Накануне войны
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Н >

ссылка на XPOHOC

Накануне войны

-

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Накануне войны

Материалы совещания высшего руководящего состава РККА

23-31 декабря 1940 г.

Характер современной наступательной операции. Доклад командующего войсками Киевского особого военного округа генерала армии Г.К. Жукова {123}

Товарищи! Прежде чем доложить свои соображения о характере современной наступательной операции, я хочу очень коротко остановиться на общих условиях ведения современной наступательной операции, на опыте современных войн и развитии вооруженных сил.

Прежде всего, чему учит опыт проведения больших и малых операций, локальных и больших войн? Опыт учит прежде всего тому, что развитие современных армий и совершенствование их оперативно-тактического искусства проходит неравномерно. Там, где экономические условия позволяют, там где военная мысль и воспитание армии чужды консерватизму, там развитие и совершенствование армии проходит более быстрыми темпами и эти армии в современном сражении оказались способными вести успешно современные войны, современные операции, современные сражения. Там, где этих условий не было, армии оказались неспособными противостоять уничтожающему удару современного подготовленного противника.

Несмотря на хорошую экономическую базу, вследствие внутренней политической слабости страны, консерватизма военной мысли, главного командования и буржуазного правительства, надежды на то, что удастся повернуть Гитлера против Советского Союза, такие армии как французская и английская оказались не подготовленными к ведению современной войны, не готовыми не только для активных наступательных операций, но оказались даже не готовыми успешно вести оборонительную войну.

По какой линии шло и продолжает идти развитие вооруженных сил? Главные усилия передовых армий шли по линии создания наступательных средств ведения войны, т. е. развитие шло и идет [как] в количественном, так и особенно в качественном отношении на создание крупных военно-воздушных сил, бронетанковых соединений, развитие механизированной артиллерии и, наконец, моторизации армии.

В результате широкого внедрения в армии современных технических средств, т. е. развития военно-воздушных сил, бронетанковых соединений, механизации артиллерии и моторизации армии, оперативное искусство получило, такие могучие факторы, как скорость и сила удара. На основе этих технических средств, на основе этих факторов значительно увеличились оперативная и тактическая внезапность, маневренность и дальнобойность операций. Операции и бои стали проводиться высокими темпами, с большой динамичностью и завершаться более решительными результатами.

Быстрота развития операций, как показали последние опыты сражений, достигается главным образом благодаря внезапному, смелому и массовому применению авиации, авиадесантов, танковых и моторизованных соединений.

Наличие технических средств в массовом количестве позволило главному командованию не только окружать и уничтожать противника в условиях маневренной войны, но и уничтожать, прорывая, сильные укрепления и развиты на большую глубину полосы. Успешное развитие прорыва, перерастание его из оперативного успеха в успех стратегический стало возможным также благодаря возможностям современной техники, применяемой в массовом масштабе.

В связи с массовым применением технических средств управление войсками значительно усложнилось, но количественное и качественное развитие беспроволочных средств связи в свою очередь дает полную возможность командованию всех степеней иметь в своих руках постоянное, твердое управление войсками. [130]

Как вывод можно сказать, что одни, получив значительные успехи от массового применения технических средств, другие, получив для себя печальные уроки, будут в дальнейшем развитии и совершенствовании своих вооруженных сил исходить из их дальнейшего технического развития, культивирования методов применения в духе последних опытов, стремясь к их совершенствованию и развитию.

Что, собственно говоря, дает нам опыт последних проведенных войн? Я не буду касаться отдельных периодов, я буду касаться не всех даже последних войн, я коснусь некоторых наиболее характерных для современного оперативного искусства войн.

Война в Испании. Для республиканцев она была характерна применением оборонительных действий на всех фронтах и отсутствием наступательных операций с большими и глубокими целями. И если республиканцы проводили наступательные операции, то они имели исключительно ограниченные цели, ограниченные задачи и чаще всего организовывались с целью оттягивания генерального удара противника. Те наступления, которые проводили республиканцы, были очень слабо материально и технически обеспечены по вполне понятным причинам и не могли дать большего успеха, чем дали. Этому, конечно, кроме технической бедности и отсутствия готовой к сражению армии, способствовало неумение и боязнь республиканского командования пойти на смелый риск, собрать большие силы и средства с других фронтов, отсутствие политического единства в Народном фронте, саботаж анархистов и им подобных, саботаж Англии и Франции.

Для фашистов окончание войны в Испании сложилось и складывалось значительно лучше. Армия Франко имела превосходство: в авиации не менее, чем в 3 раза, не менее чем в 3 раза по артиллерии; большое количество (до 100 000) итальянских и немецких войск имелось налицо; затем, наличие большого количества марокканских контингентов [войск] позволило мятежникам организовывать и проводить ряд последовательных наступательных операций с решительной целью.

Война Японии и Китая{124} проходила и проходит в условиях явного технического и материального превосходства японцев. При всем своем, однако, превосходстве японцы, неоднократно пытаясь провести крупные наступательные операции с целью уничтожения китайских группировок, не сумели это сделать; японское командование не сумело провести ни одной поучительной современной операции, и, как следствие, японцы до сих пор не достигли своей стратегической задачи. Война затянулась и вместо быстрого ее окончания, о чем мечтали японцы, она затянулась на истощение, на измор. Такой затяжной характер войны явился следствием роста национального самосознания китайского народа и жгучей его ненависти к японцам, огромной территории и трудностей местности, отсутствия условий для устройства и изнуряющих действий китайских партизан в тылу войск.

Кроме того, надо иметь в виду, что китайской армии помог конфликт и разгром японцев на реке Халхин-Гол, заставивший японцев держать на советской границе всю Квантунскую армию{125} и привлекать на операции на реке Халхин-Гол лучшие части воздушных сил и громадные средства материального обеспечения, а в последующем японское командование вынуждено было тянуть с китайского фронта артиллерию и пехотные части.

Операции на реке Халхин-Гол характерны в первый период полной неподготовленностью театра военных действий к войне, характерны слабой подготовленностью особого корпуса, который дислоцировался в Монголии согласно договору нашего Правительства и, наконец, абсолютно слабой готовностью к войне частей монгольской армии.

И как следствие неподготовленности театра военных действий — конфликт, как вам известно, разыгрался в весьма неблагоприятных условиях для советско-монгольских войск. Достаточно сказать, что район боевых действий находился от железной дороги на расстоянии 700 — 750 км. И на этом восточном выступе, где проходили боевые действия, совершенно отсутствовали какие-либо запасы для ведения войны и ведения операций, а также отсутствовала полностью какая-либо связь. [131]

Таким образом, до 20 августа наши войска не могли организовать и провести решительные операции, ограничиваясь только исключительно оборонительными действиями, ограничиваясь мерами наступательного действия с ограниченной целью — с целью разведки и улучшения своего тактического положения.

Генеральная наступательная операция была подготовлена и проведена в период с 20 до 29 августа. Эта операция является небольшой операцией, но она является современной операцией, достаточно поучительной как с точки зрения ее организации, материального обеспечения, так и ее проведения.

К этой операции командование готовилось достаточно серьезно, она была продумана всесторонне как с точки зрения оперативной, так и с точки зрения материального обеспечения, с точки зрения оперативно-тактической внезапности. Этой операции предшествовала упорная борьба за господство в воздухе. К этому времени удалось создать достаточное превосходство над противником: по бомбардировочной авиации было достигнуто превосходство в 3 раза, по истребителям — около 2 раз.

Замысел операции показан здесь на схеме{126}. Он заключался в том, чтобы ударом сильных фланговых группировок уничтожить слабые фланги противника, оперативно окружить противника в намеченном районе и не далее государственной границы, ибо удар дальше был запрещен правительством, окружить противника в этом районе и затем его уничтожить.

Группировки здесь показаны на схеме. Как видите, здесь сильные фланговые группировки и в центре действует вспомогательная группировка, имеющая задачей взаимодействовать с фланговыми группировками и содействовать активно в уничтожении противостоящего противника.

Что необходимо отметить характерного и поучительного в этой операции? Это, прежде всего, вопрос внезапности. Вопрос внезапности, вопрос маскировки был, есть и будет главнейшим элементом в победе как в операции, так и в бою. Исходя из этих соображений, командование принимало все меры и продумало достаточно основательно маскировку этой операции.

Я не буду подробно останавливаться на всех деталях этих мероприятий. Они сводились к тому, чтобы создать у противника впечатление, что мы не готовимся наступать, а готовимся обороняться. Для этого были приняты все меры, включая дезинформацию и применение широковещательной станции, имитирующей по ночам окопные и всякие инженерные работы. Были выпущены различные специальные листовки с целью обеспечения проведения оборонительных мероприятий и т. д.

По радио передавались различные сводки, характеризующие настроение командования по подготовке оборонительной операции. И японцы, как потом выяснилось, действительно до часа удара не предполагали и не знали о готовящемся наступлении.

Была принята особая осторожность при донесении в Москву в Генеральный штаб плана операции, а срок удара был донесен, по существу, накануне самой операции.

На схемах № 1 и 2 показан замысел операции и его исполнение, приведшее к тому, что оперативное окружение переросло в тактическое окружение и противник был действительно уничтожен в намеченном районе. Попытка противника нанести контрудар во фланг, группировка противника встретила организованное сопротивление, контрудар организованной обороны и танковой бригады{127}.

При подготовке этой операции особое внимание было уделено вопросу организации взаимодействия танков, артиллерии, пехоты и авиации. Для этой цели мы усиленно занимались в течение месяца в тылу своих войск в 25 — 30 км. [132]

И как потом выяснилось, такая подготовка при организации проведения взаимодействия оказала, безусловно, достаточную пользу.

В этой операции со стороны японцев приняло участие больше 300 самолетов, с нашей стороны принимало участие больше 500 самолетов. В последний период было применено большое количество бронетанковых частей с нашей стороны. Так что эта операция по технической насыщенности является современной операцией. И, как это показало, японцы, видимо, не ожидали со стороны Красной Армии применения такой могучей техники. И как следствие, видимо, отсутствия соответствующего прогноза о технике (с точки зрения насыщенности), их техника оказалась подготовленной ниже всякой критики. И если они применяли свою танковую бригаду в этом направлении, то материальная часть этих танковых бригад была [по качеству] значительно ниже наших танков, и эта бригада была разбита в период Баин-Цаганского сражения{128}, когда японцы пытались нанести удар по нашей обороне.

Эта операция учит тому, что техническое преимущество дало возможность нашей пехоте получить громаднейший эффект в современном сражении.

Война в Финляндии. Она уже неоднократно обсуждалась и здесь о ней докладывал начальник Генерального штаба. Результаты войны с Финляндией разбирались. Это было отмечено и в приказе Народного комиссара, и в Центральном Комитете разбирались итоги войны и мне нет надобности останавливаться на проведении операций войны в Финляндии. Но чем знаменательна война в Финляндии? Она знаменательна тем, что командование фронта на Карельском перешейке впервые в современной военной истории показало искусство прорыва мощных укреплений полосы, применив для прорыва такой первоклассной укрепленной полосы могущественную современную технику, какую дает нам страна, дает нам социалистическая промышленность.

Наступательные действия частей Красной Армии в первый период характерны совершенно неудовлетворительной подготовкой наступательной операции и, как следствие, операции в первый период были сорваны.

Условия ведения войны с белофиннами, как вам известно, были очень тяжелыми, особенно по характеру местности, по бездорожью, по глубоким снегам и сильным морозам. И эти условия в соединении с известными промахами и неудовлетворительными действиями на других направлениях привели к нежелательным последствиям.

Мы из этой войны должны сделать очень серьезный урок. Народный комиссар обороны нас этому учит и наша обязанность, больших начальников, со всей правдивостью и честностью сделать для себя вывод и подготовиться к сокрушительным, уничтожающим и организованным действиям нашей армии несмотря на то, в какие условия (маневренного, позиционного или иного характера) наша армия будет поставлена.

Наступательные действия немцев, разгром Польши{129} характерны исключительно благоприятной обстановкой для немцев.

Вот здесь на схеме, которая вам всем известна, в общих чертах показаны эти действия. Вы видите, что немцы сильными концентрическими ударами, сильными фронтальными ударами раскололи фронт поляков, добились стратегического успеха, окружив, разгромив всю польскую армию.

Но нужно сказать, что здесь немцам способствовал ряд условий и в первую очередь — неготовность Польши к ведению современной войны. Польша не была готова к войне не только с точки зрения прикрытия своих государственных границ, опоясывания их соответствующими укреплениями, но она не была готова даже к управлению, организации и проведению современной операции. В первый же удар главное командование, командование всех высших звеньев растерялось и в итоге получился конфуз. Эти условия, товарищи, позволили немцам быстро провести намеченную операцию.

Кто играл главную роль в проведении этой стратегической операции? [133] Главную роль, как видите, играет авиация и мотобронетанковые соединения,

которые своими глубокими и стремительными ударами терроризировали, по существу, всю польскую армию, управление и всю страну{130}.

Разгром Голландии, Бельгии, английского экспедиционного корпуса и Франции{131} характерен прежде всего своей внезапностью и мощностью удара на всю глубину фронтовой операции.

Что особо поучительного из действий на Западе?

1. Это смелое и решительное применение танковых дивизий и мехкорпусов в тесном взаимодействии с военно-воздушными силами на всю глубину оперативной обороны противника.

2. Решительные удары механизированных корпусов во встречном сражении и стремление их смело и самостоятельно прорываться в тыл оперативной группировке противника.

3. Массовое применение парашютных десантных частей и воздушных дивизий для захвата важнейших объектов в ближайшем и глубоком тылу противника, при этом частое применение этих войск в форме противника.

4. При прорыве УР немцы особое внимание уделяли тесному взаимодействию пехоты, артиллерии, танкам, саперам и авиации. Прежде чем атаковать тот или иной УР, в тылу немцев шла усиленная подготовка к атаке на учебных полях и макетах. В общем, немцы в этом отношении целиком использовали опыт Суворова по подготовке штурма Измаила.

5. Высокие темпы проведения наступательных операций. Польша разгромлена в 18 дней (в среднем суточное продвижение немцев равно 30 км), Голландия, Бельгия и Северная Франция, за 20 дней, что равно [темпу наступления] 20 км в сутки. Разгром Франции — в 18 дней, что составляет [по темпу наступления] 16 км в сутки, при этом действие ММС доходило до 100 — 120 км.

6. Наступательной операции, как правило, предшествовала заблаговременная выработка мощной сети шпионской агентуры и диверсионных групп. Эта агентура, как правило, подсаживалась ближе к аэродромам, УРам, важнейшим складам, железнодорожным мостам и другим важнейшим объектам.

Пользуясь данными этой агентуры, немцы действовали очень часто наверняка. Диверсионные группы в тылу терроризировали население, уничтожали связь, убивали важных лиц командного состава и захватывали важнейшие документы.

7. Это — умение немцев организовать непрерывность операций. Непрерывность операций во всех случаях обеспечивалась: предварительной тщательной подготовкой операции и наличием плана последующей операции, мощным автомобильным транспортом и широко развитой сетью железных дорог, обеспечивающих широкие перегруппировки, войск и устройства тыла, наличием эшелонированных резервов.

Как вывод можно сказать, что современные условия характеризуются наличием мощных технических средств борьбы, позволяющих наступающему:

1. В тесном взаимодействии авиации, танковых частей, артиллерии и стрелковых войск уничтожить не только полевую оборону, но и, как это показано на деле, прорвать современную укрепленную полосу.

2. Прорвав тактическую оборону, введя мощную подвижную группу, нанести решительное поражение оперативным резервам и развить успех оперативный в успех стратегический.

3. Мощным и внезапным ударом разгромить авиацию противника на всю глубину оперативно-стратегического удара и завоевать господство в воздухе.

О современной обороне. Организуя наступательную операцию, нужно со всей ответственностью уяснить характер того сопротивления, которое наступающий получит от современной обороны. [134]

Таковы условия, таковы возможности организации современной наступательной операции{132}.

Начальник Генерального штаба в своем докладе изложил характеристику современной обороны. У меня никаких принципиальных расхождений нет. Я полностью согласен с теми установками и теми основными соображениями, которые были доложены генералом армии Мерецковым.

Характером современной обороны является то, что еще в мирное время на всех важнейших участках государственной границы строятся укрепленные районы и глубокие позиции полевой обороны с противотанковыми, противопехотными и иными препятствиями.

Второе — это то, что современная оборона строится на всю оперативно-стратегическую глубину, при этом она организуется с целью не только отразить удары ВВС противника на всю глубину своего расположения, не только измотать наступающего на подступах к обороне, но и, расколов, измотав, ослабив наступающего, маневрируя своими резервами, современная оборона будет, безусловно, стремиться нанести поражение наступающему.

Здесь, товарищи, на двух схемах (показывает схему) показана принципиальная схема современной обороны. Как вы видите, она характерна организацией сопротивления на всю глубину, притом на глубину очень большую. Первая — это зона оперативного заграждения. В этой зоне наступающий будет уничтожаться и выматываться как ВВС, так и бронетанковыми частями. Затем наступающий попадает в зону тактических заграждений. В этой полосе заграждения наступающий будет получать мощные удары с воздуха и удары бронетанковых частей одновременно с контрударами наземных войск.

Главное сопротивление наступающий встретит в главной полосе обороны, которую нужно считать не только полосой переднего края, а надо считать полосой обороны на всю глубину с наличием второго тылового рубежа. И далее, мы встречаем в зоне армейских резервов наличие сильных противотанковых районов и, как за последнее время проскользнуло в печати иностранной армии» мы, видимо, встретимся с наличием в этой зоне заградительных бригад.

У нас нет данных о характеристике и организации этих бригад. Видимо, эти заградительные бригады имеют назначение — противотанковую оборону, встречу в оперативной зоне прорвавшихся бронетанковых частей, локализовать их движение вперед и, противопоставив противотанковый барьер, дать возможность своим танковым частям нанести сокрушительный контрудар. Кроме того, по своей материальной части они, видимо, будут приспособлены для противовоздушной обороны. Таким образом, эти части будут иметь двойное назначение. Если посмотреть на принципиальную схему оперативной обороны германской армии, то она построена в основном исходя из этого принципа.

Мы также имеем глубокую полосу оперативной зоны заграждения, затем идет тактическая зона. Тактическая зона с передовой позиции, главная полоса обороны, затем наличие второго рубежа и полосы армейского резерва и затем глубокий резерв, т. е. Резерв Главного Командования.

Эта схема обороны является принципиальной схемой. Само собой понятно, что на разных участках, с разными задачами, с разными средствами оборона будет организовываться по-разному в зависимости от обстановки, от наличия времени, от наличия технических и материальных средств. Поэтому наступающий, организуя наступательные действия, должен глубоко, до всех деталей знать противостоящую оборону.

Переходя к наступательным операциям, прежде всего, товарищи, я хочу остановиться на вопросе о размахе современных наступательных операций. При современной протяженности фронтов и их оперативно-стратегической глубине нельзя отдельными, изолированными друг от друга по времени и месту ударами сокрушать эти фронты.

Удары, наносимые на сравнительно узких участках фронта, обычно задевают лишь незначительные силы противника и противник, используя железнодорожный, автомобильный транспорт, а также подвижность моторизованных и [135] кавалерийских соединений, может успеть в очень короткий срок не только локализовать такое наступление, но и организовать мощный контрудар.

Современная наступательная операция может расчитывать на успех лишь в том случае, если удар будет нанесен в нескольких решающих направлениях, на всю глубину оперативного построения, с выброской крупных подвижных сил на фланг и тыл основной группировки противника. Одновременно с действиями на решающих направлениях наступательным и вспомогательными ударами противник должен быть деморализован на возможно широком фронте. Только такая наступательная операция может в относительно короткие сроки привести к окружению и разгрому основной массы сил противника на всем фронте предпринимаемого наступления.

Надо, конечно, иметь в виду, что не всегда можно достигнуть победы одной операцией, как это иногда при благоприятных условиях достигалось в операциях на Западе и при разгроме немцами польской армии. Потребуется ряд крупных наступательных операций, проводимых последовательно одна за другой по принципу — бить противника по частям. Для обеспечения успеха подготовка и выполнение каждой решительной операции должны сопровождаться организацией вспомогательных наступательных операций на соседних участках стратегического фронта. В условиях нашего Западного театра военных действий крупная наступательная операция со стратегической целью, мне кажется, должна проводиться на широком фронте, во всяком случае масштаба 400 — 450 км. Мощность первого удара должна обеспечить разгром не менее одной трети — одной второй всех сил противника и вывести наши силы в такую оперативную глубину, откуда создавалась бы реальная угроза окружения остальных сил противника, а для этого, если на таком фронте организуется наступательная операция, общая ширина участков главного удара в предпринимаемой операции должна быть не менее 100 — 150 км.

Для такой операции потребуется, конечно, сосредоточение мощных сил, средств и, я думаю, что для такой операции на таком фронте потребуется стрелковых дивизий порядка 85 — 100 дивизий, 4 — 5 механизированных корпусов, 2 — 3 кавалерийских корпуса и 30 — 35 авиационных дивизий. Само собой разумеется, что такое количество вооруженных сил должно быть всесторонне оснащено соответствующими средствами усиления артиллерии, танками в сопровождении пехоты, инженерно-техническими войсками и соответствующими средствами управления.

Существенное значение для окружения и разгрома основных сил противника имеют глубина операции и возможные темпы ее проведения. Глубина непрерывно следуемых друг за другом ударов и темпы оперативного продвижения наступающего, особенно его подвижных войск, должны обеспечить необходимое пространство и свободу маневров для- изоляции и окружения главных сил противника прежде, чем последние успеют уйти из-под занесенных ударов.

Удары авиации должны развернуться на таком пространстве, чтобы подавить в районах аэродромного базирования основную массу авиации противника, нанести ей поражение, нарушить подвоз по железным и грунтовым дорогам, парализовать всю систему быстрого продвижения в оперативную глубину, должны уничтожить [сковать] оперативные действия [сил противника] в тылу и исключить возможность их оперативного маневрирования.

Общая глубина операций, взятая в отдельности, будет, конечно, самая различная. Она зависит от многих факторов, от многих условий, от обстановки и, наконец, от поставленной задачи.

В среднем глубина фронтовой операции, видимо, доходить будет до 200 — 300 км, а в отдельных случаях значительно глубже.

Ближайший удар фронта, мне кажется, должен исходить из [задачи] разгрома основной группировки противостоящего противника. И если мы посмотрим на оперативную и стратегическую группировку противника, на его оборону, то эта самая основная группировка будет как раз находиться в полосе, в зоне порядка 150 — 200 км. И вот, мне кажется, что глубина первого и ближайшего удара фронта, первое усилие фронта для уничтожения группировки противостоящего противника должны быть нацелены на уничтожение этой группировки. [136]

Конечно, последующие [удары] и вместе с этим связанное дальнейшее развитие операций будут значительно глубже и, как показал опыт, операция эта может иметь даже размах стратегический, если противник первым ударом будет не только смят, разгромлен; если он не будет способен организовывать на тыловых оперативных рубежах сопротивление, не будет способен зацепиться за рубежи, оказать сопротивление, его, конечно, надо гнать до полного уничтожения, надо добиваться одним ударом полного стратегического успеха.

Темпы развития наступательных операций, как показал опыт, будут также различные. Они во многом зависят от обстановки, сопротивления противника, состояния войск, соотношения сил и условий материального обеспечения.

Судя по опыту последних войн, скорость продвижения общевойсковых соединений при действии очень сильно укрепленной обороны составляет за день от 3 до 15 км. На отдельных этапах операций эта скорость продвижения, как мы видели, может подняться до 25 — 30 км. Так что может быть не будет ошибочным сказать, что средний темп продвижения операций на всю глубину не будет превышать 10 — 15 км.

Мы видим, собственно говоря, в действиях немцев на Западе, что если они быстро маршировали на отдельных этапах, то среднее продвижение наступающих армий колебалось в пределах 10 — 15 км.

С. К. Тимошенко: Когда плохо дерутся.

Немцам в тех опытах [случаях], которые мы с вами рассматривали, конечно, не пришлось испытать силы настоящего современного противника, который готов пожертвовать себя [собой] полностью для защиты тех интересов, которые призвана защищать армия. Они действовали в облегченных условиях. Но тем не менее, если мы посмотрим линию Вейгана{133}, которая в течение 14 дней укреплялась и имела тактическую глубину в 20 км, она была прорвана на третий день, и в этой операции группа генерала Бока{134} за 10 дней прошла немного больше 100 км, показав свою среднюю скорость немного больше 10 км.

Исходя из среднего темпа развития операции, о чем я доложил, т. е. из 10 — 15 км, общая длительность операции на глубину 200 км составит, таким образом, 12 — 20 дней, в особо благоприятных условиях она может быть закончена и раньше.

Несколько слов о месте и роли фронта и армии в наступательной операции.

Опыт последних войн показывает, что ведение большой наступательной операции, порядка тех, о которых я доложил, оно под силу только мощным группам армии, фронтовым объединениям, богато оснащенным всеми средствами подавления.

Фронтовая операция, как правило, развертывается на нескольких операционных направлениях и стремится к достижению крупной стратегической цели, влияющей на ход всей войны.

Достижение стратегической цели потребует разрешения ряда промежуточных оперативных задач, о чем я докладывал. Каждая из этих промежуточных задач обычно составит содержание отдельных этапов фронтовой операции.

Промежуточные задачи фронтовой операции разрешают проведение ряда последовательных армейских операций. Фронтовое командование объединяет, организует действия нескольких армий и мощных групп подвижных войск и фронтовой авиации. Следовательно, фронтовое командование является главным организатором операции, на него ложатся все трудности, связанные с подготовкой и проведением современных крупных наступательных операций.

Армейская наступательная операция обычно развертывается на одном операционном направлении, является производной от замысла и плана фронтовой операции. Средства оперативного маневра представляются здесь в ограниченных размерах и боевая работа развертывается в более узких рамках времени и пространства.

Говоря об оперативных формах удара в наступательной операции, необходимо, товарищи, остановиться на нескольких принципиальных вопросах. Конечно, здесь какую-то схему, годную и полезную для той или иной операции, предложить нельзя, все это зависит от обстановки, от того сопротивления, [137] которое будет оказано наступающему, от географии, которая содействовала немцам в разгроме Польши, будет зависеть от возможности маневра, как это имело место на Карельском перешейке, будет зависеть от многих обстоятельств. Но принципиально мы должны все-таки обсудить некоторые формы оперативного маневра{135}.

Следует вполне законно ожидать, что первоначальные исходные операции чаще всего начнутся с фронтальных ударов. Проблема наступления будет состоять в том, чтобы сначала прорвать фронт противника, образовать фланги и затем уже во второй фазе перейти к широким маневренным действиям. Условия для оперативного обхода, охвата и ударов по флангам будут создаваться в ходе самой наступательной операции.

Формы оперативного прорыва. Фронтальный удар с целью прорыва фронта является наименее «экономной» формой операции. Осуществление оперативного прорыва требует при равноценном противнике значительного превосходства в силах и средствах и глубокого оперативного построения наступающих войск (для расширения в сторону созданных флангов).

Во фронтальном наступлении прорыв может быть осуществлен: центром, на нескольких несмежных участках фронта, одним из крыльев или обоими крыльями. Каждая из этих форм имеет свои особенности.

Прорыв центром предусматривает сосредоточенный удар нескольких армий на одном решающем направлении с задачей пробить в расположении противника широкую брешь с тем, чтобы в дальнейшем, развивая удары, провести охватывающий маневр подвижными войсками по окружению одной из разорванных на две части групп противника. Подобный удар в силу своей мощности обеспечивает пропуск в прорыв подвижной группы фронтового масштаба. Но вместе с тем эта форма удара для наступающего имеет ряд недочетов: она требует широко развитой и сосредоточенной железнодорожной сети, дает противнику возможность сосредоточить свои силы и средства для контрудара с других направлений, что при наличии у противника крупных ВВС и мотомехсоединений может уравновесить соотношение сил участка прорыва и быстро его ликвидировать.

Прорыв фронта на нескольких несмежных участках фронта имеет ряд существенных преимуществ. Одновременный прорыв фронта на нескольких важнейших операционных направлениях приводит к потрясению противника на широком фронте и создает благоприятные условия для окружения и разгрома противника или уничтожения по частям. Такая форма удара имела место при вторжении в Бельгию и прорыве немцами линии Вейгана в 1940 г.

Прорыв обороны противника одним из крыльев фронта выгоден, если в результате разгрома одного из флангов создаются выгодные исходные условия для последующего удара во фланг и тыл основной группировки противника. Подобные операции имели место:

1) в 1920 г. в июльском наступлении Западного фронта против белополяков и

2) в наступлении немцев против бельгийско-англо-французских войск в мае месяце 1940 г., когда левое ударное крыло германского маневренного фронта, введя в прорыв на участке Намюр, Седан (100 км) мощную группу подвижных войск генерала Рейхенау{136}, добилось оперативно-стратегического окружения крупных сил союзников во Фландрии и Северной Франции.

Прорыв обоими крыльями фронта создает наилучшие условия концентрического наступления двух ударных группировок по сходящимся направлениям.

Обход флангов. Наступательная операция с обходом одного или обоих флангов неприятеля приводит к непосредственному удару по наиболее слабым и уязвимым местам противника, т. е. во фланг и тыл расположения его войск. Выгоды обхода флангов противника настолько велики и заманчивы, что к подобному маневру необходимо стремиться во всех случаях, когда к этому представляется хоть малейшая возможность. [138] При перерывчатости фронта противника не исключена возможность осуществления подобного вида маневра.

Обход флангов должен предприниматься крупными силами и настолько глубоко, чтобы обеспечить окружение и разгром войск всего оперативного построения противника. Глубина замаха обхода каждый раз определяется конкретной обстановкой; в среднем она должна быть не менее 20 — 30 км.

Одновременный сильный удар по обоим флангам противника является наиболее решительной формой наступательной операции. Необходимой предпосылкой такого маневра является наличие слабых флангов противника, позволяющих после их разгрома ударными фланговыми кулаками взять расположение противника в сильные «клещи» и разгромить его путем окружения на поле сражения. Примером осуществления такой операции являются действия частей нашей Красной Армии против японцев на Халхин-Голе, где была уничтожена 6-я армия японцев.

Успешность маневра в операции по охвату флангов противника в значительной мере зависит от того, насколько прочно будут связаны силы противника с фронта и в какой степени он будет введен в заблуждение относительно направления главных ударов.

В современной операции не следует бояться бить с разных направлений, так как современная подвижность гарантирует оперативно-тактическое взаимодействие между группировками и не позволит частного поражения их.

Выделенная для обхода группа войск должна заблаговременно нацеливаться на направление, позволяющее быстро вывести ее на фланг и тыл неприятеля. Войска, выполняющие обходной маневр, должны быть готовы к организованной фронтальной атаке встреченного противника и надежно обеспечить свои внешние фланги.

Соединения, входящие в состав фронта, и их оперативное предназначение. Состав фронта и армий — величина не постоянная. Она зависит от цели, размаха операции и ожидаемого соотношения сил.

На решающих направлениях фронта действуют ударные армии или главные группировки фронта. Каждая ударная армия должна располагать такими силами и средствами подавления, которые обеспечивали бы ей осуществление оперативного прорыва фронта противника и вместе с тем — надежное преодоление всей оперативной глубины обороны. Обычно она имеет в своем составе 4 — 5 стрелковых корпусов, до 7 — 9 ап, АРГК, 3 — 5 тбр, 2 — 3 авиадивизии. Общий фронт наступления такой армии может дойти до 50 — 70 км.

На вспомогательных направлениях действуют армии с более слабым составом. Их боевой состав не превысит 2 — 3 стрелковых корпусов при фронте действия в 60 — 100 км.

Следовательно, для организации наступления на фронте 400 — 450 км потребуется 3 — 4 ударных и 1 — 2 вспомогательных армий.

Для развития тактического прорыва в оперативный ударным армиям необходимо придавать группы подвижных войск. Состав последних будет определяться их ролью и предназначением; обычно в качестве эшелона развития прорыва на каждую ударную армию потребуется до одного мехкорпуса или усиленного кавкорпуса.

В интересах фронтовой задачи необходимо вводить на глубину до 150 км мощную группу подвижных войск типа конно-механизированной или мотомеханизированной армии. Такая подвижная армия на путях к достижению общей цели фронтовой операции должна разгромить в оперативной глубине обороны не только ближайшие оперативные, но и более глубокие фронтовые резервы противника, а главное, сохранив свободу действий, исключить у противника всякую возможность оперативного маневра и организации нового сопротивления. Если учесть, что к моменту ввода в прорыв подвижной армии часть ближайших оперативных резервов будет скована наступлением ударных армий, то на долю вводимых в прорыв подвижных войск останется преодолеть сопротивления 1 — 2 пехотных, 1 — 2 моторизованных, 1 — 2 танковых дивизий. Для решительного разгрома этих сил подвижная армия должна располагать, примерно, двумя механизированными, одним-двумя кавалерийскими корпусами и соответствующим количеством авиации. [139] Кроме того, фронтом должны быть брошены авиадесантные соединения для взаимодействия с этой подвижной армией и своевременно выдвинуты 2 — 3 стрелковых дивизии для ее усиления»

Наряду с фронтовыми резервами необходимо иметь резервную армию. Основное предназначение этой армии — парирование контрударов, предпринимаемых крупными силами противника в процессе ведения операций, обеспечение флангов и наращивание сил в ходе операции.

Господство в воздухе — основа успеха операций. Это господство достигается смелым и внезапным мощным ударом всех ВВС по авиации противника в районах ее базирования. Только при господстве в воздухе ВВС фронта смогут выполнить задачи непосредственного боевого содействия ударным армиям.

Перехожу к подготовке наступательной операции ударной армии. Это дело очень сложное и от качества подготовки зависит успех.

Основы оперативного расчета. Ширина фронта прорыва армии зависит от задачи прорыва, сил и средств наступающего и силы сопротивляемости обороны.

Какой противник, на что он способен?

Армия должна прорвать фронт такой ширины, чтобы:

а) полоса прорыва не простреливалась с флангов действительным артиллерийским огнем;

б) прорыв обеспечивал ввод крупных подвижных соединений.

Ударная армия должна быть способной прорвать фронт противника шириной в 20 — 30 км и обеспечить немедленное безостановочное развитие прорыва из тактического в оперативный.

Глубина наступательной операции армии. Тактический прорыв считается завершенным, когда будут прорваны главная и вторая оборонительные полосы противника.

Оперативный прорыв может считаться завершенным, когда будут разгромлены главная группировка противника, его оперативные резервы, а также будет исключена возможность использования противником оборонительной полосы для восстановления фронта.

Армейская операция заканчивается разгромом противника на данном операционном направлении и выходом на определенный, намеченный фронтом рубеж, удаленный от исходного положения на 100 — 150 км.

При прорыве для определения потребных сил и средств расчет должен исходить из тактической плотности даже в армейском масштабе и единицами исчисления берутся: батальон, КП, танк, орудие и самолет.

Вполне достаточной тактической плотностью для прорыва современной обороны, по опыту войн, можно считать 2,5 — 3 км на стрелковую дивизию с частями усиления. В особых случаях такой плотности не нужно.

Таким образом, 3-дивизионный стрелковый корпус при обороне противника на нормальном фронте (1 пд на 10 км) в полевых условиях, при готовности оборонительных сооружений до 60 — 70 процентов может успешно наступать на фронте до 10 км. В зависимости от ожидаемого сопротивления состав корпуса может быть доведен до 4 сд.

Для прорыва оборонительной полосы на фронте 30 км армии, наступающей на фронте 50 — 70 км, потребуется: 3 ударных стрелковых корпуса для нанесения главного удара; 1 — 2 ск для действий на вспомогательном направлении; в резерве армии 2 — 3 сд. Таким образом, всего в составе ударной армии должно быть до 5 стрелковых корпусов (15 — 16 сд).

Артиллерия является основным средством подавления при подготовке атаки.

На фронте главного удара (примерно на 25 — 30 км) в обороне можно ожидать до трех пехотных дивизий, т. е. около батальона на 1 км.

Артиллерийское насыщение обороны выразится в следующих цифрах: всего полевых и пехотных орудий — 285, из них 108 орудий тяжелых, при 225 орудиях ПТО. Это даст на 1 км фронта до двух батарей тяжелой и легкой артиллерии, 7,5 орудий ПТО.

При таком насыщении обороны потребуется на 1 км фронта для подавления артиллерии минимум 3 батареи (или 1 дивизион). Для подавления пехоты и орудий ПТО при 2,5 — 3-часовой артподготовке — 4 — 5 дивизионов. Учитывая, что часть целей будет подавлена и разрушена авиацией при 3-часовой артподготовке достаточно иметь на 1 км 60 орудий. [140]

Для доведения плотности до 60 орудий на 1 км фронта главную группировку необходимо усилить 6 — 7 гап, 2 — 3 пап и 5 минбатами РГК или 750 орудиями. При этом условии будет достигнуто превосходство над противником по артиллерии на участке главного удара каждого стрелкового корпуса в 7 раз, а по тяжелой — в 7,5 — 8 раз.

Потребность ударной армии в танках выразится в 3 — 5 тбр. Эта потребность обосновывается необходимостью иметь 1 — 1,5 тбр на корпус, чтобы создать плотность до 40 танков на 1 км. В особых случаях потребность в танках может быть больше, тогда могут быть привлечены и танковые дивизии мехкорпусов.

Для развития прорыва каждой ударной армии необходима подвижная группа. Она может быть различного состава в зависимости от оперативного предназначения и обстановки. Немцы при действиях в Польше применяли сравнительно небольшие подвижные группы — от танковой дивизии до мотомехкорпуса 2 — 3-дивизионного состава. В Бельгии и Франции они имели уже более крупные группы — порядка целых подвижных армий (группа Рейхенау). Но эти подвижные группы выполняли задачи фронтового назначения.

В тех случаях, когда армия не будет иметь подвижной группы, развитие прорыва в глубине может осуществляться ударными корпусами (пехотой и танками) и резервными соединениями.

Задача армейской авиации в наступательной операции: тесное взаимодействие с наступающими корпусами на.поле боя, подавление ближних оперативных резервов, взаимодействие с ЭРП, прикрытие своих войск, главным образом — ударной группировки.

Борьба за господство в воздухе в широком смысле этого слова и изоляция района прорыва от притока свежих сил противника должна быть возложена на фронтовую авиацию.

Общая потребность ударной армии в авиации выразится в 4 — 5 полках бомбардировщиков, 2 — 3 полках истребителей, 2 — 3 полках штурмовиков, всего — 600 — 700 боевых самолетов или 2 — 3 авиадивизии.

Этот расчет исходит:

а) для подавления целей на площади в 30 км{137} требуется сбросить 360 т бомб, для чего нужно 10 полко-вылетов бомбардировочной авиации;

б) для борьбы с ближними оперативными резервами противника (до двух сд) потребуется 3 — 4 полко-вылета штурмовой авиации;

в) для поддержки стрелковых корпусов ударной группы необходимо иметь до 6 полко-вылетов.

Для поддержки, обеспечения и взаимодействия с подвижной группой используются те же авиационные средства. Кроме того, каждая ударная армия должна быть поддержана 3 — 4 авиадивизиями фронта.

Для прикрытия огнем зенитной артиллерии ударной и подвижной групп армии требуется прикрыть площадь по фронту в 30 км и в глубину 30 км — 900 км . Один зенитно-артиллерийский дивизион может прикрыть огнем 160 км , а для прикрытия 900 км потребуется 6 дивизионов. В корпусе, считая и 76-мм зенитные батареи дивизии, имеется 2 дивизиона, в трех ударных корпусах будет 6 дивизионов. Таким образом, ударная группа на исходном положении будет прикрыта своими средствами. С движением вперед глубина ударной группы увеличится и по глубине необходимо будет прикрыть участок до 45 км (1350 км). На этом этапе ударную группу потребуется усилить тремя дивизионами — по одному на корпус.

На вспомогательном направлении корпус будет прикрываться своими зенитными средствами.

Для прикрытия станций снабжения потребуется 4 — 5 зад.

Всего потребуется дополнительно на ударную армию 7 — 8 зад. Для обеспечения непрерывности пополнения потерь в состав армии должны входить запасные части: ориентировочно 4 — 5 запасных стрелковых полков, 1 артполк, 1 танковый полк, 1 автополк, 2 тракторных батальона. [141]

Таким образом, ударная армия будет иметь в своем составе до 5 стрелковых корпусов (15 — 16 сд), 3 — 5 танковых бригад, 6 — 7 полков гап, 2 — 3 полка пап, 6 минбатов, 7 — 8 зад, 2 — 3 полка истребителей, 4 — 5 полков бомбардировщиков, 2 — 3 полка штурмовиков. В качестве подвижной группы — 1 усиленный кавкорпус или мехкорпус.

Оперативное построение армии зависит от обстановки.

Оперативное построение ударной армии для прорыва представляется в следующем виде:

Ударная группа: состоит обычно из трех, реже — двух стрелковых корпусов, усиленных артиллерией, танками, инженерными и химическими средствами и средствами ПВО. Корпус может наступать одним и двумя эшелонами. В два эшелона корпус строится при атаке укрепленной полосы противника и при отсутствии подвижной группы. В соответствии с замыслом операции в армии ударных групп может быть одна или две.

Вспомогательная группа обычно состоит из одного корпуса и может наступать на фронте до 20 — 30 км. В армии может быть две или одна сковывающая группа.

Подвижная группа. Состав и назначение определен выше. Перед вводом в прорыв располагается в выжидательном районе, удаленном на 15 — 25 км от переднего края.

Авиация. Располагается на аэродромах на удалении: истребительная — 30 — 50 [км], бомбардировочная — 75 — 100 км от переднего края.

Авиадесант. Является фронтовым средством. Действует в полосе армии во взаимодействии с подвижной группой. Все подготовительные мероприятия, время и район высадки должны сохраняться в тайне и могут быть известны очень ограниченному кругу лиц. Выброска (высадка) и обеспечение — организует фронтовое командование.

Резерв. В составе 2 — 3 дивизий располагается в зависимости от его предназначения: если нет подвижной группы и резерв имеет задачей развитие прорыва, то располагается за центром ударной группы (в 8 — 10 км от переднего края). Если резерв назначается для парирования случайностей или обеспечения флангов, то он располагается на соответствующем направлении в 10 — 15 км от переднего края. Если резерв моторизован, то может располагаться в 30 — 40 км от переднего края.

Штаб армии располагается на расстоянии 30 — 40 км от фронта на направлении главного удара. Для управления ударной группой и вводом в прорыв подвижной группы организуются оперативные пункты управления (ОПУ).

Планирование операции. В практике работы наших штабов по вопросам планирования операции можно наблюдать две крайности.

Первая — это стремление разработать подробный, всеобъемлемый план на всю операцию, все предусмотреть, все расписать от начала до конца. Получается внушительный, но своей большей частью совершенно нежизненный бюрократический документ. Еще хуже, когда утратив чувство действительности, стараются проводить такой план в жизнь.

Вторая крайность — это когда штабы вообще не планируют операции или же планируют очень поверхностно, шаблонно и непродуманно.

Современная наступательная операция такого крупного войскового организма, каким является армия, без плана подготовлена и проведена быть не может. Немедленно же возникнут такие трения и недоразумения, которые могут привести к срыву всей операции.

Основою для разработки плана является идея оперативного решения. Для того, чтобы принять правильное оперативное решение, необходимо совершенно четко уяснить место и роль армии в общефронтовой операции. Правильное уяснение задачи армии создает правильные предпосылки для построения всей операции.

Важнейшей частью плана является основная идея решения, выражающая направление и фронт главного удара.

Выбор направления главного удара определяется следующими данными:

1) оперативной значимостью направления;

2) условиями местности как для прорыва, так и для действия в глубине, в первую очередь должны быть учтены условия для действий танков, развертывания артиллерии, ввода и действий в глубине подвижных соединений; [142]

3) состоянием обороны противника и другими данными о противнике. План операции разрабатывается немедленно по принятии решения. В плане операции отражаются следующие вопросы:

а) задачи армии,

б) замысел операции (основная идея),

в) требования по взаимодействию с соседом,

г) оценка противника и его возможного противодействия,

д) оценка операционных направлений,

е) планирование операции по этапам,

ж) группировка войск и задачи по этапам,

з) развертывание армии и занятие исходного положения,

и) артиллерийская и авиационная поддержка,

к) порядок ввода подвижных войск,

л) использование армейской авиации,

м) обеспечение операции в боевом, политическом и материально-техническом отношениях; оперативная маскировка и обман противника,

н) управление и связь.

Для удобства подготовки и обеспечения операции последняя разделяется на этапы. Наступательная армейская операция, примерно, может иметь следующие этапы.

Подготовительный этап, включающий всю подготовку операции, в том числе подход и развертывание армии. Обычно в условиях полевой обороны на нормальном фронте на подготовку операции потребуется два-три дня после установления соприкосновения с передним краем обороны.

Второй этап, включающий прорыв оборонительной полосы и разгром противостоящего противника. Продолжительность этапа ориентировочно 2 — 3 дня.

Третий этап — развитие успеха с выходом войск в оперативную глубину, обеспечивающую окружение противника. Продолжительность этапа ориентировочно 2 — 3 дня.

Четвертый этап — завершение операции по уничтожению противника.

В целом операция займет 7 — 10 дней.

Планом могут и должны быть подробно предусмотрены все мероприятия, касающиеся первого и второго этапа. Остальные обычно планируются приближенно.

План операции не должен быть мертвым, не меняющимся документом. Каждый день, каждая новая данная будут вносить в него коррективы и дополнения.

Помимо общего плана операции в каждом отделе штарма, у всех начальников родов войск и служб должны быть свои детализированные планы использования родов войск и обеспечения операции.

Подход и развертывание армии. Развертывание армии при наступлении с подходом является очень сложным делом. Развертывание главных сил и средств армии и подготовка прорыва могут потребовать 2 — 3 дня и более, считая с момента выхода авангардов к переднему краю. Эти сроки зависят от силы обороны и от состояния своих войск.

В современных условиях не исключена благоприятная возможность атаки оборонительной полосы с хода. В таком случае армия еще на марше должна быть полностью нацелена на атаку. Соответственно этому должны быть даны полосы движения корпусам и распределены армейские средства усиления. Пример такой атаки с хода — операция немцев в мае 1940 г. по захвату Диль{138} в Бельгии и прорыв ими фронта 9-й французской армии на участке Мобеж, Седан.

На основании опыта минувших войн можно сделать следующие выводы о порядке развертывания армии при наличии значительного времени на подготовку.

Под прикрытием войск первого эшелона сосредоточиваемые дивизии ночным маршем выводятся к рубежу развертывания и располагаются в укрытых местах в 10 — 15 км от линии фронта. [143]

В исходное положение для атаки главные силы дивизии выводятся в ночь накануне атаки. Авангардные части могут быть выброшены за сутки.

Танковые части усиления, придаваемые стрелковым соединениям, занимают свои выжидательные районы в укрытых местах вне артиллерийского огня.

Артиллерия занимает огневые позиции до выдвижения пехоты и танков в исходное положение, т. е. не позднее, чем за одни сутки до начала атаки. Занятие огневых позиций артиллерией производится ночью. Развертывание артиллерии может потребовать несколько ночей. Требуется тщательная маскировка артиллерии, выдвинутой в течение ночи на огневые позиции.

Помимо сосредоточения и развертывания войск должна быть произведена работа по обеспечению прорыва и оборудованию района во всех отношениях. Исключительно большая работа будет развернута по материальному обеспечению операции.

На участке главного удара шириною 25 — 30 км развертывается до трех стрелковых корпусов, 3 — 5 танковых бригад, 7 — 9 полков АРГК, минометные, химические, инженерные и другие средства усиления. Во втором эшелоне станут части эшелона развития прорыва. Всего на площади 30х30 км будет сосредоточено около 200 000 людей, 1500 — 2000 орудий, масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств.

Вся эта работа должна быть выполнена в короткие сроки, особенно в маневренных условиях, скрытно и надежно обеспечена от ударов противника.

Подготовка операции. В период сосредоточения и развертывания армии производится доразведка противника и подготовка операции во всех отношениях.

Доразведка должна вскрыть всю систему обороны противника и инженерную готовность обороны.

Подготовка артиллерии к прорыву должна быть отработана особенно тщательно. Все мероприятия, связанные с развертыванием артиллерии, должны быть проведены заблаговременно.

При атаке укрепленного района или укрепленных полос начальником артиллерии армии должна быть составлена особая инструкция по использованию артиллерии.

При наличии у противника прочных оборонительных сооружений, требующих для своего разрушения значительного времени, разрушение последних производится в подготовительный период.

Авиационная подготовка, в отличие от артиллерийской, представляет совокупность усилий боевой авиации, направленных не только на обеспечение тактического успеха, но и оперативного. С этой целью авиация, кроме тактической зоны, берет под свое воздействие оперативную глубину обороны противника путем подавления ближайших и глубоких резервов, запрещения их передвижения и подхода новых, нарушения связи и управления и дезорганизации работы тыла.

Если артподготовка, как правило, предшествует переходу в наступление, то вопрос о начале и длительности авиационной подготовки решается в каждом , отдельном случае, исходя из обстановки и замысла операции.

Опыт действий в Западной Белоруссии и Западной Украине показал, что при современном насыщении армии моторами дороги даже с твердым покрытием очень быстро разбиваются и приходят в непроезжее состояние. Необходим постоянный ремонт дорог на тылах.

Германское командование в период наступления своими работами по восстановлению и поддержанию в порядке дорог обеспечило быстрые темпы движения германских армий и бесперебойную работу тыла. В наших условиях с успехом можно привлекать на эти работы местное население, организовав его в дорожные отряды с прикреплением к определенным участкам дорог.

Боевое обеспечение операции. Особое значение приобретает прикрытие сосредоточения и развертывания.

Прикрытие наземных войск от авиации противника будет осуществляться истребительной авиацией и зенитными средствами. [144] Основными объектами прикрытия должны быть ударная группировка, подвижная группа, станция снабжения и важнейшие объекты на путях подвоза.

Особой заботой командарма и командующего ВВС армии будет — не дать разбить свою авиацию на аэродромах. Лучшим средством для этого явится внезапный удар нашей авиации по аэродромам противника и рассредоточенное расположение нашей авиации с маскировкой материальной части и ПВО на аэродромах.

Внезапность является главным условием успеха. Скрыть от противника подготовку к наступлению даже такого большого соединения, каким является ударная армия, как показывает исторический опыт, можно. Это с успехом удалось немцам в Пикардии{139} в марте 1918 г., [англо-французским войскам] в Амьенской операции 8 августа{140} 1918 г.,{141} в операциях Красной Армии на Халхин-Голе в 1939 г. и последних операциях немцев.

Современное состояние моторизации и авиации создают благоприятные предпосылки для образования неожиданных для противника группировок и при том в самых неожиданных для него местах (высадка авиадесантов в Голландии и Бельгии){142}, чем создается возможность нанесения внезапных ударов по противнику.

Материально-техническое обеспечение операции. Наступательная операция ударной армии потребует большого расхода различных материально-технических средств, особенно боеприпасов. За всю операцию расход боеприпасов может составить 4 — 5 армейских боекомплектов. Считая, что боекомплект весит свыше 12 000 т, это выразится в 50 — 60 тыс. т или 90 — 100 поездов грузоподъемностью 600 т каждый.

Опыт показал, что расход боеприпасов по этапам операции будет различный. В подготовительный период потребуется, примерно, 0,5 бк, на прорыв полевой оборонительной полосы — до 2 — 3 бк и на развитие прорыва и действия в оперативной глубине — от 1,5 до 2 бк. При наличии же второй оборонительной полосы — дополнительно 1 бк. Расход винтовочных патронов будет меньше примерно на 1/2.

Для накопления на грунте 2 бк, которые весят около 24 000 т, надо 9600 автомашин или 40 автобатов ЗИС. Количество [автобатов] сокращается в соответствии с кругооборотом: 40:4=10.

Расход горючего может составить 4 — 5 заправок (ежедневно по 0,5 заправки) — или 12 — 15 тыс. т (одна заправка для армии 3 — 3,5 тыс. т). Авиация потребует в сутки до 750 т, а на всю операцию — 6 — 7 тыс. т. Для подвоза 18 — 22 тыс. т горючего потребуется до 30 — 35 поездов.

Общая потребность в продфураже выразится в 16 — 20 тыс. т или 27 — 33 поезда, считая, что суточная дача весит около 2000 т. Остальные виды снабжения составят, примерно, 65 — 85 поездов.

Таким образом, для обеспечения армейской операции длительностью 8 — 10 дней необходимо подвезти около 240 — 270 поездов со снабженческими грузами (или 24 — 27 поездов в сутки). Кроме того, 6 — 7 поездов ежедневно с людским и конским пополнением, железнодорожным и дорожно-строительным имуществом. Всего суточная потребность составит от 30 до 34 поездов, а учитывая факультатив, пропускная способность железной дороги должна дать до 45 — 50 пар поездов в сутки. Поэтому для обеспечения подвоза ударной армии надо иметь одну двухколейную или две одноколейные железные дороги. При недостатке железных дорог надо готовить автоперевозки.

Для пяти стрелковых корпусов надо иметь 5 станций снабжения.

На каждый корпус необходимо будет развернуть по самостоятельному грунтовому участку, обслуживаемому ДЭПом.

Особо сложной является организация тыла подвижных соединений, предназначенных для действий в оперативной глубине противника. Эти соединения необходимо базировать на ближайшую к фронту станцию снабжения. При невозможности сделать это надо создать базы на грунте в 15 — 20 км от переднего края. Продфураж брать в концентрированном виде и в ходе операции широко использовать местные средства. [145] Для питания боеприпасами и горючим широко использовать автотранспорт.

Необходимо сократить также перевозку раненых и больных вглубь страны, развернув более широкую сеть лечебных заведений в прифронтовой полосе и широко используя местные лечебные заведения. Это мероприятие также сократит перевозки и обеспечит быстрейшее возвращение больных и раненых в строй.

Все ненужное и излишнее, все трофейное имущество немедленно должно отправляться в тыл, используя порожняк автотранспорта. Германские армии при своем движении вперед в Польше, Бельгии, Франции не отправляли в тыл ни одной порожней машины.

В целях сокращения автотранспорта по перевозке горючего на направлениях главных ударов с большим насыщением этих участков моторами целесообразно подачу горючего организовать путем постройки нефтепроводов (опыт немцев на Западе). Это мероприятие создаст громадную экономию как в автотранспорте, так и в расходе самого горючего.

Следует упорядочить вопрос с военнопленными, с их размещением, питанием, охраной и отправкой в тыл.

Необходимо принять меры к наведению в тылу порядка в смысле поддержания в нем дисциплины и общественного порядка, создав для этого специальные части, на них же возложить очистку от оставшихся в тылу нежелательных элементов. Особое внимание — вопросу регулирования и комендантской службе.

Управление и связь. Управление армией в наступательной операции должно быть жестким и централизованным. В целях достижения полного взаимодействия между корпусами, целеустремленности в их действиях командарм нередко будет указывать им направление главного и вспомогательного ударов, боевое построение корпусов, порядок и способы действий. Однако к таким указаниям нужно подходить осторожно и без нужды к ним не прибегать.

В условиях маневренной войны с подвижным и искусным противником потребуются командиры, воспитанные на проявлении разумной инициативы и большой самостоятельности, иначе командиров, приученных все делать по расписанию, активный и инициативный противник разобьет в первом же сражении.

Одной из причин, обеспечивших победу германских армий в Бельгии и Франции в 1940 г., является эластичность управления. С одной стороны — твердое управление верховного командования, с другой стороны — предоставление широкой инициативы своим командирам, которые реагировали на события с исключительной быстротой и решительностью, все время навязывая свою волю противнику, не давая ему придти в себя и опомниться.

В армейском масштабе для управления, как правило, потребуются ежедневные приказы. В приказах обязательно нужно указывать дальнейшую задачу корпусам, ориентируя их в действиях на следующий день. Это необходимо для того, чтобы в случае позднего получения в корпусе очередного армейского приказа командир корпуса хотя бы ориентировочно знал задачу корпуса на следующий день и мог приступить к предварительной подготовке по ее выполнению. Необходимо так организовать управление в армии, чтобы командарм был постоянно в курсе обстановки и мог бы отдать своевременно приказ на следующий день.

Особое внимание со стороны командарма и его штаба должно быть уделено организации взаимодействия между стрелковыми корпусами, группой подвижных войск и ВВС.

В условиях громадного насыщения участка прорыва войсками, артиллерией, танками, автомашинами организация проводной связи является делом очень сложным. В целях предохранения от порыва значительную часть проводов придется закапывать в землю. Это мероприятие необходимо и для того, чтобы сохранить проводную связь от разрушения авиацией противника путем порыва проводов специальными приборами типа «кошка». Для ускорения работ по подземной укладке кабеля необходимо в частях связи иметь на снабжении

соответствующий кабель и оборудование. [146] Состоящий в настоящее время на снабжении армии кабель для закладки его в землю не пригоден, так как дает очень большую утечку.

Для полного использования наиболее современного средства связи — радио необходимо навести порядок в засекречивании. Существующее положение в этом вопросе приводит к тому, что это прекрасное средство связи используется мало и неохотно. Принятая система кодирования приводит к большим искажениям и перепутыванию текста и к задержке в передаче сведений. Зачастую проще и быстрее послать делегатов, чем прибегать к передаче по радио. Необходимо ограничить засекречивание, точно указать, что следует засекречивать и что можно передавать открыто. Упростить систему кодирования.

В целях обеспечения от перехвата противником сведений, передаваемых по проводной связи, поставить перед конструкторами задачу изыскать способы и средства, исключающие такое перехватывание.

В процессе сражения командарм, сообразуясь с обстановкой, уточняет стрелковым корпусам задачи, поддерживая их действия авиацией. Лично руководит прохождением группы подвижных войск в прорыв, ставя ей дополнительные задачи в связи с создавшейся обстановкой.

Штаб армии, помимо обеспечения бесперебойного управления, обязан следить за сохранением боеспособности крупных войсковых соединений, до полка включительно: своевременно их пополнять и принимать меры к восстановлению утерянной боеспособности. Кроме того, на штабе армии лежит обязанность изучать опыт боев, учитывать все новое и принимать все меры к их реализации.

Ведение наступательной операции ударной армии. Прорыв фронта противника — я не беру прорыв укрепленной полосы, нужны другие расчеты. Тактический темп — 1 — 3 км.

Прорыв фронта противника является решающим актом наступательной операции. При его срыве вся операция терпит крах, при успехе — открываются пути для победы.

Сражение, имеющее целью уничтожить оборону противника, может быть успешным тогда, когда в направлении главного удара наступающего полоса главного сопротивления противника, его противотанковая оборона и основная масса артиллерии будут хорошо подавлены и не смогут оказать наступающему серьезного сопротивления. Вся остальная система тактической обороны, ближние оперативные резервы и узлы управления должны быть скованы и расстроены.

Военно-воздушные силы противника должны безусловно быть подавлены, а господство в воздухе принадлежать наступающему.

Для получения должного успеха в период подготовки атаки, для подавления тактической обороны, расстройства и деморализации управления и оперативной глубины противника нужны внезапность и мощность удара ВВС и всей массы артиллерии.

Организуя и проводя подготовку к атаке, нужно иметь в виду, что противник может противопоставить силе наступающего какой-либо хитрый маневр. Оставив небольшое прикрытие, противник может отвести с переднего края полосы главного сопротивления свои боевые порядки назад с тем, чтобы заставить наступающего провести всю свою артиллерийскую и авиационную обработку по пустому месту, или, как это делали на Карельском перешейке белофинны, наоборот — продвинуть с переднего края свои боевые порядки как можно ближе к исходным рубежам наступающего, чем и избежать поражения от мощного огня наступающего. Поэтому перед началом артобработки разведка всех видов, вся система наблюдения должны работать исключительно бдительно и обязательно непрерывно. Если подготовка проводится с утра, то перед рассветом необходимо провести сильную разведку для того, чтобы прощупать глубину противостоящего противника. Перед началом артиллерийской и авиационной обработки нужно специально оборудованными штурмовиками (опыты КОВО в период подготовки к разгрому румынской армии){143}, порвать на поле [147] боя и в оперативной глубине всю войсковую, армейскую, железнодорожную и государственную связь, а затем рвать ее теми же самолетами 2 — 3 раза в день для того, чтобы в процессе сражения лишить командование возможности нормально управлять своими войсками, а в войсках противника создать нервную обстановку.

Перед броском пехоты и танков в атаку в целях обеспечения от огня противника в последние 15 — 20 минут необходимо дать по переднему краю, по пулеметным батареям противника за обратными скатами и по артиллерийским позициям мощный огневой и авиационный удар. В период атаки особо важное значение приобретают непрерывные штурмовые и бомбардировочные действия авиации по артиллерии противника; до тех пор, пока не будет захвачен передний край, артиллерия и авиация не должны прекращать своих активных действий по артиллерии противника, так как самый опасный враг для наступающего — артиллерия обороняющегося.

В связи с применением современных танков с тяжелой броней, как показал боевой опыт на Западе, в настоящее время необходимо внести некоторые коррективы в методику атаки пехоты с танками. После мощного огневого налета артиллерии и удара ВВС на передний край обороны противника, имея впереди разведку, должен ворваться первый эшелон тяжелых танков и, не останавливаясь на переднем крае, безостановочно бросаться на резервы, артиллерию противника и компункты, порывая на своем пути все линии связи и уничтожая ПТО. Движение этого эшелона поддерживается огневым валом и действиями авиации. Под прикрытием эшелона тяжелых танков через передний край проходит эшелон легких танков с задачей уничтожать систему пулеметного огня за обратными скатами.

За этим эшелоном на передний край врывается эшелон огнеметных танков и своими действиями помогает пехоте производить уничтожающие штыковые удары. Дистанция между эшелонами 400 — 800 м. Состав эшелона на 1 км фронта: 1-й эшелон — 10 — 15 танков, 2-й эшелон — 15 — 20 танков, 3-й эшелон — 10 — 15 танков.

Предлагаемый метод не является единственным, каждый раз в зависимости от обстановки метод применения танков будет изменяться. Так, например, при танконедоступной местности переднего края танки должны вводиться, как это делается сейчас, только тогда, когда пехота захватит передний край и выйдет на танкодоступную местность.

Если взять атаку УР, то танки могут действовать только в составе штурмовых групп и до тех пор, пока полоса ДОТ не будет преодолена пехотой, ввести массу танков не удастся, а если что и прорвется через ДОТ, то все равно оно будет в глубине уничтожено.

Огромное значение для успеха имеет применение новых средств борьбы и приемов нападения. Прежде чем противник найдет способ противодействия, наступающий может воспользоваться всеми выгодами, которые дает в этих случаях элемент внезапности.

Немцы и англичане применили ряд новых средств и методов борьбы, среди них:

а) применение пикирующих бомбардировщиков;

б) применение парашютистов для захвата укрепленных пунктов;

в) зажигание водных преград;

г) разбрасывание зажигательных таблеток и т. д.

Нашими войсками на Карельском перешейке при атаке ДОТ также показаны новые приемы захвата и уничтожения ДОТ.

В период прорыва тактической зоны армейское командование все свои усилия должно направить к решению следующих важнейших задач:

а) обеспечение тактического превосходства в воздухе над полем сражения и прикрытие своих группировок от ВВС противника;

б) подавление всего маневрирования в глубине обороны и недопущение подтягивания резервов к району прорыва;

в) координирование действий стрелковых корпусов между собой и ВВС с целью быстрейшего пролома фронта противника; [148]

г) определение момента ввода в прорыв подвижной группы и всестороннее обеспечение этого ввода.

Процесс прорыва фронта противника в зависимости от его тактической плотности, степени развития в глубину, характера укреплений, наличия резервов противника и других условий может принять самый различный характер.

При отсутствии у противника второй оборонительной полосы прорыв фронта может быть завершен в первый день наступления. Наличие второй оборонительной полосы при близко расположенных к ней сильных резервах может затянуть весь процесс прорыва до 2 — 3 дней.

Успех прорыва во многом будет зависеть от того, насколько удастся действиями авиации помешать резервам противника занять вторую оборонительную полосу. Для обеспечения успеха важно также не допустить планомерного отхода частей противника с первой оборонительной полосы на вторую. При смелых и удачных действиях наступающего не исключена возможность овладения второй оборонительной полосой к исходу первого дня наступления. Для этого стрелковые корпуса, используя успех своих действий, на плечах отходящих частей противника атакуют с хода вторую оборонительную полосу и захватывают ее прежде, чем противник успеет отойти и закрепиться на ней или подвести свои свежие резервы.

Необходимо учитывать, что в этих условиях артиллерия наступающего может запоздать с поддержкой атаки своей пехоты. Армейская авиация и танки должны быть готовы взять на себя поддержку пехоты на важнейших участках наступления ударных корпусов.

Если же противнику удалось прочно осесть на второй оборонительной полосе, то ее атака можЪт начаться после проведения короткой, но мощной артподготовки. В зависимости от сложившейся обстановки в некоторых случаях подготовка к атаке может занять весь второй день. Как в том, так и в другом случаях в бой могут быть введены вторые эшелоны ударных корпусов. Армейские резервы должны быть сохранены для развития тактического прорыва фронта.

Опыт наступательных боев на Карельском перешейке, на Западе показал, что для обеспечения успеха тактического прорыва фронта противника чрезвычайно важно использовать любую маленькую брешь, образовавшуюся в расположении противника.

В процессе прорыва части, наступающие в первом эшелоне, должны смело и решительно продвигаться вперед и не отвлекаться уничтожением очагов [сопротивления] противника, оставшихся на флангах и в тылу полосы своего наступления. Это должно составить задачу вторых и третьих эшелонов. Безостановочное движение вперед первых эшелонов вплоть до полного прорыва позиции противника должно сочетаться с активными и инициативными действиями следующих за ним эшелонов, важнейшей задачей которых является всемерное расширение образовавшихся брешей. Вторые и третьи эшелоны в процессе наступления должны быстро выдвигаться на фланги первых эшелонов, смело охватывать образовавшиеся фланги противника и решительным воздействием по ним добиваться дальнейшего взлома обороны противника.

Развитие и завершение операции. Прорыв фронта приводит к нанесению поражения и выводу из строя лишь меньшей части сил противника. Обычно большая часть сил, противостоящих наступлению, остается вне воздействия сокрушающих ударов наступающего и сохраняет свою боеспособность.

Значение прорыва фронта состоит в том, что он создает весьма выгодные предпосылки для окружения и разгрома главных сил обороны. Это достигается путем перенесения центра тяжести действий ударной армии в оперативную глубину обороны против главной группировки противника.

Развитие прорыва выполняется как захождением ударных корпусов армии в сторону одного из образовавшихся флангов противника, так и вводом в прорыв группы подвижных войск. Оперативный маневр, имеющий целью окружение крупных сил противника, требует помимо необходимой ширины еще и соответствующую глубину. [149]

Как ударная группа армий, так и группа подвижных войск должны всеми мерами обеспечить за собой потребное для маневра пространство.

Стрелковые корпуса ударной группы армии после прорыва фронта противника не должны начинать преждевременного захождения в сторону обходимого фланга противника. Это может привести лишь к мелкому охвату этого фланга, из-под воздействия которого противник может выйти простым загибанием флангов или [путем] незначительного отхода назад.

Прорвав фронт противника и пропустив через свое расположение группу подвижных войск, ударные корпуса стремительным движением вперед должны выиграть фланг противника и охватить его настолько глубоко, чтобы угрожать не только тактической зоне обороны, но и ее оперативной глубине (резервам, тылам).

Для непосредственного обхода флангов противника и расширения прорыва должны быть использованы специально предназначенные для этой цели вторые эшелоны корпусов и частично армейские резервы. Для этого последние с началом перехода армии в наступление группируются ближе к ударной группе армии. В процессе наступления это обеспечит их быстрый ввод в действие в желаемом направлении.

Корпуса, наступающие на вспомогательных направлениях, сосредоточивая основные усилия для нанесения удара на узких участках фронта, развивают энергичное наступление во всей полосе своих действий. Сочетая хорошо организованные удары с демонстративными действиями, они должны привлечь на себя возможно больше сил противника и его резервов и этим облегчить действия ударной группы армий.

Группа подвижных войск при развитии прорыва является основным средством оперативного маневра. Ее основной и важнейшей задачей является окружение и уничтожение во взаимодействии с ударными корпусами армии, авиацией и авиадесантом главных сил обороны. Когда окружение и разгром намеченной группировки противника производится усилиями двух ударных группировок фронта, действующими по сходящимся направлениям, то армейская группа подвижных войск должна оперативно взаимодействовать не только с ударными корпусами своей армии, но и с группой подвижных войск соседней ударной армии.

В порядке последовательности армейская группа подвижных войск должна разрешить следующие задачи:

а) своевременно начать движение из выжидательного района и войти в прорыв;

б) разгромить ближайшие оперативные резервы и войти в глубину оперативного расположения противника;

в) достаточно глубоко обойти фланг главных сил обороны, отрезать пути отхода и атаковать ее с тыла;

г) в случае отхода противника, захватить тыловой армейский рубеж обороны раньше, чем успеют его занять отходящие с фронта главные силы противника или подходящие из глубины резервы противника.

При наличии у противника второй оборонительной полосы, в особенности, если последняя занята сильными войсковыми и близко расположенными оперативными резервами, группа подвижных войск в целях сохранения своих сил должна вводиться в прорыв только после овладения этой полосы ударными корпусами армии. Вслед за подвижной группой выдвигать в оперативную глубину противника возможно больше пехоты как на автотранспорте, так и походом.

Задача этих соединений — расширять фланги прорыва, обеспечивать тыл и по возможности — фланги группы подвижных войск и в случае необходимости поддерживать ее действия в оперативной глубине противника. При этом темпы движения пехоты походом должны в сутки доходить до 45 — 50 км. Подобное усиление группы подвижных войск из тыла придает ей большую устойчивость и силу в действиях на тылах противника.

Армейская и фронтовая авиация в этот период центр тяжести своей боевой работы сосредоточивает для непосредственной поддержки и прикрытия войск

ударных корпусов и особенно подвижной группы. [150] Кроме того, фронтовая авиация наряду с продолжением борьбы за господство в воздухе должна взять на себя задачу по изоляции района прорыва от притока глубоких резервов противника в радиусе до 150 — 200 км.

Авиадесантом, взаимодействующим с армейской группой подвижных войск, в зависимости от обстановки и цели действий ударной армии могут быть выполнены следующие задачи:

а) захват и удержание в тылу противника дефиле и теснин, закрывающих важнейшие пути отхода противника;

б) задержка подходящих к полю сражения глубоких резервов противника;

в) уничтожение крупных штабов и нарушение системы управления противника.

Авиадесанты должны тесно взаимодействовать как с авиацией, поддерживающей их действия на земле, так и с подвижной группой. С выходом подвижной группы в район действия авиадесанта последний переходит в ее подчинение.

Часто при окружении противника усилиями нескольких ударных армий по сходящимся направлениям авиадесант фронтового значения, выброшенный в тыл окруженной группировки противника, будет играть роль связующего звена для двигающихся с разных направлений подвижных групп.

Таким образом, в процессе развития прорыва действия всех сил и средств ударной армии объединяются в одном стремлении — завершить операцию полным окружением и разгромом главных сил обороны.

При современных средствах развития прорыва правильно спланированная и энергично проводимая операция в большинстве случаев может быть доведена до своего логического конца. Если операция завершается окружением и разгромом главных сил противника, то для армии она может считаться законченной. Вслед за этой операцией без оперативной паузы должна проводиться новая операция.

Однако следует иметь в виду, что нередко противнику удается использовать ряд благоприятных для него моментов и ускользнуть от окружения, если не всеми силами, то их частью. В этих случаях операция должна быть завершена этапом уничтожающего оперативного преследования. Основной смысл последнего заключается в том, чтобы, вцепившись с фронта в отходящего противника и не давая ему возможности устроиться на новых рубежах, в процессе движения выиграть ударными корпусами один или оба фланга противника, а подвижными соединениями опередить его отходящие колонны, отрезать их пути отхода и добиться окружения и разгрома отходящей группировки противника.

Военно-воздушные силы армии в период преследования главные свои усилия направляют на задержку отхода противника.

Преследование должно вестись непрерывно и с полным напряжением всех сил и средств армии до полного уничтожения противника.

В процессе завершения армейской операции в соответствии с конечной целью фронтовой операции и ходом ее выполнения командование и штарм должны достаточно заблаговременно заняться подготовкой новой операции. Эта подготовка должна вестись с таким оперативным предвидением и настолько гибко, чтобы можно было без перерыва перейти от ведения одной операции к другой.

Переход к новой операции в большинстве случаев будет связан с той или другой перегруппировкой сил и средств армии и с перебазированием ряда корпусов на новые станции снабжения. Для своевременной разработки всех этих вопросов в оперативном отделе штарма создается специальная группа командиров, которая с представителями от других отделов штарма начальников родов войск и служб армии ведет всю свою подготовительную работу, руководствуясь при этом предварительными указаниями командарма.

Пополнение потерь людским и конским составом, ремонт и восстановление материальной части и накопление запасов для новой операции должны вестись с таким расчетом и темпами, чтобы к началу новой операции войска армии были бы полностью укомплектованы и снабжены необходимыми запасами. [151]

Заключение: Красной Армии, где бы ее части в настоящее время ни дислоцировались, нужно быть готовой драться с искусственным и технически оснащенным противником.

Современное развитие средств борьбы — авиация, танки, моточасти, авиадесанты и прочие — создают широкую базу для ведения наступательной операции, дают возможность проводить ее высокими темпами и с большой дальнобойностью.

В дальнейшем техническое оснащение армии [надо] развивать и совершенствовать, исходя из расчетов и характера современных наступательных операций, одновременно нужно уделить серьезное внимание противотанковой обороне войск и особенно противовоздушной обороне страны и в первую очередь железнодорожных узлов, важнейших мостов и военной промышленности.

При равных силах и средствах победу обеспечит за собой та сторона, которая более искусна в управлении и создании условий внезапности в использовании этих сил и средств. Внезапность современной операции является одним из решающих факторов победы.

Придавая исключительное значение внезапности, все способы маскировки и обмана противника должны быть широко внедрены в Красную Армию. Маскировка и обман должны проходить красной нитью в обучении и воспитании войск, командиров и штабов.

Красная Армия в будущих сражениях должна показать высокий класс оперативной и тактической внезапности.

Для того, чтобы успешно вести современные наступательные операции, необходимо иметь отлично подготовленные войска, командиров и штабы. Современные операции, развивающиеся быстрыми темпами, требуют исключительной слаженности, маневренности и гибкости. Войска, не обладающие этими способностями, не могут рассчитывать на успех. Особенно высокие требования должны быть предъявлены командирам и штабам высших соединений.

Высший комсостав и штабы высших соединений в ближайшее время должны в совершенстве отработать знания и навыки по организации и проведению современной наступательной операции.

Еще в 1921 г. М. В. Фрунзе, разбирая вопрос о единой военной доктрине Красной Армии, писал, что необходимо воспитывать нашу армию в духе величайшей активности, подготовлять ее к завершению задач революции путем энергичных, решительно и смело проводимых наступательных операций{144}.

Надо помочь комсоставу овладеть искусством организации и проведения наступательной операции{145}.

РГВА, ф. 4. оп. 18, д. 56, л. 1 — 52.

Выступления по докладу Жукова Г. К.

Кленов П. С., генерал-лейтенант, начальник штаба Прибалтийского особого военного округа.

Романенко П. Л., генерал-лейтенант, командир 1-го механизированного корпуса, Ленинградский военный округ.

Штерн Г. М., генерал-полковник, командующий войсками Дальневосточного фронта.

Голиков Ф. И., генерал-лейтенант, заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии, начальник Разведывательного управления.

Кузнецов М.А., генерал-майор, начальник штаба Дальневосточного фронта.

Ремезов Ф. Н., генерал-лейтенант, командующий войсками Орловского военного округа.

Заключительное слово Жукова Г. К.

Примечания:

{123}Кроме Г. К. Жукова доклады на эту тему разрабатывали генерал-полковник Г. М. Штерн, генерал-лейтенанты М. Г. Ефремов, М. П. Кирпонос, П. С. Кленов (РГВА, ф. 4, оп. 14-а, д. 2743, л. 2). Доложить на совещании по теме было поручено Г. К. Жукову.

{124}7 июля 1937 г. Япония начала военные действия против Китая и за сравнительно короткий срок захватила обширные районы на севере и в центре страны. Однако, нанеся в 1937— 1938 гг. крупное поражение китайским войскам, Япония не достигла своей главной цели — капитуляции Китая. С конца 1938 г. японская армия не вела крупных операций на китайском фронте. Национально-освободительная война китайского народа против японских захватчиков продолжалась вплоть до поражения Японии во второй мировой войне в 1945 г.

{125}Квантунская армия — объединение японских вооруженных сил. Создана в 1919 г. в т. н. Квантунской области. Являлась мощной группировкой японских сухопутных войск на Азиатском материке. Участвовала в военных конфликтах против СССР в районе оз. Хасан в 1938 г., против СССР и МНР на р. Халхин-Гол в 1939 г.

{126}Здесь и далее упомянутые схемы не обнаружены.

{127}Так в стенограмме.

{128}Баин-Цаган — гора на левом берегу р. Халхин-Гол, захваченная японцами в ночь на 3 июля 1939 г. Здесь в течение трех последующих суток развернулись ожесточенные бои, в которых с советско-монгольской и японской сторон участвовало около 400 танков и бронемашин, более 300 орудий и несколько сот самолетов. Ударная группировка японцев была разгромлена.

{129}Германо-польская война длилась с 1 сентября по 5 октября 1939 г.

{130}Продолжение — по тексту доклада, отредактированного т. Жуковым. См.: ЦГАСА. Ф. 4. Оп. 18-а, Д. 56. Л.Л. 1 — 52.

{131}Французская кампания германских войск длилась с 10 мая по 26 июня 1940 г.

{132}Далее — по стенограмме.

{133}Линия Вейгана — линия обороны, созданная в мае 1940 г. по указанию главнокомандующего французскими вооруженными силами генерала М. Вейгана против проникновения германских войск в глубь Франции

{134}Бок Ф. (1880—1945) — генерал-полковник. Вовремя Французской кампании 1940г. командовал германской группой армий "Б".

{135}Далее — по тексту доклада, отредактированного т. Жуковым. См.: ЦГАСА. Ф. 4. Оп. 18-а, Д. 56. Л.Л. 1 — 52.

{136}Рейхенау В. (1884—1943) — генерал-полковник. Вовремя Французской кампании 1940 г. командовал 6-й армией.

{137}По смыслу: 30x30 км.

{138}Диль — река на территории Бельгии, вдоль которой проходила главная полоса обороны бельгийской армии.

{139}Пикардия — историческая область в северной части Франции. С 21 марта по 4 апреля 1918г. здесь состоялось наступление двух групп германских армий против двух английских армий. Несмотря на продвижение немцев в глубину до 60—65 км, они не достигли намеченных целей и перешли к обороне.

{140}В стенограмме — 8 сентября.

{141}Амьенская операция проведена англо-французскими войсками 8—13 августа 1918г. с целью ликвидации т. н. "амьенского выступа". На участке прорыва союзники скрытно сосредоточили крупную группировку войск и, имея подавляющее превосходство в танках, авиации и артиллерии, внезапно, без артиллерийской подготовки, атаковали германские позиции. Амьенский выступ был ликвидирован, созданы условия для общего наступления. 8 августа 1918г. вошло в историю как "черный день германской армии".

{142}С началом Французской кампании 1940 г. гитлеровцы 10 мая выбросили воздушные десанты на территории Бельгии и Голландии в районах Гааги, Роттердама, Додрехта, Мудрейка. Десантники захватили также мосты через реки Маас, Ваал, канал Альберта, обеспечив тем самым успешное развитие операций германских моторизованных соединений.

{143}Имеются в виду мероприятия, предшествовавшие вводу советских войск в Бессарабию и Северную Буковину в июне 1940 г.

{144}См.: М. В. Фрунзе. Избранные произведения. М., Воениздат. 1984. С. 46.

{145}Доклад Г. К. Жукова был заслушан на утреннем заседании 25 дек. Стенограмма заседания отпечатана в тот же день и роздана для ознакомления всем выступавшим. Судя по большой правке Жукова, он был недоволен записью своего доклада. Об этом свидетельствуют многочисленные исправления, а также пометки: "Продолжение по докладу", "Все переврано. Надо отпечатать по конспекту" (см.: ф. 4, оп. 14, д. 2743, л. 13, 14 и др.). Стенограмма им не подписана. Публикуемый текст доклада отпечатан 28 дек. В нем учтена правка авторами своих выступлений по докладу. Конспект не найден. Видимо, Г. К. Жуков, делая в пометке ссылку на него, имел в виду текст доклада. Имеемая стенограмма является третьим экземпляром. Первого экз. составителям обнаружить не удалось.

 

К оглавлению


Накануне войны. Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г. Электронная версия текста с сайта militera.lib.ru/docs/da/sov-1940/index.html


Далее читайте:

Документы 1940 года XX века (исторические источники).

Основные события 1940-го года (хронологическая таблица).

Документы и материалы кануна Второй мировой войны 1937-1939 гг. В 2-х томах. Москва. Политиздат. 1981.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС