SEMA.RU > XPOHOC  > ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ  >  РОССИЯ В IX - XVIII ВЕКАХ  > 
ссылка на XPOHOC

Челобитная гетману Сапеге

1908 г.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

На первую страницу
НОВОСТИ ДОМЕНА
ГОСТЕВАЯ КНИГА
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
КАРТА САЙТА

Челобитная гетману Сапеге жителей Юрьева Польского о притеснениях от панов, собирающих кормы, и от загонных людей

27 декабря 1608

Государю пану Яну Петру Павловичю Сопеге, каштеляновичу киевскому, старосте усвятицкому и кирепецкому, и ближнему Государеву Цареву и Великого Князя Дмитрея Ивановича всеа Русии приятелю и земскому правителю, биют челом Юрьева Полского и всего Юрьевского уезду нищие Государевы богомолцы и твои Госуда­ревы архимарит и протопоп и весь свещеннический чин, и дворяне, и дети боярские, и посадцкие людишка, и всего Юрьевского уезду всякие черные людишка. В ны­нешнем, государь, в 117 году, декабря в 17 день, приеха­ли, государь, в Юрьев Полской, по Государеву Цареву и Великого Князя Дмитрея Ивановича всеа Руси указу и от тебя Яна Петра Павловича, пан Петр Михалевский с товарыщи, и нам, нищим Государевым твоим богомолцом, и к дворяном и к детем боярским и посадцким и всяким черным волостным людишкам, что велено, государь, в Юрьеве на посаде и во всем Юрьевском уезде сбирати кормы пану Петру Михалевскому на шесть рот твоего го­сударева полку твоим государевым ратным людем; а тво­его государева уложения в твоей государеве грамоте не написано, по чему на роту, на сто коней и на сто человек корму давати. А мы, государь, нищие Государевы Царе­вы и Великого Князя Дмитрея Ивановича всеа Русии и твои государевы богомолцы, архимарит, и протопоп, и попы и весь свещеннический чин, и дворяне, и дети бояр­ские, в Юрьевском уезде от ратных от загонных людей и от Полских казаков пограблены, и церкви Божий разоре­ны, Божие милосердие образы ободраны и переколоты; и всякое церковное строение поймали, и животинишко вся­кое, лошади и рогатую животину загонные люди повыгнали, и хлебешко все перемолотили и повывезли, все до конца разорили; а сами мы, холопи Государевы, с жениш­ками и с детишками, скитаемся на посаде душею да телом; а крестьян, государь, за нами нет ни одного бобыля, толко жили своими дворишками, и те ныне дворишка наши все разорены, и хлебешко все загонные люди повымолотили, и людишка в полон поймали, а иные повысекли.

А посадцкие, государь, людишка от кормов и от подвод вконец погибли, что, государь, ездят изо всех Понизовных городов всякие литовские и полские люди и госуда­ревы посланники, и кормы и подводы емлют многие; и тех, государь, подвод не воротитца ни единая лошадь. И нам, государь, нищим Государевым и твоим государевым богомолцом, и холопем Государевым дворяном и детем боярским и посадцким и всяким черным людишкам твоих государевых твоего полку ратных людей, шти рот, прокормити невозможно, что государь, место не великое, и людишка, государь, бедные и разорены до основания. А преть, государь, сего, Государевы Царевы и Великого Князя Дмитрея Ивановича всеа Русии всякие столовые запасы возили; да с нас же, государь, взято в государеву казну, с бедных и с разоренных, по двадцати по семи рублев с сохи за Государевы ж за столовые запасы; да нас же, государь, бедных и разоренных, ведено взять пану Хвощу на две роты, на двесте человек, всякого запасу и конского корму, и мы, по твоему государеву указу, те кормы послали все сполна. Милосердый государь, пан Ян, пожалуй нас разоренных, умилосердися над нами, не вели на нас, в Юрьеве на посаде и во всем Юрьевском уезде для кормов тех, которым паном, по Государеву указу, пожаловал ты, государь, велел быти с ротами, пану Михалевскому с товарыщи, что, государь, досталные людишка, наши крестьянишка и людишка наши, от Литвы настращены и бегают по лесам, и сыскати их не мочно, и твоим государевым паном кормов взяти не на ком. А что, государь, ты пожалуешь нас уложишь про литовские люди, и каких кормов, и на колко панов и лошадей, и мы, государь, по Государеву указу и по твоему уложению, ради на те роты корм давати и возити в таборы, покаместа силы и мочи нашие станет; а тем, государь, паном, которые здесе в Юрьеве приехали для кормов, вели, государь, им быти к себе в таборы, из Юрьева посаду и из Юрьевского уезду; а от них, государь, Юрьев посад и Юрьевской уезд до конца запустошены. И вели, государь, дати роспись, и свою Государеву грамоту к Государеву воеводе к Федору Миничю Болотникову, да к пану к Миколаю к Роженскому, по чему им те кормы сбирая посылати к тебе, к государю, в табары, на те роты; и мы, государь, ради возити тотчас, чтоб наши досталные поместьишка и посад от тех пахолков досталь разорены не были, и людишка бы наши и крестьянишка досталные розно не розбрелись, и женишка бы наши и детишка не опозорены были: и так от загонных людей все вконец погибли и разорены. Государь Ян Петр Павловичь, смилуйся пожалуй! А от панов, государь, нам прожити не мочно, разве розбрестись, покиня женишка свои и детишка и домишка свои кой-куды, чтоб еще досталные вконец не погибли.

(Акты исторические, собранные Археографической экспедицией. Т. 2. СПб., 1841. № 119)


Здесь читайте:

Жалованная грамота Лжедмитрия II Юрию Мнишеку, Сандомирскому воеводе

Листы смоленских лазутчиков о вестях из Литвы и Тушина 

 Распросные речи, отобранные от московских выходцев в Тушинском стане

 

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ


Rambler's Top100 Rambler's Top100

 

редактор Вячеслав Румянцев