Жуков Георгий Константинович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Ж >

ссылка на XPOHOC

Жуков Георгий Константинович

1896-1974

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Георгий Константинович Жуков

Г.К.Жуков. 1937 г.

Сначала скомпрометировать, а затем уничтожить

ЖУКОВ Георгий Константинович (1896-1974). Полководец, Маршал Советского Союза (1943). Георгиевский кавалер (два креста). Четырежды Герой Советского Союза (1939, 1944, 1945, 1956), Герой Монгольской Народной Республики (1938). Дважды кавалер ордена «Победа».

Жуков родился в деревне Стрелковка Калужской области в семье крестьянина. В 1906 г. окончил церковно-приходскую школу 1) и был отдан в учение в скорняжную мастерскую в Москве. Участник Первой мировой войны (с 1915 г.); вице-унтер-офицер. В Красной Армии с 1918 г. В гражданскую войну командовал конным полком. Член партии с 1919 г. В 1938 г. — командир дивизии им. К. Ворошилова (считают, что этот факт сыграл в его карьере важную роль). В 1939 г. руководил операциями советских войск в боях с японцами на р. Халхин-Гол. В январе-июле 1941 г. — начальник Генерального штаба — заместитель наркома обороны СССР.

Генерал армии Жуков особенно прославился в годы Великой Отечественной войны. С 23 июня 1941 г. — член Ставки ВГК, с августа 1942 г. —  1-й заместитель наркома обороны СССР и заместитель Верховного Главнокомандующего. Непосредственно участвовал в разработке и осуществлении стратегических планов ВГК, в подготовке и проведении многих крупных операций. В 1941-1942 гг. командовал войсками Резервного, Ленинградского, Западного фронтов. Руководил разгромом фашистов под Москвой. Координировал действия фронтов в Сталинградской, Курской битвах; при прорыве блокады Ленинграда, при штурме Берлина и других успешных операциях советских войск. С августа 1942 г. — заместитель Верховного Главнокомандующего. в 1944-1945 гг. командовал войсками 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов. От имени Верховного Главнокомандования подписал акт о капитуляции фашистской Германии. Принимал Парад Победы 24 июня 1945 г.

И.В.Сталин и Г.К. Жуков на трибуне мавзолея.

Писатель А. Авдеенко вспоминает: «Только через несколько десятилетий мне открылась тайна мрачного лица Сталина на параде в честь Победы. Всенародная радость, а он... злился на свою старческую немощь, страшно завидовал тем, кто помоложе и здоровее его, шестидесятипятилетного. Маршал Жуков в своих записках, опубликованных в конце 80-х, рассказал, что самому Сталину страсть как хотелось командовать парадом: выскочить из ворот Спасской башни на белом коне, прогарцевать перед мавзолеем, объехать войска всех родов оружия, поздравить с великим днем. Он даже некоторое время учился в манеже верховой езде. Старик в седле? Ну и что? Лев Толстой и в восемьдесят совершал верхом на коне прогулки по полям и лесам Ясной Поляны. Так то Толстой, кавалерист с юных лет, а Сталин, хотя и кавказец, выглядел на белой лошади, как чучело, набитое соломой. Он понял это без подсказки со стороны. Спустился на грешную землю и, добродушно подсмеиваясь над собой, сказал окружавшей его свите: "Куда конь с копытом, туда раку с клешней не следует соваться". И, глядя на одного Жукова, приказал: „Назначаю вас командующим парадом"» (Авдеенко А.О. Наказание без преступления. М., 1991. С. 324-325).

В 1945-1946 гг. Жуков — главнокомандующий Советских войск в Германии. В 1946 г. — главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооруженных Сил СССР.

В то время Жуков был очень популярен в стране. В глазах многих советских людей два человека олицетворяли победу в тяжелейшей воине — генералиссимус Сталин и «маршал Победы» Жуков. Казалось, что никакие силы не смогут свергнуть полководца с заслуженного пьедестала. Однако вскоре произошли события, резко изменившие судьбу «Георгия Победоносца». Историки и авторы мемуаров до сих пор высказывают совершенно противоположные мнения в оценке этих событий.

«В книге конструктора Яковлева говорится, что Сталин любил Жукова, это, к сожалению, действительности не соответствует» (Голованов А.Е. Записки командующего АДД. М., 1997).

«К Жукову, как известно, Сталин испытывал ревность, переходящую все границы. Не случайно, приняв разработанный Жуковым и Василевским план нанесения решающего удара под Сталинградом под кодовым названием „Уран", Сталин отправил Жукова на другой фронт, чтобы с его именем не была связана еще одна решающая победа. Жукову не нашлось достойного места и в документальном фильме "Битва за Сталинград", сделанного сразу же после окружения армии Паулюса. Таких примеров во второй половине войны, когда чаша весов уже склонилась в нашу сторону, было множество» (Марьямов Г. Кремлевский цензор. М., 1992. С. 114).

Вскоре после войны, несомненно, по распоряжению Сталина, НКВД конфисковало личный архив маршала. Одновременно был произведен обыск на квартире и даче Жукова.2) В свою очередь, Л.П. Берия, как утверждают, ненавидевший Жукова, с помощью Абакумова пытался получить от арестованных военачальников (маршала авиации А.А. Новикова и др.) «компромат» на Жукова.

В результате всех этих действий Сталин, ревниво относившийся к славе и популярности Жукова, нашел предлог, чтобы удалить маршала подальше от Москвы. Прославленного полководца назначили командующим войсками сначала Одесского военного округа, затем Уральского военного округа (1946-1953).

После смерти Сталина Жуков был приглашен в Москву. В июне 1953 г. он помог Н.С. Хрущеву устранить «банду Берии» и противостоять «антипартийной группе». В 1953-1955 гг. Жуков — заместитель министра, в 1955-1957 гг. — министр обороны СССР. В 1957 г. — член Президиума ЦК КПСС. В 1941-1953 гг. — депутат Верховного Совета СССР. Однако в октябре 1957 г. он был снят Н.С. Хрущевым с занимаемой должности.

«Последние 17 лет жизни Жукова проходили в условиях тяжелой опалы, продолжавшейся, по сути, до последних дней маршала. Опала носила нарочито оскорбительный характер, унижающий достоинство и честь народного героя, отчуждала его от общества, широкого круга друзей, была направлена на то, чтобы изъять имя Жукова из победной истории войны, вынуждала Георгия Константиновича находиться под негласным домашним арестом без права длительного выезда из Москвы без особого на то разрешения высшего партийного руководства» (Маршал Жуков. Каким мы его помним. М., 1989. С. 136, 389).

Жуков был награжден 34 советскими наградами, в том числе шестью орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова 1 степени, орденом Красного Знамени Тувы, а также 29 иностранными орденами и медалями, в том числе высшей наградой Великобритании — орденом Бани.

Г.К. Жуков похоронен в Москве на Красной площади у Кремлевской стены.

Имя маршала Жукова носят Военная командная академия противовоздушной обороны, улицы в Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Для слушателей и курсантов военно-учебных заведений установлены стипендии имени маршала Жукова.

Жуков — отец четырех дочерей: Эры (р. 1928 г.) и Эллы (р. 1937 г.) — от Александры Диевны Зуйковой (1900-1967), Маргариты (р. 1929 г.; с 1993 г. — президент фонда «Маршал Жуков») — от Марии Николаевны Волоховой (1897-?) и Марии (р. 1957 г.) — от Галины Александровны Семеновой (1926-1973). Первым мужем Эры был Юрий Василевский, сын маршала (Соколов Б. Неизвестный Жуков. Минск, 2000).

Г.К. Жуков — автор мемуаров «Воспоминания и размышления» (М., 1974). Мемуары подверглись жесткой цензуре. Маргарита Жукова вспоминает: «Когда отец закончил писать мемуары, то Суслов просмотрел их и сказал: „Мы сделали 180 замечаний к вашей рукописи. Она никогда не выйдет, потому что вам не хватит жизни, чтобы исправить наши замечания". Там не была указана руководящая роль партии на таком-то фронте и в таком-то полку и еще много чего другого... Но произошло нечто непредвиденное. Эта книга делалась в РИА "Новости", и главный редактор Вадим Комолов сообщил миру, что книга закончена, и тогда валом пошли предложения о ее издании во Франции, Ираке, Англии, Америке, и все готовы были заключить с автором договор. Обеспокоенный Суслов позвонил отцу и сказал, что можно будет рассмотреть возможность такого издания. Отец ответил: "А как же быть, у меня договор с РИА, я пенсионер, ветеран войны". Комолов за то, что он обещал за рубежом издать эту книгу, судом военного трибунала был осужден на 15 лет тюрьмы. 'Там он заболел лейкемией и умер. Он не успел рассказать, как шла работа над книгой. Поэтому появились рассуждения, что Жуков не сам ее написал. Но это не так. В Англии на аукционе должна быть скоро продана рукопись Жукова» (Жукова М. «Отец был честным человеком, а потому плохим политиком» // Смена. 1999. 20 сент.). Брежнев и Суслов требовали, в частности, убрать главу о сталинских репрессиях по отношению к командному составу Красной Армии, положительные характеристики Блюхеру, Тухачевскому, Уборевичу, Егорову и другим сослуживцам Жукова. Изменить отношение к политике партии перед войной и неудачам в первый год войны (Карпов В. Маршал Жуков. Опала. М., 1994. С. 377; ИцковИ., Бабак М. Маршал Жуков//Огонек. 1986. № 48. С. 7).

Приведем, например, один из фрагментов, не вошедший в мемуары. Жуков пишет: «Меня можно ругать за начальный период войны. Но 1942 г. — это же не начальный период. Начиная от Барвенкова, Харькова, до самой Волги докатились. И никто ничего не пишет. А они (имеется в виду Н.С. Хрущев. — Сост.) вместе с Тимошенко драпали. Привели одну группу немцев на Волгу, а другую на Кавказ. А им были подчинены Юго-Западный фронт, Южный фронт. Это была достаточная сила... Я пишу все как было, я никого не щажу» (Зенькович Н.Я. Маршалы и генсеки. М., 1997. С. 161-162).

Сенсационный материал из беседы доктора исторических наук генерал-лейтенанта Н.Г. Павленко с Жуковым представлен в сборнике документов, составленных историком Л.А. Киршнером. Н.Г. Павленко пишет: «Сталину, чтобы обелить себя за поражения Красной Армии в первые месяцы войны, нужны были „козлы отпущения". И они были найдены. В трусости и предательстве облыжно обвинили, предали анафеме, расстреляли значительную часть начальствующего состава основных фронтов (ныне все реабилитированы). Обвиняя других, сам Сталин оказался на грани предательства, когда 7 октября 1941 г. при прорыве немцев к Москве, по свидетельству Г.К. Жукова, впал в панику и приказал Берии "по своим каналам позондировать почву для заключения нового Брестского мира с Германией, сепаратного мира. Пойдем на то, чтобы отдать Прибалтику, Белоруссию, часть Украины - на любые условия". На мой вопрос Жукову, что было дальше, он ответил: "Доверенные лица Берии обратились к тогдашнему послу Болгарии в СССР Стотенову. По словам Стотенова, Гитлер отказался от переговоров, надеясь, что Москва вот-вот падет". К счастью, позорного сепаратного мира за спиной народа не получилось» (Канун и начало войны. Документы и материалы. Л., 1991. С. 40, 371).

Довольно подробно тема «Сталин и Красная Армия» освещена в статье Жукова «Чего стоят полководческие качества Сталина» (непроизнесенная речь маршала, проект выступления на предстоящем пленуме ЦК КПСС, май 1956 г.), опубликованной в журнале «Источник» (1995. № 2. С. 143-159) со ссылкой на Архив Президента России (АПРФ. Ф. 2. On. 1. Д. 188. Л. 4-30).

О Жукове как о полководце в настоящее время высказываются самые противоположные мнения. Ряд исследователей ставит под сомнение его полководческий гений. Так, маршал А.И. Еременко написал в своем дневнике в феврале 1943 г.: «Следует сказать, что жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в пять-шесть раз, иначе он не будет браться за дело, он не умеет воевать не количеством и на крови строит свою карьеру» (цит. по: Соколов. Б. Михаил Тухачевский. Смоленск, 1999. С. 352).

«Жуков давно уже превратился в миф, — пишет современный советолог И. Бунич, — который каждый, в зависимости от поставленной цели, рассматривает по собственному усмотрению, но с обязательным книксеном — „великий полководец". Двадцать шесть миллионов убитых существуют как бы отдельно от Жукова, а он — отдельно от них. Но такое долго продолжаться не может. Столь чудовищное количество погибших неизбежно поглотит миф о „великом полководце", и о Жукове если не забудут совсем, то и особо часто вспоминать не будут, что уже наблюдается» (Бунич И. Операция «Гроза», или Ошибка в третьем знаке. Кн. 1. СПб., 1994. С. 331).

1) «Дело заключается в том, что Г.К. Жуков стал полководцем и не просто полководцем, а выдающимся полководцем, не имея по сути дела ни соответствующего военного образования, ни общего. Все, что имелось в его, если можно так выразиться, активе — это два класса городского училища. Никаких академий он не кончал, и никакого законченного образования не имел. Все, что он имел — это голову на своих плечах. К этому можно прибавить курсы по усовершенствованию, что, конечно, не может быть отнесено к какому-либо фундаментальному образованию, да и называются-то они курсами по усовершенствованию того, что человек уже имеет, т. е. практического опыта. Действительно, сколько таких самородков дала Русь за время своего существования!» (Полководцы. Сборник. М., 1995. С. 20).

2) 5 января 1948 г. агенты МГБ по личному распоряжению Сталина произвели негласный обыск московской квартиры Жукова. Искали чемодан с «трофейными» драгоценностями. Тщетно. Не нашли. И только в сейфе были обнаружены некоторые ценности: два десятка золотых и с драгоценными камнями часов, полтора десятка золотых кулонов и колец и другие золотые изделия.

Через три дня обыск повторили на даче Жукова в Рублево. Там сыщикам повезло больше. В 51 сундуке и чемодане, а также валом, на стенах и на полу комнат находилось свыше четырех тысяч метров шелка, парчи, панбархата шерстяных и других тканей; 323 собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых и каракулевых шкур; 44 ковра и больших гобелена дорогостоящей работы, вывезенных из Потсдамского и других дворцов и домов Германии; 55 «ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамах»; семь больших ящиков с фарфоровой с художественной отделкой и хрусталь^ ной посудой; два ящика с серебряными столовыми и чайными приборами.

Далее по тексту доклада министра МГБ Абакумова Сталину: «Кроме того, во всех комнатах дачи, на окнах, этажерках, столиках и тумбочках расставлены в большом количестве бронзовые и фарфоровые вазы и статуэтки художественной работы, а также всякого рода безделушки иностранного происхождения...

Вся обстановка, начиная от мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу.

На даче нет ни одной советской книги, но зато в книжных шкафах стоит большое количество книг в прекрасных переплетах с золотым тиснением, исключительно на немецком языке.

Зайдя в дом, трудно себе представить, что находишься под Москвой, а не в Германии» (Военные архивы России. М., 1993. С. 184-190).

Знал ли Сталин о наклонностях своих приближенных? Безусловно, знал, и ловко этим пользовался. В его руках факты «присвоения трофейного имущества» были неотразимыми козырями, которые он пускал в ход только в нужный момент политических игрищ с неугодным. Сталин хладнокровно вместе с надуманными антиправительственными заявлениями подбрасывал козырную карту, чем бил все шансы на оправдание жертвы.

Жукову пришлось писать подробную объяснительную записку секретарю ЦК ВКП(б) А, Жданову. В конце заявления маршал слегка покаялся:

«...Я признаю себя очень виноватым в том, что не сдал все это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно.

Я даю крепкую клятву большевика — не допускать подобных ошибок и глупостей.

Я уверен, что я еще нужен буду Родине, великому вождю т. Сталину и партии» (Там же. С. 244).

В. Карпов пишет; «Документы, которые в настоящее время рассекречены и не были известны Жукову, неопровержимо доказывают, что Сталин лично руководил всеми „мероприятиями", направленными на то, чтобы сначала скомпрометировать маршала, а затем уничтожить его. Что касается мнения Жукова о том, будто бы Сталин не дал его в обиду, то оно не соответствует действительности и слух этот („мне передали разговор"), может быть, подброшен с Лубянки, чтобы усыпить бдительность Жукова» (Карпов В. Маршал Жуков. Опала. М.. 1994. С. 157).

Использованы материалы кн.: Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000 


Вернуться к главной странице, посвященной Г.К. Жукову

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС