Александр Приб
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2011 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Александр Приб

2011 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Александр Приб

Великая иллюзия – немецкая автономия на Волге

Вопрос о восстановлении порушенной в 1941 году Немецкой республики Поволжья в послевоенной истории СССР, вплоть до его крушения в 1991 году, являлся одним из самых щекотливых вопросов, касающейся внутренней национальной политики КПСС. Многие немцы к началу перестроечных процессов, происходящих в стране в 80-е годы ушедшего века, уже достаточно хорошо понимали, что восстановить автономию немцев невозможно не только по объективным, но и по субъективным причинам. Однако у кремлевских мудрецов были на этот счет свои планы, свои расчеты.

+ + +

Касаясь поруганной в годы Второй мировой войны справедливости касательно немецких граждан СССР, лидеры немецкого национального движения во время двух своих визитов в середине 60-х годов 20 века в Москву требовали от власти реабилитации и восстановления немецкой автономии на Волге. Ответ Кремля был отрицательным. Устами Анастаса Ивановича Микояна был дана рекомендация-приказ - жить и работать там, куда их сослала родная власть и не «рыпаться.» После этих событий думающая часть немцев убедилась в том, что партия никогда не вернет им национального суверенитета, несмотря на то, что вернула таковой чеченцам, ингушам, балкарцам, калмыкам.

Отбросив субъективные причины, стоящие на пути воссоздания немецкой автономии, попробуем разобраться в объективных факторах, помешавших немцам вернуть республику. При постановке данного вопроса следует обратить внимание на несколько важных исторических моментов.

Во-первых, от переселения провинившихся перед властью во время войны народов Кавказа в голодные степи Казахстана и заснеженные просторы Сибири государству не было никакой хозяйственной пользы, а только потери, в том числе, политического характера. К примеру, чеченец, родиной которого испокон веков были горы, по своей природе не был способен приносить пользу в казахстанских степях, а тем более, в сибирских снегах. Кстати, как не было в Сибири пользы и от калмыков, веками живущих в степях и привыкших к полукочевому образу жизни. Пользы от депортированных народов в новых местах обитания было, как говорится, «на грош, а проблем целый воз». Мало того, в калмыцких степях и на отрогах кавказских хребтов не могли жить и успешно заниматься трудовой деятельностью никакие другие народы, кроме тех, для которых эти условия были родными и близкими. Таким образом, заселить эти места с пользой для дела людьми других национальностей не получалось, они не могли адаптироваться к труду в чуждых им географических и климатических условиях. Практически, эти территории, оказавшись без коренных народов, выпали из сферы хозяйственной деятельности государства. Выходило, что месть сынам гор и степей за сотрудничество с Третьим рейхом обошлась государству слишком дорого. Вот и совершила власть демарш по возвращению этих народов восвояси в середине 50-х годов, когда улеглись послевоенные страсти. То есть, на то были чисто объективные причины, а не проснувшаяся совесть у правящей верхушки.

Именно по этой причине, а не потому, что «эти народы были более активны, в отличие от немцев, в борьбе за восстановление поруганной справедливости», как пытается нам это внушить профессор Саратовского университета Аркадий Герман, в 1957 году всем этим народам волевым решением Кремля была возвращена государственность.

Во-вторых, каждый из депортированных народов, кроме немцев, представлял собой сложившийся этнос – группы людей, объединеных общими признаками: происхождением, языком, культурой, территорией проживания, самосознанием, которые на протяжение многих веков формировались и развивались в человеческих обществах на определенных территориях. Возникновение и развитие этноса всегда исторически связано с конкретным географическим местом на карте земли. Таким образом, земля, на которой они обитали и обитают, принадлежала им искони и наследовалась из поколения в поколение столетиями, если не тысячелетиями.

А теперь коснемся проблемы российских немцев, чьи исторические корни находились вне России. Российские немцы – это представители, практически, всех народов Европы (немцев, голландцев, швейцарцев, французов, шведов и других.), которые переселились в конце 18 начале 19 веков в Российскую империю. Этнические корни российских немцев - их происхождение, история, культура – связаны с территориями, принадлежащими Франции, Германии, Голландии и другим странам.

В конце 18 века Российская геополитика требовала срочного заселения пустующих южных окраин империи и их быстрого хозяйственного освоения. Именно эта глобальная задача вынудила Российскую империю заключить с европейскими крестьянами и ремесленниками выгодный для обеих сторон контракт, известный миру, как “Манифест Екатерины Великой“.

В связи с большой важностью стоящих перед переселенцами задач, они получили от России режим наибольшего благоприятствования, оговоренный правительством в специальном законе – “Колониальном статусе“, который даровал им землю, свободный труд на ней и самоуправление с сохранением родного языка и приверженность западной церкви. К концу 19 века на Причерноморских и Поволжских просторах стараниями европейских крестьян-колонистов была создана совершенно новая, доселе неизвестная миру уникальная земледельческая культура. В связи с тем, что основная масса колонистов была представлена в России выходцами из германских княжеств, эта культура и получила свое историческое название как немецкая. Представители других народов Европы попросту растворились, ассимилировались в немецкой колонистской среде и перестали существовать, как представители этносов тех европейских народов, из которых они вышли.

Немецкая колонистская культура не имела этнических корней, уходящих в российскую почву. Любой народ, входивший в состав Российской империи, отличался от немецких колонистов именно тем, что в отличие от них жил на земле, исторически ему принадлежащей. У российских немцев такая территория осталась в Западной Европе.

В Российской империи ареал обитания колонистов постоянно менялся в связи с раздачей государством или покупкой ими все новых и новых земель на огромных пространствах империи. Немецкие колонии, а их в России в начале 20-го века насчитывалось более 5000, раскинулись на огромных просторах от Петербурга, Волыни и Бессарабии до гор Памира на юге, и реки Амур на востоке. Колонистам к тому времени принадлежало почти 14 миллионов гектаров возделываемой земли (территория, сопоставимая с бывшей ГДР). Однако еще раз подчеркнем, что эти огромные пространства не были этническими территориями колонистов, исторической средой обитания, а были лишь объектом их трудовой деятельности.

Неожиданное бурное хозяйственное развитие немецкой земледельческой культуры в Российской империи привело к нестандартной ситуации. Колонистская культура превратилась в превалирующую в русском государстве над собственной земледельческой культурой. К концу 19 века немецкие колонии давали  60% сельскохозяйственного экспорта в Европу, к тому же в руках у немцев находилось до 30% финансового, торгового и производственного капитала всей страны.

Парадокс заключался в том, что могущество России с каждым годом существенно прирастало во многом за счет немецких колоний и немецких промышленников. То есть, невиданный прирост происходил за счет этноса, исторические корни которого находились в Германии.

Исторические события 20-го века, кардинально изменившие Россию (две революции и участие в двух мировых войнах), не оставили политикам времени на решение задачи, которую поставили перед государством своей кипучей деятельностью колонисты. Так, возникший в России в конце 19 века “немецкий вопрос“ перекочевал в новое столетие. Не имея ни собственного, ни мирового опыта его разрешения, много дров наломали и цари, и большевики. А сегодняшние российские демократы продолжают ломать дрова, несмотря на то, что основная масса немцев давно для себя данный вопрос решила массовым перемещением в Германию. Почему же российскому государству оказалось не по силам решить простую, на первый взгляд, задачу?

Всемирная история свидетельствует, что при географическом перемещении больших масс людей пришлые на другую этническую территорию народы либо ассимилируют аборигенов в своей этнической среде, либо ассимилируются сами среди аборигенов. Третьего варианта в природе не существует.

Немецкие колонисты России в силу особого колониального статуса, позволившего им не только сохранить западную культуру, но и приумножить ее, ассимилироваться, иначе опуститься на более низкую ступень развития, характерного для Российской империи того времени, не хотели.

Таким образом, возникло незапланированное противостояние двух земледельческих культур. В основе одной из них лежала славянская культура, в основе другой - пришлая германская. В 1871 году решением правительства императора Александра Второго колониальный статус был отменен. Его отменой правительство надеялось открыть путь к ассимиляции немцев среди российских народов. Но вышла ошибка. Не захотели немцы расстворяться в руской культурной среде и изо все сил старались сохранить свою немецкую идентичность  

Время отмены колониального статуса можно смело отнести к моменту начала уничтожения немецкой колониальной культуры и возникновению в России “немецкого вопроса“. Из-под немецкой колониальной культуры, созданной неимоверными усилиями многих поколений колонистов, была выбита база, на которой она зиждилась. Никакой другой основы и, в первую очередь, этнической под этой культурой не было. Именно с этого времени российские немцы стали игрушкой в руках политиков, разменной монетой в политических играх сильных мира. А, если проще, не имея собственных корней в русской земле, российские немцы превратились в заложников одной из величайших империй мира.

Немецкой вопрос, как многим казалось, был удачно разрешен ленинской национальной политикой с предоставлением немецкой диаспоре в СССР автономного статуса. Но на поверку оказалось, что подобное решение, не гарантирует пришлому этносу безопасности во время суровых исторических испытаний. В 1941 году между СССР и Германией началась война, которая и для немецкой автономи и вообще для немцев обернулась великой трагедией.  

Не могло быть у власти доверия к народу, этнические корни которого находились на территории враждебного в данный исторический момент государства. В считанные дни волевым решением власти это немецкое государственное образование перестало существовать, разлетелось в прах, а бывшие его граждане превратились в заключенных специальных лагерей, в заложников войны. И, возможно, вовсе не выдумка то, что существовало секретное постановление советского правительства о том, что в случае падения Сталинграда все российские немцы должны были быть уничтоженными. Такое кардинальное решение немецкого вопроса, на мой взгляд, тоже не следует сбрасывать со счетов.

По окончанию войны российских немцев стали выпускать из лагерей, но “под подписку о невыезде“. То есть, проволоку сняли, а конвой оставили. А будь у немцев, как у ингушей, чеченцев или калмыков, своя исконная этническая территория, а не просто территория их бывшей производственной деятельности, немцы, пожалуй, еще раньше этих народов возвратились бы к своим родным очагам, так как добровольно на сторону врага, в отличие от вышеназванных народов, не переходили.

Все территория довоенной производственной деятельности российских немцев в течение войны были заселены массами эвакуированного населения  из западных областей страны и, худо ли бедно ли, а земля обрабатывалась, и хлеб на ней люди какой-никакой выращивали.

Возвращать немцев в прежние места большевикам не было никакого смысла. Наоборот, государственный смысл в том и заключался, чтобы использовать немецкий сельскохозяйственный опыт в зонах с высоким риском земледелия. А это и были те климатические зоны, куда немцы в качестве рабочего скота и были депортированы – в голодные степи Северного Казахстана, в Омскую, Кемеровскую, Новосибирскую, Томскую области, в Красноярский край и т.д. Так, исходя из экономической целесообразности, был использован трудовой потенциал, ставшего “безхозным“ народа. И менять сложившееся положение у власти не было никакого резона, тем более, что моральными терзаниями ее представители не были озабочены.

Исходя из этих рассуждений, напрашиваются несколько выводов:

Первое, у народа, не имеющего в стране проживания этнических корней, нет никаких шансов обрести полноценную свободу и государственность. Что касается Поволжской республики, «подаренной» немцам Лениным, то в этом случае можно сказать, что большевик Ленин – дал, а большевик Сталин - забрал. Здесь был задействован принцип: “захотел – дал, захотел - забрал“. Ничего не попишешь, хозяин – барин, а немец – всего лишь гость на этой земле и, как сказали бы сейчас, не более, как «гастарбайтер».

Второе, безопасное проживание в стране такому народу, у которого за спиной всегда маячит мощная метрополия, гарантируется лишь в том случае, если этот народ органически приспособится к новой культуре и растворится без остатка в суперэтносе. Иными словами, гарантией выживания для пришлого народа, который находится в меньшинстве среди аборигенов, может служить только его полная ассимиляция. Любая организация (и здесь не важно, произошла она снизу по инициативе ее членов или сверху – по инициативе власти) иностранной группы в чужой стране по национальному признаку, любая попытка национального самоопределения чуждой коренному народу этнической группой всегда будет связана с серьезной для него опасностью, особенно в критические для страны моменты истории.  

Третье, в том случае, когда желание и условия ассимилироваться в стране проживания у пришлого народа отсутствуют, для него есть только один безопасный выход – незамедлительно покинуть ее.

Кстати, многие наши предки после отмены в конце 19 века колониального статуса так и сделали. Они переселились в Канаду, Америку, Австралию. Почему же не назад в Германию? Да потому что в Германии для земледельцев, какими были немецкие колонисты России, к тому времени не было и клочка свободной земли. Возвращение в Германию стало для них возможно лишь в постиндустриальную эпоху, когда земля перестала быть главной основой благосостояния.

А теперь для наглядности сравним ситуацию российских немцев, приехавших в Россию по контракту, подписанному с Екатериной Великой с “гастарбайтерами“, приглашенными в 60-е годы 20-го века правительством К.Аденауэра из различных европейских стран в Германию. Более других этим призывом вопользовалась Турция и сегодня в Германии проживает уже многие миллионы представителей этого мусульманского государства. И в том и другом случае прослеживается аналогия – взаимовыгодный контракт, вызванный экономическими интересами сторон. Однако ни в одном, ни в другом контракте не было и не могло быть намека на то, что вслед за этим последует государственное самоопределение приглашенных в страну людей для выполнения определенных производственных функций. Потому турки и не выдвигают требований создания для себя на территории Германии какой бы то ни было государственности, понимая всю абсурдность и провокационность подобных требований.

Но, почему некоторые наши, порой даже высокообразованные немцы, обладающие профессорскими званиями, никак не могут постичь этой простой истины и продолжают до сегодняшнего дня требовать от России воссоздания государственности образования для немцев. При этом они ссылаются на исторический факт существования такой государственности, дарованной немцам после революции ее вождем В.И.Лениным. А ведь следует понять, что решение ленинского правительства было решением волюнтаристким, не имеющим под собой никакой правовой базы, если не считать сомнительных политических дивидентов, которые, как оказалось, были весьма сомнительными.

Нашим «патриотам» никак не дано понять, что своим совершенно абсурдным декретом вождь пролетарской революции заложил под нашу этническую группу мину замедленного действия, которая успешно и рванула в 1941 году.

А теперь зададимся вопросом и попробуем сами себе ответить – а не выглядит ли, исходя из выше изложенного, активная борьба немцев за восстановление автономной республики Поволжья в 80-е - 90-е годы 20-го столетия, которая развернулась в СССР абсурдом?

Без всяких сомнений - выглядит!

И спросим еще сами себя о том, почему вопрос о воссоздании автономии возник именно тогда, когда у немцев в ходе «горбачевской перестройки» впервые за многие десятилетия (граница для выезда немцев из СССР согласно Бресткого мира была закрыта в 1929 году) появился реальный шанс возвратиться на родину предков?

Как говорили древние римляне, начнем с того, что определим, кому это было выгодно? А выгодно поставить этот вопрос на повестку дня в тот исторический момент было власти, для которой отъезд немцев угрожал экономической катастрофой в сельском хозяйстве. Но было бы не серьезным после стольких отказов в восстановлении автономии самой же власти этот вопрос поднимать и самой же самозабвенно его решать, а поэтому нужна была инициатива снизу. И эта инициатива была проявлена. На политической арене из нашей среды появляются вдруг борцы, которые вместо требований беспрепятственного выезда немцев на историческую родину, стали агитировать немцев на борьбу за воссоздание эрзац-родины на берегах Волги. Таким образом, нас стали призывать еще раз наступить на те же ленинские автономные грабли. Как будто, исторический урок нам не пошел впрок.

Вожди, конечно, могли и заблуждаться. Некоторые, например как бывший председатель общества «Возрождение» Генрих Гроут, даже очень долго - до полутора десятков лет. Но, к счастью, к тому времени в нашем народе полностью созрел инстинкт самосохранения. Российские немцы не захотели повторно искушать судьбу, и стройными рядами двинулся в фатерлянд. (С конца 80-х годов и до настоящего времени в Германию выехало более двух миллионов человек)

А теперь вернемся к вопросу о том, почему власти было выгодно, чтобы немцы не покидали СССР. У послевоенного руководства в СССР никогда не было сомнения в отсутствие всякой необходимости реанимировать умершую автономию. Во-первых, в восстановлении автономии оно не видело для государства никакой пользы. Более того, создавшееся после войны положение с немцами в СССР было для власти наиболее целесообразным. Посудите сами - российские немцы априори старательные до самозабвения земледельцы, поэтому куда их не высели, была бы земля под рукой, он не только выживет и не только себя, но и государство накормит. Работать в условиях Поволжских  и Причерноморских степей любой сможет, а вот в условиях, например, Красноярского края или на просторах безжизненной казахстанской целины много ли желающих найдешь? А тут и желания не надо спрашивать, немцы волею исторической судьбы уже там, где надо. Да еще с такой солжениценской репутацией: “Немец, что верба, куда ни воткни, везде расцветет“. И такой народ выпустить из сибирских колхозов, совхозов и казахстанских степей!? Ну, уж дудки, в Москве не дураки сидели!

Правда, немцы, с приходом к власти Хрущева, не давали Кремлю покоя и неоднократно требовали от нее восстановления справедливости. Иного пути в то время им не оставалось, так как о массовом выезде в Германию они и мечтать не смели. Партийные боссы в этой ситуации не терялись и прибегали к десятилетиями испытанным большевиками методам – демагогии и обещаниями во всем разобраться и помочь. В таком режиме пустой болтовни и решался немецкий вопрос десятилетиями.

В 70-е годы, когда российские немцы перешли от борьбы за автономию к борьбе за свободный выезд на родину предков, Л.И. Брежнев поручил экономистам на всякий случай подсчитать, какими убытками обернется отъезд немцев из СССР? Подсчитали и еще больше убедились в том, что немецкий вопрос в СССР решен самым правильным образом. А куда деваться, если экономические убытки от отъезда немцев грозили вылиться в сотни миллиардов рублей?

Вопрос о воссоздании немецкой автономии на Волге, реанимированный властью в конце 80-х годов, был столько же неожиданным, сколько и не свойственным власти. Так еще в декабре 1985 года в ЦК КПСС под руководcтвом cекретаря ЦК М.Зимянина прошло cовещание, поcвященное гражданам немецкой национальноcти. На cовещании в выcтуплениях ее учаcтников не было и тени намека на воссоздание немецкой автономии, а в речи cекретаря М.Зимянина речь шла о необходимоcтии их (немцев) ассимиляции, как о показателе интернационализации. В частности, он cказал: «Как и cреди других наций и народноcтей идет ассимиляция. Идет она и будет идти cреди немецкого наcеления. Это один из элементов интернационализации наcеления».

Кcтати, в этом cугубо партийном cовещании по вопросам национальностей приняли учаcтие члены Коллегии КГБ СССР генерал-лейтенат И.Абрамов и полковник  Б.Лебедев. С чего бы это? А с того, что когда речь шла о национальных вопроcах, без 5-го Управления КГБ не обходилоcь ни одно партийное или гоcударcтвенное мероприятие, так как оно головой отвечало за внутринациональный мир и порядок в стране.

Политическая установка на продолжение ассимилиции немцев была задана в условиях перестроечных процессов и власть ей неукоснительно следовала до тех пор, пока 28 августа 1986 года в СССР не был принят новый закон о выезде и въезде в страну облегчающий воссоединение семей. После выхода этого закона уже в 1987-88 годах наметилась тенденция на обвальный выезд немцев в Германию. Отъезд немцев из сельской местности грозил хаосом в сельском хозяйстве, особенно в районах их компактного проживания. Экономика государства ставилась под серьезную угрозу.

В 1987 году в ФРГ выехало 14.488 человек. Почти столько же, сколько за все послевоенные годы. В 1988 году число выехавших выросло более чем в три раза. (В начале 90-х число выезжающих достигло средней цифры 220 тысяч человек в год.) В то время, когда Горбачев подписывал постановление, спецслужбы разрабатывали упреждающие мероприятия по торможению гибельного для сельского хозяйства страны оттока немцев из СССР. (Полтриллиона рублей – предполагаемые потери!!!). Вот здесь, как джокер из рукава карточного шулера, выскочила и легла на стол, за которым в Москве разыгрывались политические партии, идея восстановления справедливости в отношении немцев и возвращения им автономной республики. Кстати, курировал этот вопрос председатель КГБ В.Крючков.

И вот уже Председатель Президиума Верховного Совета СССР А.Лукьянов в записке, направленной им в самом начале 1988 года в ЦК КПСС пишет: “...можно было бы приступить к рассмотрению проблемы о немецкой автономии, образуемой на добровольных началах в пределах Саратовской и Волгоградской областей в виде автономного округа с перспективой преобразования в автономную область или автономную республику“ (“История российских немцев в документах“. Т.1, Стр.226. М., 1993). (Здесь и далее ссылки взяты из этого двухтомного сборника.)

А как же не “приступить к рассмотрению“, если наметилась явная тенденция немецкого населения к полному и окончательному исходу из страны – ОВИР к тому времени был завален заявлениями немцев на выезд.

Итак, перспектива для образования “на добровольных началах“ автономного округа А.Лукьяновым начертана. Дело осталось за “добровольцами“, которые заварили бы эту бодягу. За ними дело не стало. Уже в октябре 1988 года на свет появляется Координационный Центр советских немцев, состоящий из 200 представителей немецкого народа, возглавляемый Г.Гроутом.

По поручению Совета Министров СССР от 5 августа 1989 года заместитель председателя Госплана СССР С.А.Ситарян подготовил и положил на стол правительства СССР Записку «Об экономических последствиях эмиграции из СССР граждан немецкой национальности». Основной вывод в ней звучал так: «возрастание эмиграции советских немцев наносит определенный экономический и социально-политический ущерб стране».

Таким образом, еще не уcпели выcохнуть чернила на подпиcи М.Горбачева под новым законом о выезде, как cнежная лавина стало расти число отъезжающих в Германию немцев. Государство не на шутку обеспокоилось и должно было немедленно реагировать, чтобы срочно поправить ситуацию. Споcоб, позволяющий «ликвидировать выездные наcтроения», долго искать не пришлось. В ход была запущена экcплуатация давней мечты  поволжcких немцев - воссоздание порушенной в 1941 году автономии. К тому же и сами немцы в уcловиях начавшейcя переcтройки и гласности вcе чаще требовали  восстановления справедливости.

Колеcо закрутилоcь...

Газета «Neues Leben», опубликовала «Репортаж из Политехничеcкого музея в Моcкве» о проходящей там c 29 по 31 марта 1989 года учредительной конференции Вcеcоюзного общеcтвенно-политичеcкого и культурно-проcветительcкого общеcтва  cоветcких немцев «Возрождение». «В ее работе, - сообщает газета, - приняли учаcтие 105 делегатов и 30 приглашенных. В чиcле делегатов было 54 члена КПСС, 8 комcомольцев, 10 кандидатов наук».

В репортаже подчеркиветcя, что инициатором cозыва конференции была околоправительcтвенная cтруктура «Координационный центр по со­действию правительству СССР в вос­становлении АССР советских немцев» во главе с Генрихом Гроутом.

С конца 1988 имя Г.Гроута становится синонимом слову “возрождение“. Заблуждался в то время Г.Гроут или свято верил в идею восстановления республики, манипулировала ли его помыслами и действиями власть или по зову сердца он стал отчаянно бороться с эмигрантскими настроениями в немецкой среде, не ясно. Да, наверное, и не столь уж важно для истории. Важно другое, что в то время он лил воду на мельницу тех, кто изо всех сил старался “держать и не пущать“ российских немцев в родные пенаты.

Вот факты. Третья делегация (апрель 1988), возглавляемая Гроутом, обратилась к М.Горбачеву с обращением, в котором, наряду с другими неотложными вопросами числился и этот: “Ограничение и постепенная ликвидация эмигрантских настроений среди советских немцев “. (Там же, т.2., стр.52). Отметьте, какая революционная терминология в арсенале  у наших лидеров: “Ликвидация“ и баста!

В Обращение Пятой делегации в ЦК КПСС (5 октября 1988), подписанной Г.Гроутом, Г.Вормсбехером, И.Кроневальдем и Я.Лехманом, вновь присутствует аналогичная установка: “Противодействовать выездным настроениям“. (Там же, т.2, стр.67).

В 1989 году, будучи уже председателем в этом же году созданного общества “Возрождение“, Г.Гроут в своем выступлении на ее второй конференции квалифицирует отъезд российских немцев на историческую родину, “как очередную национальную трагедию“ (Там же, Т., 2, Стр.132).

От cоcтояния национального обуcтройcтва и межнациональных отношений в гоcударcтве вcегда завиcела и будет завиcеть его внутренняя безопаcноcть. То еcть, внутригоcударcтвенный национальный вопроc отноcитcя к cфере безопаcноcти любого гоcударcтва. Как внешнюю, так и внутреннюю безопаcноcть гоcударcтва возглавляют cпецcлужбы.  В СССР национальными вопросами занимался 2-ой отдел 5-го Управления КГБ.

КГБ – cтруктура правительcтвенная. «Координационноый центр по со­действию правительству СССР в вос­становлении АССР советских немцев“, организация подправительственная. Кто по долгу службы обязан курировать начавшееся национальное движение? Правильно, 2-ой отдел 5-го Управления КГБ. Отсюда вопрос: так чьим детищем является «Центр по содействию...», а в итоге и само общество «Возрождение», созванное этим «Центром»!?..  

Ведь именно этот, созданный при правительстве СССР координационный центр был инициатором созыва учредительной конференции по учреждению 31 марта 1989 года общеcтва «Возрождения».  Таким образом, кто по долгу службы курирует эту конференцию и деятельность возникшего «Возрождения» и весь немецкий вопрос в целом? «Центр», а потом уже общество «Возрождение» возглавляемые Г.Гроутом, которое находится под контролем, 2-ого отдела 5-го Управления КГБ. Потому, как это его прямая обязанность.   Об ассимиляции, как  «свидетельстве интернационализации» в это время уже и помину нет. Почему? Да потому что у немцев появилась альтернатива интернационализации – отъезд на старую родину.

Вывод: поcле отмены комендатуры во вcе поcледующие годы требование немцев воссоздать немецкую гоcударcтвенноcть не прекращалиcь. Но до 1986 года от этих требований проcто отмахивалиcь, как, например, А.Микоян в 1965 году. Панацею в решение немецкого вопроcа власть видела только  в ассимиляции немцев cреди других cоветcких народов. О чем и говорит на совещании один из прорабов перестройки секретарь ЦК КПСС, курирующий нацинальные вопросы  в 1985 году М.Зимянин.(См. выше).

После выхода нового закона искали уже панацею от выездных настроений и нашли посредством создания под крышей спецслужб всеоюзного общества российских немцев «Возрождение».

Вот, например, как прикормленные властью журналиcты немцы преподноcят в отчете о ходе учредительной конференции инакомыслие некоторых ее участников: «Мы были бы необъективны, не со­общив читателям, что некоторые неофициальные ораторы, к cожалению, выcказывали мыcли, прозвучавшие диссонанcом к конструктивным предложениям. Да, мы за плюрализм мнений. Но вдумаем­ся в такие, например, высказывания одного из них, не являвшегося деле­гатом конференции. Отметив, что автономия на Волге «не оcтановит» в ближайшее время эмиграции со­ветских немцев в ФРГ, он утвер­ждал, будто этот процесс воо6ще и, значит, для советского немецкого населения «нормальный»...  А ведь советский народ, деятельно вклю­чившись в перестройку, подтвердил верность». (Этим выступающим, как выяснилось, был известный литератор и поэт Вальдемар Вебер)

Под стаьей подписались Виктор ВАЙЦ, Евгений ВАРКЕНТИН, Александр ГИЛЬЦ, Алек­сандр ФИТЦ.

Возглавив немецкое национальное движение Г.Гроут выбросил лозунг: «ликвидировать эмигрантские настроения» в обмен на воссоздание немецкой республики.

Боролись с эмигрантскими настроениями в конце 80-х годов по-разному: от проработок на собраниях трудовых коллективов по месту работы и до вызова «на ковер» в райкомы партии. Самое интересное было в том, что к промывке мозгов отъезжающих в Германию привлекали тех же российских немцев, не отягощенных моральными приципами. Кстати, почти все они сегодня благополучно перебрались в Германию, но мучает ли их совесть за кликушество вслед отъезжающим, нам не известно? Большая роль в ошельмовании отъезжающих в ФРГ отводилась средствам массовой информации. На страницах газет предпочтением пользовались выступления соплеменников, осуждающих отъезд своих собратьев в ФРГ.

Приведу лишь некоторые из подобных высказываний.

Газета «Правда». 5 ноября 1988. В статье «Советские немцы перед войной и сегодня» В.Ауман и В.Чернышев пишут: «Нельзя обойти молчанием и такую проблему. Некоторые советские граждане немецкой национальности выезжают на постоянное жительство в ФРГ. ...Определенная часть советских граждан немецкой национальности, имея, как правило, весьма отдаленное представление о жизни в ФРГ, отправляется за тысячи километров на «историческую родину» в поисках «лучшей доли. ...Для коренных жителей ФРГ переселенцы представляются людьми второго сорта».

Газета «Комсомольская правда». 30 сентября 1988 год. Заведующий отделом информации газеты «Фройндшафт» Александр Франк в статье «Чувство дома» пишет: «Во времена «хлодной войны» у западных идеологов заметно возрос интерес к советским немцам. Очень часто их пытались представить страдальцами за права человека. И попытки эти иногда заканчивались успешно. ...Уверен, именно это послужило одной из причин того, что некоторые граждане немецкой национальности под предлогом воссоединения семей подали заявления на выезд в ФРГ».

Газета «Neues Leben». Март 1989 год. Слова из выступления на конференции советских немцев писателя Г.Бельгера: «Советский немец наконец-то заговорил! Да, хватит скулить и хныкать! Плохо не только немцам, плохо и другим. Проблем у страны хватает...».

Газета «Комсомольская правда». 1 апреля 1989 года. В статье Г.Агишевой «...А народ остается» публикуется высказывание администратора национального немецкого драматического театра Якова Фишера: «В прошлом году из Караганды уехало 10 тысяч немцев. Это страшно. У меня уехало много родственников. Близкие мне люди тоже живут подобными настроениями. Я им говорю: подождите, справедливость восторжествует. Труженники уезжают, золотые руки. Уезжают те, кто хочет жить здесь, потому что здесь их корни, здесь могилы их предков».

Газета «Комсомольская правда» 28 сентября 1988 года. В статье «Русские немцы» - авторы А.Франк и А.Лапин приводятся высказывания немцев по поводу выезда их соплеменников на историческую родину. Вот некоторые из них:

К.Эрлих, редактор газеты «Фройдшафт»: «Я думаю: не только эмоции и материальные соображения толкают людей на такой шаг. Отъезд, - и об этом пора сказать откровенно, - может быть и своеобразной формой протеста».

Верующая пенсионерка Луизе Гинце: «Туда ехать нельзя! Я всем своим детям и внукам запретила делать это».

Промывка мозгов российских немцев велась очень искусно и с двух направлений: со стороны соплеменников, остающихся пока в СССР и со стороны спецагентов или людей недалеких, кто уже жил в фатерлянде. В этой же вышеназванной статье дана подборка высказываний тех, кто, якобы, уже на себе испытал «буржуйское счастье»:

Эмма Гердт: «Неделю мы жили во Фридлянде – крупном лагере для переселенцев – люди спали в спортзале, в палатках, коридорах, бараках. Потом нас перевезли в Балинген. Условия там были получше. Но разве это главное? С первых же дней мы чувствовали себя морально униженными. К нам относились как к нищим, приехавшим за подаянием».

Евангелическая церковь в СССР констатирует: «В настоящее время переселенцы немецкой национальности рассматриваются населением наряду с иностранными рабочими и политическими эмигрантами как чужеродное тело».

Нелли Косско, директор радиостанции «Немецкая волна» пугает российских немцев трудностями адаптации: «Среди переселенцев очень много сельских жителей, а в нашей стране город и деревня особых различий не имеют. Поэтому адаптация проходит так болезненно».

Газета «Известия». 2 октября 1988 года. В репортаже «У ворот посольства» собственный собственный корреспондент газеты Е.Бовкун публикует подборку безрадостных свидетельств переселившихся в Германию из СССР немцев, которые, на его вгляд, в ФРГ постигнет участь людей второго сорта. Он описывает очереди у ворот советского посольства в Бонне, которые составляют жаждущие возвращения на свою социалистическую родину: «Все они просят разрешения вернуться обратно. Некоторые плачут, не стесняясь, в кабинете сотрудников консульства».

Газета «Комсомольская правда». 1 апреля 1989 года. В статье Г.Агишевой «...А народ остается» публикуется высказывание администратора национального немецкого драматического театра Якова Фишера: «В прошлом году из Караганды уехало 10 тысяч немцев. Это страшно. У меня уехало много родственников. Близкие мне люди тоже живут подобными настроениями. Я им говорю: подождите, справедливость восторжествует. Труженники уезжают, золотые руки. Уезжают те, кто хочет жить здесь, потому что здесь их корни, здесь могилы их предков».

Емма Гердт: «Неделю мы жили во Фридлянде – крупном лагере для переселенцев – люди спали в спортзале, в палатках, коридорах, бараках. Потом нас перевезли в Балинген. Условия там были получше. Но разве это главное? С первых же дней мы чувствовали себя морально униженными. К нам относились как к нищим, приехавшим за подаянием».

Евангелическая церковь в СССР констатирует: «В настоящее время переселенцы немецкой национальности рассматриваются населением наряду с иностранными рабочими и политическими эмигрантами как чужеродное тело».

Так по двум направлениям осуществлялось решение задачи государственной важности - остановить выезд российских немцев на историческую родину. С одной стороны немцев убаюкивали теоретической возможностью воссоздания автономии, попутно пытаясь призвать их к проявлению чувства патриотизма и любви к социалистической родине, а с другой стороны в прессе создавался миф об удручающей картине жизни российских немцев в ФРГ.

Все старания власти и ее подручных оказались тщетными. Исход немцев из страны, власть которой всего четыре десятилетия назад приговорила этот народ к второсортной роли в дружной семье советских народов и к прозябанию на окраинах советской империи – был единственно верным путем, ведущим их к спасению. Все другие варианты решения немецкого вопроса исходят от лукавого.

Заслуга нашего народа заключается в том, что он не дал коварно обмануть себя в очередной раз.

+ + +

Я ни в коем случае не хочу обидеть никого из тех членов общества “Возрождения“, кто принял идею реанимации республики немцев Поволжья за чистую монету, и активно включился в борьбу за торжество справедливости. Они очень много сделали и особенно на местах, за что снискали себе уважение в среде российских немцев. В любом случае идея возрождения всколыхнула сознание наших немцев, позволила им после многих лет вынужденного молчания поднять голос в свою защиту от маразма и жесткости власти, а в итоге плюнуть на бюрократические игры Кремля и дружно возвратиться на родину предков.

Вредная сущность возникшей во второй половине 80-х годов идеи возрождения автономии, независимо от того, кто ее оживил и независимо от того, кто в нее верил или нет, заключается в следующем:

1. Ничем не обоснованная попытка возрождения автономии в случае ее гипотетической реализации, отбросила бы немцев к историческому моменту, в котором они находились накануне Великой Отечественной войны. То есть в состояние перманентной угрозы в случае обострения отношений между СССР и Германией.

2. Но, если в прошлом подобная ситуация возникла в силу политической конъюнктуры и непродуманной национальной политики ленинского правительства, то на этот раз мы, подталкивемые нашими национальными  вождями и теми, кто за ними стоял, должны были добровольно избрать себе судьбу народа-заложника.

3. При наличие в мире Германии, как метрополии российских немцев, все попытки сохранения на территории России немецкой эрзац-культуры, оправленной в некую искусственно созданную автономию-бутафорию, проповедуемых Г.Гроутом и его сподвижниками, были и остаются наивными, если не провокационными.

4. Немецкие колонисты выполнили возложенную на них Россией уникальную функцию – освоили огромные пустующие пространства и создали неповторимую на земле колонистскую культуру. С этим и закончилась их историческая миссия. Другой миссии в России у нашего народа не было, и не может быть в обозримом будущем. 

5. В России местом для жительства нашей этнической группы к середине 20-го века были, а для тех, кто там остается, являются и сейчас, мало пригодные для жизни территории, где их уделом был и есть тяжелый, неэффективный труд, характерный для сельских условий Сибирского и Среднеазиатского регионов.

 

И, наконец, последнее: мы вернулись домой с тем, чтобы как можно быстрее адаптироваться в новой среде и вместе со всем народом Германии работать над созданием лучшего будущего для немецкого государства и для наших потомков. Мы по праву живем теперь в Германии  и вполне способны сами разобраться в проблемах нашего общества без каких бы то ни было инструкций «идеологических борцов» за нашу судьбу, откуда бы они не исходили.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС