Николай Дик
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2011 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Николай Дик

2011 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Николай Дик

Досмамбет Азаулы – великий воин и поэт

Вид турецкого Азака. Гравюра неизвестного автора XVII в.

Досмамбет Азаулы (Азовский) (1490 - 1530) – классик ногайской поэзии, общий для казахов и ногайцев йыравшы (жырау), полководец и батыр. Вместе со староногайскими поэтами XV века Сыбрай жырау Асан Кайгы Сабит угылы, Шал-Кийиз Тиленши улы и Казы Туган Суьйиниш улы он вошел в историю, как основоположник народного эпоса и поэзии казахского, ногайского, киргизского и дагестанского народов. Досмамбет стал первым известным азовским поэтом.

Точными датами, местом рождения и смерти Досмамбета жырау историки не располагают. По мнению ученого-краеведа А.А. Ярлыкапова, он родился именно в городе Азове в семье знатного ногайского феодала. По мнению других, Досмамбет родился в 1493 году в одном из крупных поселений Поволжья, большую часть своей жизни провел в Приазовье, долго проживал в Азове и погиб в 1523 году под Астраханью. Ясно одно - любимым городом поэта и воина был Азов.

Досмамбет жил в эпоху формирования казахского народа как нации, принадлежал к военной знати Малой Ногайской Орды. Родившись в богатой семье, он получил отличное для своего времени образование, знал несколько языков и с юных лет входил в различные дипломатические миссии. Благодаря этому Досмамбет объездил весь Дешт-и-Кипшак - огромный регион, простиравшийся от устья Дуная до низовий Сырдарьи и озера Балхаш, населенный ногайцами, татарами, башкирами, казахами и кумыками.

К середине XV века постоянные междоусобицы привели к падению могущества Золотой Орды. Непосредственной правопреемницей Золотой Орды в 1434 году стала Большая Орда, просуществовавшая до 1502 года. Столицей её стала крепость Азак. Из правителей тех времен наиболее скандальным и воинствующим являлся хан Ахмат, при котором русские прекратили платить дань татарам. Позже из Большой Орды выделилась Ногайская Орда – самостоятельное феодальное государство при хане Едигее. Основным занятием населения стало кочевое скотоводство. В XVI веке на московские и казанские рынки ногайские феодалы поставляли десятки тысяч голов лошадей и овец. Орда делилась на несколько улусов, возглавлявшихся мурзами. Во второй половине XVI века Ногайская Орда распалась на несколько самостоятельных государственных образований: Ногаи Большие, Ногаи Малые и Алтыулская Орда. Малые Ногаи располагались на правобережье Волги и в Приазовье и сформировались как государство при мурзе Казы. В 1471-1476 годах греческими колониями по берегам Черного и Азовского морей овладели турки. Турки воспользовались удобным расположением Азова и превратили его в самую мощную крепость в низовье Дона. Крепость теперь именовалась по-разному: то Азак, а то Адзак; некоторые даже именовали её Хазава или Казова. На ногайском и турецком наречии город звучал, как Азау.

С падением Константинополя почти полностью прекратились культурные и экономические связи Византии с Русью. Обосновавшись на берегах Азовского моря, султан османской империи Мухаммед II, учитывая военно-стратегическое значение Азова, приказал укрепить его. В руках турок Азов стал крупной военной крепостью, преградивший свободный выход другим народам из Дона в Азовское и Черное моря. Турецкие власти пытались создать благоприятные условия для развития в Азове торговых операций. При Селиме I в 1512-1520 годах были установлены правила свободной торговли в нем для русских купцов. В Азове и при турках осталось жить несколько венецианцев и генуэзцев, но город почти полностью потерял свое международное торговое значение. Слава Азова как крупного торгового пункта продолжало падать. Многие прежние поселения и небольшие городки исчезли, зато появилось новые военные укрепления. Среди населения можно было теперь встретить киргизов и казахов, калмыков и турок, русских и нагайцев. По рекам сновали рыбацкие лодки и небольшие парусные суда, в степных зонах паслись многочисленные стада овец и лошадей. Жителей Подонья раздирали всевозможные междоусобицы.

Именно в этот период истории и довелось жить великому поэту и отважному воину. Не удивительно, что кроме дипломатии его интересовали военное дело и фольклор разных народов. Объединив вокруг себя храбрых воинов, он возглавил большой отряд конников и получил статус паши. Позже, уже в новом ранге, ему довелось неоднократно посещать Стамбул и Бахчисарай, участвовать в военных походах и битвах на стороне Крымского, Ногайского, Казахского и Казанских ханств.

Достоверных сведений, подтверждающих проживание Досмамбета в Азаке конца XV - начала XVI веков, не имеется, но большинство историков считают его азовчанином, судя по многим стихам самого поэта. Например:

Начинаются все реки с одинаковых ручьев,
В чем Стамбулу уступает стольный город мой Азов?
Чем я хуже ханских деток? Тем, что мой отец — не хан?
Разве я плохой наездник? В чем, скажите, мой изъян?

(Перевод А. Ануфриева)

Азовская крепость, самая северная точка Османской империи, была столицей Азакского санджака (военно-административной единицы), резиденцией двухбунчужного паши, центром взаимоотношений турок и ногаев. По описаниям путешественников XVII века город был похож на старый султанский дворец в Стамбуле. Поэтому и не удивительно, что Досмамбет упоминает «стольный город Азов».

За бесчисленные военные подвиги и удачные дипломатические миссии, прекрасные песни и поэмы Досмамбета в народе стали называть Досмамбет Азаулы, т.е. Досмамбет Азовский. О нем складывали легенды, его песни передавались из уст в уста людьми разных национальностей. Естественно, в каждом переводе были свои изъяны и свои сильные стороны.

Еще в средние века творчеством и военной славой Досмамбета интересовались барон Сигизмунд фон Герберштейн, известный историк и географ, свободно владеющий некоторыми восточными языками, венецианский историк и торговец Пэдро Джованьони. Но впервые собрать, записать и издать поэмы и песни Досмамбета удалось только в 1883 году известным исследователем и историком Магомедом Апенди Османовым. Творчество ногайского поэта, в числе других его современников, было представлено в сборнике «Ногайские и кумыкские стихи», вышедшем в Петербурге в 1883 году. «Поэзия погибшего воина» - так принято в народе говорить о творчестве Досмамбета Азаулы.

В начале 1930-х годов ногайский просветитель Абдул-хамид Джанибеков впервые в советское время издал стихи староногайских поэтов в сборнике «Поэзия аула». В 1970-е годы ногайский ученый Ашим Сикалиев начал публиковать произведения этих поэтов. В те же годы вышла антология ногайской поэзии, куда частично вошли стихи всех дореволюционных поэтов. Ашим Сикалиев, работавший над исследованием творчества староногайских поэтов, в своих трудах впервые приводит две легенды о поэте, которые была записана еще в прошлом веке. Об этих же легендах в 1994 году упоминает и А.А. Ярлыкапов (Очерки истории Азова. Вып. 2. – Азов, 1994. – С. 19-21).

У Досмамбета было двое сыновей – Эсей и Косай. Юношам предрекалась судьба будущих правителей Азова, но по воле своего сердца Косай оказался в стане противников. Влюбившись в турчанку, он ушел с ней к туркам, вступив в их отряд. Отец сильно любил своего старшего сына, но не мог простить ему измены своему народу. Однажды ночью, возвращаясь в Азов с очередного военного похода, Досмамбет сталкивается с небольшим отрядом неприятеля. Разворачивается жестокая битва, в которой он становится образцом мужества и отваги для своих воинов. Враг разбит. Обходя погибших, Досмамбет вдруг находит тело молодого воина, пронзенного стрелой. Присмотревшись, он узнает в нем своего любимого сына Косая. Со слезами на глазах отец вынимает из тела сына свою стрелу, а в голове возникают поэтические строки, вылившиеся позже в одно из самых знаменитых произведений Досмамбета – «Мой Косай». Жизнь без наследника теряет смысл прелести радости жизни для воина-патриота. Он в ярости громит врага, совершая ежедневные набеги на иноземных захватчиков, как бы пытаясь отомстить им за трагическую судьбу собственного сына.

В одной из жестоких битв с турецкими аскерами под Азовом, вырвавшись из окружения, Досмамбет, вдруг обнаруживает, что в горячке он потерял свою камчу (бич, нагайку) – символ власти, мужского достоинства и, возвращаясь за ней в стан врага.

За озером, где лес стоит сосновый,
Случайно мной камча обронена.
Оленья шкура служит ей основой,
Ремни – из кожи юного слона.
А рукоять из меди как искрится,
Обернутая нитью золотой!
Вдруг крот ее изгложет иль лисица…
Что скажет мне Азов престольный мой?

Но здесь его подстерегает вражеская стрела. Смертельно раненый Досмамбет так и не оправился от ранения. К этому периоду относятся его знаменитые песни «Из предсмертного цикла».

Многие историки предполагают, что именно эти легенды легли в основу знаменитого Гоголевского «Тараса Бульбы». Доподлинно известно, что Н.В. Гоголь широко использовал в своем творчестве народный фольклор и поэмы основоположников ногайской литературы.

Интерес к творчеству Досмамбета вновь возрос в конце прошлого столетия. Многие исследователи стали переводить сохранившиеся песни ногайского жырау.

Город наш Азау, Азов,
Правит в нем паша Гусман,
Город веры и основ
Правоверных мусульман.
В граде этом Доспамбет –
Воевода и поэт!

***

Не уступит Истамбулу
Гордый город наш Азов!
Азовчанин Айдамет, -
Гордый ратник Доспамбет,
Он не ниже своим рангом,
Чем правители и ханы,
Выше их он правотой
И божественной судьбой!

***

Воевать, коль он рожден –
Знает: будет поражен,
Но придут ему на смену
Есакай, Косай, два сына,
Лет чрез шесть в Азове этом
Будут править мои дети!

Эти отрывки из произведений Досмамбета в переводе Бекета Карашина подтверждают факт пребывания поэта в древнем Азове. А в другом отрывке из произведения поэта он предстает перед читателями как храбрый воин, ценой собственной жизни отстаивающий родное Приазовье от врагов:

Озера с кугою, озера степные,
Кто здесь ночевал, не жалеет.
Как львы, аргамаки – кони лихие,
Кто их оседлал, не жалеет.
Кто, в дальний и трудный собравшись набег,
Кольчугу надел, не жалеет.
Кто жен обнимал и чистый как снег
Запах вдыхал, не жалеет.
Кто красного с белым пятном на лбу
Седлал скакуна, веселя толпу,
И пир затевал, не жалеет.
Враг хлынет, будто двойной поток,
Стрела вонзится иглою в бок,
Забьется кровь, как полыни пучок,
Прольется кровь, как речная вода,
В степи ковыльной, сражаясь тогда,
Жизни батыр не жалеет!

(Перевод О. Жанайдарова)

В первом номере за 2009 год литературного журнала «Четки» публикуется серия самых известных стихов и отрывков из поэм Досмамбета Азаулы в переводе с ногайского Александра Ануфриева:

Когда, кочуя, видишь берега,
Где зеленеет у воды куга, —
Не станешь ты об этом сожалеть.
Когда, от жажды боя охмелев,
Ты сядешь на коня, как грозный лев, —
Не станешь ты об этом сожалеть.
Когда кольчуги леденящей сталь
Почувствуешь на теле, то едва ль
Ты станешь и об этом сожалеть.
Коль на пиру или в объятьях сна
Не слезешь с вороного скакуна, —
Не станешь ты об этом сожалеть.
Когда красавиц поцелуешь ты,
Чьи лица, словно первый снег, чисты, —
Не станешь ты об этом сожалеть.
Коль опьянеешь, будто от вина,
Кумыса бочку осушив до дна, —
Не станешь ты об этом сожалеть.
Коль вражья рать в степи подымет пыль,
Усеют стрелы землю, как ковыль,
Когда от дыма замутится синь,
От крови станет мягкою полынь,
И на кургане в яростном бою
Сложить придется голову свою, —
Не станешь ты об этом сожалеть!

 

***

Как встарь, ночами часто снится мне:
Яик переплываю на коне…
О, где тот день?
В степи бескрайней Белая Орда
Пасла спокойно мирные стада.
О, где тот день?
Сапожник не ленился, не скучал —
Из кож оленьих сапоги тачал.
О, где тот день?
С искусством ратным воин был знаком,
Надежно латы стягивал шнурком.
О, где тот день?
Он с кованой секирой боевой,
Не зная страха, устремлялся в бой.
О, где тот день?
Длиною в шесть локтей свое копье
Метал он в цель и поражал ее!
О, где тот день?
В тугом колчане каждая стрела
Всегда в бою врага настичь могла.
О, где тот день?
Держал совет военный Кет-Буга
О том, как бить коварного врага.
О, где тот день?
Бродили — многочисленны, тучны —
По берегам Эдиля табуны.
А чтобы резвых кобылиц доить,
Их связывали, усмиряя прыть.
В огромных бочках пенился кумыс.
На праздник песни радостно лились,
Стекались гости к нам из деревень…
Когда, когда вернется этот день?..

***

Мой Косай

В неполных восемнадцать лет успел ты возмужать,
Рос не по дням, а по часам, чтоб быть отцу под стать.
Как солнца луч, ты мне светил в весенний месяц май,
Украсил ты кыпчакский род, цветок степей — Косай!
Не зря отец твой Досмамбет, наследника любя,
Сам жеребенка изловил арканом для тебя.
Растил и холил жеребца, а время подошло,
Он сам сынишку посадил в походное седло.
С дней детских лоб твой не знаком был с бритвою не зря, —
И вот украсил славный чуб чело богатыря!
Чуб развевался на ветру, как знамя, тут и там,
И гусь летящий посылал тебе с небес салам.
Таким ты был, мой сын Косай, отважный молодец,
Когда поехал на войну бить турок твой отец.
И турки — славные бойцы, что истину скрывать! —
Да только твой отец умел и турок побеждать.
Ты не видал тех битв, Косай, а мне в ночном бою,
Увы, увидеть довелось и смерть, и кровь твою…
Победа славною была, бесценным был трофей, —
То слезы поздние отца, боль матери твоей.
От горя разум потеряв, запричитала мать,
Отец уж сына не найдет, хоть будет век искать…
Страданье душу укрепит, осилю я беду,
И утешение себе в боях с врагом найду.
Пускай земля родных степей твою не давит грудь,
Ты смерти заглянул в глаза, избрав отважных путь.
Ты так мечтал, чтоб враг не смел родной земли топтать! —
Не думал в лагере врагов я сына повстречать!
Узнай, Косай, что кровь твоя к отмщению зовет,
Не забывает о своих сынах степной народ.
Святая кровь твоя отцу и брату дорога —
Мы будем, не жалея сил, в боях рубить врага!

 

Из предсмертного цикла

Белеющие дали я принял за рассвет,
Венеру мнил я солнцем, хоть солнца в небе нет.
В простых степных колючках коня я увидал,
А куст, цветущий в поле, шатром походным стал.
Как много суетимся мы в пору летних дней,
До смерти загоняем лихих своих коней.
Зачем мы заставляем девиц так долго ждать,
Их яркие накидки на солнце выгорать?..

***
Из предсмертного цикла

Враг напал на нашу крепость, тигру он подобен.
Нагло лезет он на стены, натиск смел и злобен.
Кто прогонит супостата? Видно, не иначе,
Как джигит, убитый страхом, на бессильной кляче!..
Неужели друг и недруг от меня отвыкнут,
«Воин Досмамбет явился!» — никогда не крикнут?
***

 

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС