Юрий ЕВСТИФЕЕВ
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > РУССКАЯ ЖИЗНЬ


Юрий ЕВСТИФЕЕВ

 

© "РУССКАЯ ЖИЗНЬ"



К читателю
Авторы
Архив 2002
Архив 2003
Архив 2004
Архив 2005
Архив 2006
Архив 2007
Архив 2008
Архив 2009
Архив 2010
Архив 2011


Редакционный совет

Ирина АРЗАМАСЦЕВА
Юрий КОЗЛОВ
Вячеслав КУПРИЯНОВ
Константин МАМАЕВ
Ирина МЕДВЕДЕВА
Владимир МИКУШЕВИЧ
Алексей МОКРОУСОВ
Татьяна НАБАТНИКОВА
Владислав ОТРОШЕНКО
Виктор ПОСОШКОВ
Маргарита СОСНИЦКАЯ
Юрий СТЕПАНОВ
Олег ШИШКИН
Татьяна ШИШОВА
Лев ЯКОВЛЕВ

"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
"МОЛОКО"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

XPOHOC
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Первая мировая

Юрий ЕВСТИФЕЕВ

Срубино

Реклама:

...Стоило пройти мимо умывальника, как стало ясно, что не только в детях дело: на полочке стояли иноземные шампуни «против перхоти», лежали тюбики с зубной пастой «от кариеса», бритвенные приборы – «Лучше для мужчины нет»…  А в горнице на видном месте расположились южнокорейский телевизор и видеоплейер.  – Ребятню от экрана не оторвёшь, – говорил Сергей, показывая горницу. – Даже рекламу смотрят так же жадно, как мы когда-то – «мультики». Что ж, время такое. Мы и стремимся их побаловать – многое ли видят–то у себя в деревне? Грязь, холодный клуб...

Уголь:

Больше других сортов угля ему нравится кузбасский. На вид – обычный чёрный. И так же звенит ведро и стучат друг о друга куски, когда его насыпаешь. Но уголь этот хорошо прокаляет печку. Жар по ней расходится до самых укромных кирпичей, и проникает во все своды и перегородки, и держится цепко, долго. Ивану уже не приходится возиться с печкой по утрам, и даже когда они с женой возвращаются домой после уроков, комнаты ещё прогреты,  трёхлетний сын бегает весь нараспашку, и вместе с жаром держится ощущение прочности быта, уюта...

Коровы (монолог журналиста Воронина):

Ну, я наливаю. Что с того, что тебе хватит. А мне – мало. Мне страшно, очень страшно. Впрочем, это я так. Коньяк помогает мне не от страха, а от боли. Она проходит. Я могу работать. Отчего она – может, от отца, начинающего прикладываться к рюмке всё чаще? Может, и нет. Я её не понимаю! Мне страшно. Впрочем, это я так. Давай чокнемся рюмками. Ну, вздрогнем!..

Барсуков:

Я смотрю, как колышется отражение Барсукова на тёмном полированном столе, как рука его берётся за подбородок. Он сосредоточенно обдумывает свою речь. Для него, быть может, не трудно это – говорить. Но экспромтом слагать речь со всеми правильно расставленными акцентами, стараться построить безукоризненное высказывание, эдакое обьективное, закругленное, обиняками, – это поистине титаническая работа. Но он старается. Ведь я таскаюсь за ним по его району целую неделю в надежде попасть на приём. Он решил, что пора мне, наконец, воздать по заслугам. Пригласил в свой дом, но не в Татаровске, где живет его семья, а в Срубине. И вот сочиняет вслух доклад…

Инструмент:

Худощавый, сутулый старик медленно, с одышкой прошёл со мной по двум этажам своей квартиры, вяло, механически показывал большие комнаты, паркетный пол, кухню размером с танцевальный зал. Оживился, лишь возвратясь в прихожую: при виде грабель, вил, мотыг, лопат, которыми была заставлена одна стена...

 

 

 

 

РУССКАЯ ЖИЗНЬ


Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев