Максим Размолодин
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2011 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Максим Размолодин

2011 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Максим Размолодин

Еврейский вопрос в идеологии черной сотни

(Редакция 04.2012)

Проблема сохранения империи,  защита христианской и национальной традиции определила базовые подходы черносотенцев к национальному вопросу. В отличие от националистов, руководствовавшихся идеями этнической чистоты, а потому с подозрительностью относившихся к любому инородческому влиянию, крайне правые предложили принцип дифференцированного подхода, посредством деления  национальных меньшинств на дружественные и  враждебные[i]. В документах правомонархических  организаций неоднократно приводился список конкретных народов, отнесенных к разряду враждебных. «Россия должна быть настороже не только про­тив соседей, но и против таких подданных, как финляндцы, поляки, латыши, армяне… а также обитателей Кавказа…», — говорилось в Программе СМА[ii].

К наиболее враждебным из всех населяющих Россию народов причислялись евреи, которым правомонархистами приписывались  все присущие прочим враждебным инородцам пороки[iii]. Значимость еврейской темы для правомонархической идеологии была обусловлена убежденностью значительной части черносотенцев в том, что еврейское население империи оказывает негативное влияние на все стороны жизни российского общества. В избирательной программе на выборах во II Государственную Думу, принятой I Всероссийским съездом уполномоченных отделов СРН, утверждалось: «Евреи в течение многих лет, и особенно в последние два года, вполне выказали не­примиримую ненависть к России и ко всему русскому, свое невероятное человеконенавистничество, свою полную от­чужденность от других народностей и свои особые иудейские воззрения, которые под ближним разумеют одного только еврея, а в отношении христиан-гоев допускают всякие безза­кония и насилия, до убийства включительно»[iv]. В попытках доказать правильность своих обвинений крайне правые  ссылались на документы, якобы подготовленные в недрах масонских лож: «Как известно и как заявляли неоднократно сами евреи в своих «манифестах» и прокламациях, — переживаемая нами смута и вообще революционное движение в России — с ежедневными убийствами десятков верных долгу и при­сяге честных слуг царя и Родины, — все это дело рук почти исключительно евреев и ведется на еврейские деньги»[v].

Данные цитаты показывают, что, по мнению правомонархических организаций, евреи принимали участие в организации и финансировании большинства революционных и оппозиционных партий, что давало им, с одной стороны, основание утверждать существование «иудейского заговора», а,  с другой, - классифицировать еврейский народ как «самого опасного врага» самодержавия[vi].

Наиболее ярко расхождения черносотенной и националистической доктрин по отношению к инородцам проявились именно в отношении евреев. Если для правомонархистов негативное отношение к евреям базировалось на консервативном постулате защиты христианской и национальной традиций, то решающим фактором в укреплении антисемитизма русских националистов, в частности Всероссийского национального союза, стало проникновение с Запада различных расистских концепций. Это происходило в связи с появлением независимого от официальных и церковных структур общественного мнения, представлявшего плодородную почву для  активно внедрявшихся в российскую политическую жизнь западных учений  и норм социального поведения, но при этом часто некритичного к  новаци­ям.

Влияние западных идеологов расизма на формирование антисемитской концепции русских националистов подчеркивалось западной историографией[vii] и отечественной[viii].  В частности, особое воздействие на российских последователей расизма оказали работы английского  ученого Г.-С. Чемберлена «Явления Христа» и «Евреи», в которых специфические качества евреев объяснялись принадлежностью их к особой расе, что выделяло их на фоне других народов. 

Занесенное на российскую почву семя расового антисемитизма упало на благодатную почву. Распространителем «передовых идей цивилизованного общества» в России стал Всероссийский национальный союз в лице своих членов А.А. Сидорова, В.В. Шульгина, А. Лодыгина, П.И. Ковалевского, Н.Н. Чи­хачева, А.И. Савенко и других[ix]. Наибольшей активностью в популяризации идей  о врожденных негативных качествах евреев, передающихся из поколения в поколение, выделялся М.О. Меньшиков, заимствовавший  идеи ра­сового  антисемитизма «по большей части … у Хьюстона Стюарта Чемберлена»[x].

В отличие от черносотенцев, делавших акцент на рели­гиозной, политической и социальной составляющей их антисемитской концепции, на­ционалисты считали вышеперечисленные  факторы недостаточными для объяснения специфических черт евреев. Проникнувшись идеями за­падных расовых теорий, лидер ВНС М.О. Меньшиков минимизировал религиозные аргументы, классифицировав евреев как низшую азиатскую расу[xi]. По его мнению, якобы имевшие место в современной ему России т.н. еврейское засилье и закабаление русского народа, не являлись главными факторами враждебного отношения с коренным населением[xii]. Основная причина лежала в расовой несовместимости русского и еврейского народов, что выливалось в постоянные погромы и бытовые стычки, рассматривавшиеся  как защитная реакция «чистой» расы на попытки ее порчи[xiii].

Черносотенцы испытывали влияние националистов в силу недостатка собственных историков, журналистов, пу­блицистов и мыслителей. Это отчасти проявилось во внедре­нии расисткой терминологии в лексикон их вождей и прессы. Например, член Русского собрания В.А. Веножинский заявлял: «Еврейство, господа, прежде всего, не религия, а раса, племя»[xiv]. С другой стороны, несмотря на серьезные раз­ногласия, а порой и враждебные отношения, черносотенцы предоставляли националистам трибуну на страницах своих печатных изданий для пропаганды расистских взглядов. Так, публиковавшиеся в газете «Новое время» статьи лидера ВНС М.О. Меньшиков регулярно перепечатывались в «Русском знамени», как, например, передовица «Народ-искуситель», призванная лишь закрепить эффект ранее проведенного воздействия на публику[xv].

Однако преувеличивать влияние националистов нельзя, так как  расистские теории не стали главенствующим фактором формирования черносотенной антисемитской доктрины. Продвигаемые националистами концепции затронули лишь незначительную часть крайне правых идеологов (в частности, А.С. Шмакова). Отчасти это объясняется ориентацией правомонархических организаций на пропагандистскую работу с низшими слоями населения, для которых сложные идейные построения расовой «науки» и ее терминологический аппарат был недоступен[xvi]

Несмотря на то, что антисемитизм занимал значительное место в программах крайне правых партий, основания для отождествления их взглядов с русскими националистами отсутствуют. Действительно, черносотен­ные союзы и ВНС объединяла крайне негативная оценка  евреев как единственной на земле этнорелигиозной секты, вносившей нестроения в среду приютивших их народов. Разность двух доктрин проявлялась в трактовке причин антисемитизма. Если националисты без критического анализа пошли на поводу у западных идеологов расизма, то черносотенцы остались верны религиозной тра­диции, согласно которой специфика народов определялась не физиологическими признаками, но религиями, форми­ровавшими их духовный стержень, мировоззрение, смысл земного существования, а также поведение и этику отноше­ния к окружающим[xvii]. Именно иудаизм, а не состав крови, по мнению крайне правых, стал источником негативных качеств евреев, приводя к напряжению с коренным населением в по­литической, экономической и иных областях. «…Еврей как особь может быть признан равным другим человеческим особям, но как религиозная секта, основанная на человеконенавистническом талмуде, яв­ляется опасным для блага человечества», — заявляла черно­сотенная пресса[xviii].

Исходя из этого взгляда черносотенная публицистика делила народы на так называемые идеальные и материальные[xix]. К первым относи­лись христианские народы, для которых высшим воплощени­ем «идеализма» (терминология сохранена. — М. Р.) был Бого-человек Иисус Христос. Им противостояли так называемые материальные народы, характерной чертой которых являлся рационализм. По заявлению «Русского знамени» тысячелетиями иудаизм формировал народ, который в силу своего прагматизма не обладал развитым воображением, из-за чего испытывал трудности с восприяти­ем христианских символов (Троица, Животворящий Крест, «царствие не от мира сего» и т. д.)[xx]. Христианскому «идеа­лизму» с его верой в эфемерные понятия добра, милосердия и любви к ближнему противопоставлялось слепое соблюдение «закона» во всех деталях ради практической выгоды. Еврей­скому Богу — «богу мщения и войны» противостоял христи­анский Бог — «бог любви и мира». По этой причине, по мнению идеологов черной сотни,  евреи не могли по-христиански воспринимать окружающих как «бра­тьев», но лишь как объект для паразитирования[xxi].

По мнению крайне правых идеологов, причиной повреж­денности национального характера евреев и их «неуживчиво­сти» стало заложенное в Торе пророчество о приходе мессии, который обеспечит им господство над человечеством[xxii]. Данное обстоятельство и сформировало такие черты еврейского народа как крайний эгоцентризм, неприятие законов и норм приютивших их народов,  отказ от ассимиляции,  отношение к «гоям» как к низшим существам. Черносотенцы признавали, что ни один другой народ не име­ет более четко выраженной мессианской идеи, приобретшей признаки мании: «Великий вождь, которого они ждут, не­пременно должен покорить им все народы, и эти народы они собираются пасти жезлом железным»[xxiii]. «…Мир должен при­надлежать евреям», — приводились на страницах «Русского знамени» отрывки из Талмуда, ставшего «учебником неукро­тимой ненависти к гоям для многих поколений евреев»[xxiv]. В антисемитской литературе часто цитировались талмудиче­ские тексты, свидетельствовавшие о веками сформированном стереотипе рассматривать другие народы в качестве «идоло­поклонников, существ низших, даже не людей, а как таковых подлежащих ограблению и оскорблению»[xxv].

Для подкрепления своих обвинений, направленных против «талмудического жидовства», правомонархисты обращались к  неопровержимым авторитетам: «…сам Бог и пророки и святые были антисемиты, то есть жидообличители, что видно из обоих Заветов, из житий и поучений святых…». Именно к но­сителям идей «талмудического жидовства» относились слова пророчества Исайи о том, что с приходом Мессии «будет он судить народы и обличит многие племена…» (Ис. 2,4). Это значит, продолжала газета «Русское знамя», обличено будет, главным образом, «жидовское племя, которое возбуждает и организует интриги… внутреннего революционного и меж­доусобного свойства…»[xxvi]

По мнению крайне правых, именно «талмудическое жидовство» стало источником угроз для христианской и на­циональной традиций, защита которых являлась основной функцией консерватизма. Черносотенные публицисты утверждали, что «рационалистичность» иудаизма создавала благодатную почву для появления в среде евреев различных антихристианских учений с их следованием «закону» и тщательным регулированием человеческой жизни (атеизма, протестантизма, франкмасонства, нигилизма, либерализма  и д.р.)[xxvii]. Одним из них стал социализм, который, по утверждениям черносотенцев, не от­вечал «арийскому уму»[xxviii]. Непрекращающаяся враждебность евреев христианству сопровождала всю двухтысячелетнюю историю их взаимоотношений. «Евреи и еврейство — искон­ные враги христианства, врагами являются они и нашей Руси православной и православных царей», — заявлялось в докла­де Съезда отделов СРН Юга России[xxix].

Обращение правомонархистов к идеям защиты православия от «еврейско-иудейского натиска» нашло отклик у части священнослужителей, ставших духовными наставниками их организаций. Наиболее заметной фигурой среди них был религиозный деятель России рубежа XIX-XX вв., протоиерей Иоанн Кронштадтский (Иоанн Ильич Сергиев (1829—1908 гг.), освятивший знамя Союза русского народа и благословивший деятельность организации. Идейной основой для взаимодей­ствия стала принятая черносотенцами концепция Иоанна Кронштадтского об извечной вражде «Царства Божия», которое представляет Россия, и грядущего царства антихри­ста, за которым стоит мировое еврейство, изложенная в  книге «Начало и конец нашего земного мира»[xxx].

Необходимость защиты РПЦ актуализирова­лась в связи с развернутой в послереволюционное время в либеральной прессе критической кампанией в ее адрес. Черносотенная пресса писала, что евреи «в продолжение 5 лет неустанно издеваются над православной верой, публич­но ругаются в кощунственных пьесах над Иисусом Христом и Божьей Матерью и забрасывают грязью лучших пастырей церкви»[xxxi]. Доказательством коварных планов евреев по подрыву основ  христианства стали получившие широкое распространение «Протоколы сионских мудрецов», которые, по заявлению «Русского знамени», представляли собой ту «программу, по которой всемирное жидовство осуществляет свое сумасшед­шее желание покорить весь христианский мир под не знаю­щего пощады Израиля»[xxxii]. В данном документе приводились и результаты многовековой подрывной деятельности евреев в среде христианских народов. «Священничество гоев мы по­заботились дискредитировать и этим разорить его миссию, которая могла нам препятствовать. С каждым днем влияние священников на народ падает — всюду провозглашается сво­бода совести: следовательно, какие-то годы отделяют нас от момента полного крушения христианской веры, самой для нас опасной противницы по историям о духовном мире и будущей жизни», — цитировала «Протоколы» черносотенная пресса[xxxiii]. Участь РПЦ в стране «победившего жидовства» ви­делась черносотенцам весьма плачевно. «Попы будут насиль­ственно лишены сана, а православные церкви и монастыри превращены в «жидовские хлевы и свинятники», — предрека­лось в выпущенном в феврале 1906 г.  воззвании СРН[xxxiv].

По мнению черносотенцев, необходимость защиты на­циональной традиции обуславливалась революционностью евреев, предпринявших атаку на созданное «потом и кровью» русского народа государство и его вековой социальный уклад. Если либералы и марксисты находили причины революцион­ности евреев в социальных условиях жизни последних, то для черносотенцев они лежали в религиозной плоскости. Рево­люция 1905—1907 гг. казалась им взрывом сатанинских сил против Богом установленного на земле порядка. Общепризнанным в правомонархической среде стал тезис о том, что революция 1905-1907 гг. является «еврейской», что нашло отражение на страницах печати и в высказываниях их лидеров[xxxv]. Черносотенная пресса обвиняла евреев в попытках оттеснить державный народ и присвоить принадлежавшее только ему право самостоятельно определять пути развития собственной страны: «Смело можно утверждать, что если бы не евреи, история России за 1905 год, как, впрочем, и до сих пор, была бы совершенно иная…»[xxxvi].

В отличие от либералов, крайне правые отказывались от сравнений Вели­кой французской революции и русской, указывая на важное обстоятельство: Франция не имела в качестве своих граждан 5 млн евреев[xxxvii]. Тезис об их мятежности доказывался началом смуты из черты еврейской оседлости и территорий густо на­селенных «беспокойным племенем», — Новороссийской, Одесской, Ростовской губерний, откуда революционные метастазы распространились по всей стране. По утверждени­ям монархистов, на начальном этапе революции губернии с чисто русским населением оставались в стороне от революционного движения (за исключением некоторых проявлений). Даже столица государства — Петербург, откуда 9 января 1905 г. революция получила импульс, не играла никакой роли в глобальных сдвигах: «Если в 18 веке Париж составляет центр, так сказать, мозг всего революционного движения, то у нас, наоборот, все почти время Петербург шел и идет в хвосте, реа­гируя лишь в слабой степени на те отклики, которые идут из провинции…»[xxxviii].

Неудача революции в России объяснялась черносотенцами расколом в еврейской среде по поводу степени ее осуществления. Обеспеченные слои были против намерения неимущих выходцев из черты оседлости до­вести революцию до полного краха старой России, так как это привело бы к потере их собственности, бизнеса и выгодных контрактов[xxxix]. Участие евреев в революции, по мнению черносотенцев, стало главной причиной роста антисемитизма в среде носителей традиционных ценностей, которые не потерпели вмешательства посторонних сил в свои внутренние дела: «…евреи, очевидно, боятся после того, как, пролив в 1905/06 гг. русскую кровь… их наглое поведение на­влекло и ненависть христианского населения, так что жидки испугались — а вдруг да Россия погонит их согласно ее исто­рической традиции в обетованную землю…»[xl]

На страницах черносотенной печати степень участия евреев в революционных и оппозиционных партиях приобретала гипертрофированные фор­мы. В частности, в марте 1908 г. на страницах газеты «Русское знамя» утверждалось: «Неоспоримо доказано, что из каждых 100 револю­ционеров не менее 85 человек жидов». Там же приводились и другие весьма спорные цифры: на 30 тыс. русских социалистов приходится 200 тыс. евреев, а на 20 тыс. русских либералов (кадетов) – 30 тыс. евреев[xli].

Проведенный С.А. Степановым анализ участия евреев в революции 1905-1907 гг. на основе данных официальной статистики показал несоответствие заявлений правомонархической прессы реальному положению дел. В частности,  в его исследовании приводится следующая статистика. Среди привлеченных к ответственности за политические преступления в 1901—1904 гг.  по Виленскому судебному округу евреи составляли всего 64,9%, Киевскому — 48,2%, Одесскому — 55%. Из 1178 народников и эсеров, привлеченных к ответственности в 1900—1902 гг., их было 15,4%. Из 5047 марксистов и социал-демократов, привлеченных в 1892—1902 гг., евреев насчи­тывалось 23,4%[xlii].

Как видим, в отличие от русских националистов черносотенный антисемитизм не носил расо­вого характера, а основывался на религиозных, политических и экономических факторах. Исключительное положение евреев  в черносотенной идеологии обуславливалось угрозами, которые, по мнению правомонархистов, они представляли для устоев традиционного русского общества[xliii].  Основной упор в своей разоблачительной деятельности они направили против «талмудического жидов­ства», символизировавшего собой все органически чуждое христианско-православной и русской национальной традиции и воспринима­вшегося ими как «ад по отношению к раю, что сатана по отношению к Господу нашему Иисусу Христу»[xliv].

Примечания

[i]  Степанов С.А. Черная сотня.  М., 2005. С. 31.

[ii] Русский народный союз им. Архангела Михаила. Программа и устав. СПб., 1909 (Приложение к «Колоколу». 1908. № 692). В ХРОНОС читайте справочную статью Союз Михаила Архангела (СМА).

[iii] Степанов С.А. Черная сотня.  С. 33-47.

[iv] Сборник программ политических партий в России.  СПб., 1906. С. 17-30.

[v]  Там же.

[vi] ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. 1906. II отд. Д. 833. Л. 31.

[vii] Лакер У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма / Пер. с англ. М., 1994. С. 50; и др.

[viii] См.: Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале XX столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001; Санькова  С.М. Русская партия в России: образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908–1917). Орел,  2006; и др.

[ix]  Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале XX столетия. С. 263-279.

[x]  Лакер У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма. С. 50.

[xi]  Меньшиков М.О. Письма к русской нации.  С. 221.

[xii]  Там же. С. 272.

[xiii]  Там же. С. 274.

[xiv]  Вестник Союза русского народа. 1912. № 104.

[xv]  Русское знамя. 1908. 19 июля.

[xvi]  Степанов С.А. Черная сотня.  С. 33.

[xvii]  Русское знамя. 1907. 8 марта.

[xviii]  Там же.  1907. 18 января.

[xix]  Там же. 1908. 19 августа.

[xx]  Там же. 1907. 8 марта.

[xxi]  Там же.

[xxii]  Там же. 1908. 19 августа.

[xxiii]  Там же. 1907. 11 сентября.

[xxiv]  Там же. 1908. 14 марта.

[xxv]  Там же. 1912. 1 сентября.

[xxvi]  Там же.

[xxvii]  Степанов С.А. Черная сотня.  С. 44-47.

[xxviii]  Русское знамя. 1907. 8 марта.

[xxix]  ГАРФ. Ф. 102. 4 д-во. 1905. Д. 999. Ч. 39. Т. IV. Л. 133.

[xxx] См.: Кронштадский Иоанн. Начало и конец нашего земного мира. Опыт раскрытия пророчеств апокалипсиса. М.: Локид-пресс, 2005.

[xxxi]  Русское знамя. 1910. 11 июня.

[xxxii]  Там же.  1911. 18 мая.

[xxxiii]  Там же.

[xxxiv]  ГОПБ. ОРК. Кор. 46/3. № 58804.

[xxxv]  См., напр., Марков Н.Е. Войны темных сил. Статьи. 1921-1937. М., 2002. С. 132; и др.

[xxxvi]  Русское знамя. 1907. 27 июля.

[xxxvii]  Там же.

[xxxviii]  Там же.

[xxxix]  Там же. 1912. 1 сентября.

[xl]  Там же.

[xli]  Там же. 1908. 14 марта.

[xlii]  Степанов С.А. Черная сотня. С. 41.

[xliii]  Лебедев  С.В. Слово и дело национальной России. С. 129, 144.

[xliv]  Русское знамя.  1912. 19 сентября.

Далее читайте:

Максим Размолодин (авторская страница).

Размолодин М.Л. Некоторые мысли по поводу т.н. «еврейских погромов». (к 105-летию со дня трагических событий). 20.10.2010

Правые организации и издания. Россия, начало XX века. (указатель-справочник).

Черносотенцы в лицах (биографический указатель).

Антисемитизм (справочная статья).

Сионизм (справочная статья).

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС