожил большую часть своей жизни Якубович. И бодрость его духа, не подчинявшегося веяниям времени, но терпеливо ждавшего красной доли грядущего и настойчиво работавшего на ее приближение, должна служить примером в настоящее время."

Н.С.Ольминский:

"Могиканин русского народничества".

Использован материал с сайта "Народная Воля" - http://www.narovol.narod.ru/


Далее читайте:

Члены "Народной Воли" и др. (биографический справочник)

Народная воля, революционно-народническая организация, образовалась в августе 1879 г.

Земля и воля, тайное революционное общество, существовало в 1870-е гг.

Петрашевцы, участники кружка М. В. Петрашевского (1827-1866).

П.Ф.Якубович - письмо Л.А.Тихомирову  от 31 октября (по юлианскому календарю).

П.Якубович - письмо И.И.Попову, 14 ноября 1884 г.  (по юлианскому календарю)

Письмо к товарищам П.Якубович

Сочинения:

Стихотворения, т. 1 - 2, СПБ, 1898- 1901;

Шлиссельбургские мученики, СПБ, 1906;

Н. А. Некрасов. Его жизнь и литературная деятельность, СПБ, 1907;

Очерки русской поэзии, 2 изд., СПБ, 1911;

Пасынки жизни. Рассказы, 4 изд., М., 1918;

В мире отверженных, т. 1 - 2, М.- Л., 1964; Стихотворения, Л., 1960.

Литература:

Двинянинов Б. Н., Меч и лира, М., 1969;

Сайкин О. А., Из истории "Молодой партии Народной воли", "История СССР", 1971, № 6;

Народничество в работах советских исследователей за 1953 - 1970. Указатель литературы, сост. Н. Я. Крайнева, П. В. Пронина, М., 1971.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС