Голубинский Федор Александрович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Г >

ссылка на XPOHOC

Голубинский Федор Александрович

1797-1854

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Федор Александрович Голубинский

Голубинский Федор Александрович [22 декабря 1797 (2 января 1798), Кострома — 22 августа (3 сентября) 1854, там же] — русский философ и богослов, создатель первой в России системы теистической философии. Окончил Московскую духовную академию (1818) и оставлен на кафедре философии бакалавром. С 1824 — ординарный профессор. В 1826—1851 работал в Комитете духовной цензуры. В 1828 рукоположен в священники, служил в Сергиевом Посаде; с 1829 — протоиерей. За 36 лет преподавания в Академии прочитал целый цикл курсов: общее введение в философию, метафизика, онтология, гносеология, эмпирическая психология, нравственная философия, история философских систем. При жизни была опубликована лишь одна статья — «Первое письмо о конечных причинах» («Прибавления к творениям св. отцов», ч. 5, 1847). Основной корпус сочинений Голубинского издан посмертно, на основании записей священника В. Г. Назаревского и других его слушателей в Московской духовной академии («Лекции по умозрительному богословию», 1868; «Умозрительная психология», 1871; «Лекции философии», в. 1—4, 1884—86). В центре философской системы Голубинского — учение о Бесконечном Существе. Теоретическими источниками ее были платонизм, святоотеческая традиция и сложный конгломерат идей западноевропейской философии, которую он знал очень глубоко. Под философией Голубинский понимал особое состояние духа, стремящегося к познанию истины. При этом строго различал знание философское и знание богословское, отнеся в «Общем введении в философию» к кругу проблем философии исследование деятельности человека, бытия природы и деятельности Существа Высочайшего: «Философия есть система познаний, приобретенных разумом (intellectus) под управлением ума (rationis) и при способствовании опыта, как внешнего, так и внутреннего, о всеобщих главнейших, существеннейших силах,- законах и целях природы внешней и внутренней, равно и о свойствах Виновника всех оных — Бога» («Лекции философии», 1884, в. 1, с. 37). Голубинский считается основателем московской школы теистической философии, среди его учеников и последователей — В. Д. Кудрявцев-Платонов, епископ Никанор, Алексей И. Введенский.

А. И. Абрамов

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. I, А - Д, с. 540-541.


Голубинский Федор Александрович (22,12. 1797(2.01.1798), Кострома - 22.08(3.09). 1854, там же) - философ и богослов. В 1818 году окончил Московскую духовную академию и был оставлен при ней, получив степень бакалавра философии. С 1824 по 1854 годы - ординарный профессор, а с 1826 по 1851 годы работал в комитете духовной цензуры. В 1829 году он стал протоиереем, совершая безвозмездные службы в Сергиевом Посаде. За 36 лет академического преподавания им был прочитан обширный цикл философских курсов: общее введение в философию, метафизика, онтология, гносеология, эмпирическая психология, нравственная философия, история философских систем. При жизни Голубинский опубликовал лишь одну журнальную статью «Письмо первое о конечных причинах» (Прибавления к творениям святых отцов. Ч. 5. 1847). Посмертно в конце 1862 года в журнале «Странник» была опубликована статья «О промысле Божием» и в 1880 году в журнале «Русский Архив» (Т. 3) несколько писем. Среди рукописей Голубинского в архиве его сына сохранился трактат «Взгляд на нравственную философию древних», где проводилась мысль, что все доброе исходит от Бога, причем много заслуживающего внимания было и в языческой философии. Основной корпус сочинений Голубинского («Лекции по умозрительному богословию», «Умозрительная психология», 4 вып. «Лекции философии») напечатан по записям В. Г. Назаревского и других студентов Московской духовной академии. Голубинский считается основателем московской школы теистической философии, и его философскую систему можно назвать учением о Бесконечном Существе. Теоретическими источниками этой системы были платонизм, святоотеческая традиция и сложный конгломерат западноевропейских философских и мистических представлений. Голубинский стремился соединить платонические симпатии с рационализмом и пиетизмом XVIII века, объединяя «чистый рационализм ума» лейбницианца X. Вольфа с «истинной экзальтацией сердца» Ф. Якоби. Учение последнего об источниках знания стало для него основой примирения Платона с Кантом, Фихте, Шеллингом и Гегелем.

Под философией Голубинский понимал особое состояние духа, стремящегося к познанию истины. Философия есть лишь любовь к мудрости, но не мудрость, так как, согласно христианско-православным представлениям Голубинского, мудрость, знание истины, дается человеку свыше, если состояние его духа делает его способным к ее восприятию. При этом Голубинский строго различал знание философское и богословское, очертив в «Общем введении в философию» круг проблем философии следующими границами: исследование деятельности человека, бытия природы и деятельности Существа Высочайшего. «Философия есть система познаний, приобретенных разумом (intellecHis), под управлением ума (rationis) и при способствовании опыта, как внешнего, так и внутреннего, о всеобщих главнейших, существеннейших силах, законах и целях природы внешней и внутренней, ровно и о свойствах Виновника всех оных - Бога,- система, направленная к тому, чтобы возбудить в духе человеческом, воспитать и направить любовь к премудрости божественной и человеку предназначенной» (Голубинский Ф. А. Лекции философии. М., 1884. Выи. 1. С. 37).

Возможность философского познания обусловливается самодостоверностью человеческого мышления, к-рое характеризуется, с одной стороны, ограниченностью, а с другой - стремлением к безграничному. Ограниченность мышления обусловливает невозможность обретения человеком абсолютного знания, а из факта стремления мышления к безграничному следует, что полнота знания была бы пагубна для человека, так как повергла бы его ум в бездействие. Хотя человеку прирождена идея Единого бесконечного, но она имеет слишком общую, схематическую форму, которую может наполнить содержанием лишь изучение, размышление и соответствующая душевная настроенность. Представляя себе всесуществующее укорененным в едином, человеческий ум стремится все мыслить в единстве, объединять в систему. В силу идеи Единого бесконечного ум человеческий вынужден отказать в признаке бесконечности всем другим видам бытия: времени, пространству, материи, жизни. Содержанием философии в принципе должно быть то, что содержится в естественном откровении. Но естественного откровения, полагал Голубинский, недостаточно как в теоретическом, так и в практическом отношении: в теоретическом потому, что все представления о Божестве и доводы в пользу его существования, извлекаемые из разума и природы, не заключают в себе достаточных доказательств; в практическом потому, что человек стремится к живому единению с Бесконечным, к богообщению, и потому ему мало одного признания бытия Божия. Голубинский указывает на необходимость сверхъестественного откровения, т. е. божественного учения, выраженного через отцов и учителей церкви и преподаваемого самой церковью. При этом человеку должно быть присуще особое состояние личностного восприятия откровения. Общую задачу метафизики Голубинский видел в том, чтобы, основываясь на идее бесконечного и применяя к ней данные внешнего и внутреннего опыта, привести в систему познания о свойствах Бесконечного Существа и об отношении к нему существ конечных. Метафизика разделялась Голубинским на онтологию, богословие, умозрительную психологию, или пневматологию, и космологию. Как душа, так и внешний мир подлежат ограничению, с одной стороны, пространством и временем, а с другой - категориями и законами разума. Московская школа теистической философии, основанная Голубинским, занимала видное место в структуре русской духовно-академической философии и содержала в себе значительные отличительные черты по отношению к киевской школе философского теизма, а также философствованию в Санкт-Петербургской духовной академии. Среди учеников и последователей Голубинского можно назвать Кудрявцева-Платонова, епископа Никанора, А-я И. Введенского. 

А. И. Абрамов

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 137-138.

Литература: Колубовский Я. Н. Материалы для истории философии в России. Ф. А. Голубинский // Вопросы философии и психологии, 1890. Кн. 4; Введенский А. И. Ко дню столетней годовщины рождения Голубинского. М., 1898; Глаголев С. С. Протоиерей Федор Александрович Голубинский (Его жизнь и деятельность). Сергиев Посад, 1898; Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991. Т.1, ч. 2. С. 104-110; Шпет Г. Г. Очерк развития русской философии // Соч. М., 1989. С. 184-188; Абрамов А. И. Кант в русской духовно-академической философии // Кант и философия в России. М., 1993; Цвык И. В. Духовно-академическая философия в России. М., 2002; Она же. Философия в духовных академиях России XIX - нач. XX в. М., 2012.


Голубинский Федор Александрович (22.12[2.01.1798].1797—22.08.[2.09].1854), богослов, философ. Родился в семье священника в Костроме. По окончании Костромской семинарии, где юноша Голубинский выделялся своими дарованиями и знаниями, он был послан (17-ти лет) в Московскую духовную академию, где царило в эти годы (1814) большое умственное возбуждение. Одним из проявлений его было, между прочим, создание студентами «ученых бесед», секретарем которых состоял как раз Голубинский. Любопытно отметить, что это было за несколько лет до возникновения известного уже нам Общества любомудров, которое было, как мы знаем, первым проявлением философских исканий в русском обществе в XIX в. Уже в студенческие годы Голубинский основательно познакомился с Кантом, Шеллингом, а также Якоби. Голубинский, знавший хорошо языки, перевел несколько руководств по истории философии. В 1827 Голубинский, ставший по окончании академии преподавателем философии в ней же, женился, а в 1828 принял сан священника. Зрелость и ясность мысли Голубинского рано снискали ему славу, и он получил скоро предложение занять кафедру философии в Московском университете, но не захотел покидать академии и отклонил это предложение. До конца своих дней Голубинский преподавал философию в академии.

Философская эрудиция Голубинского была очень широка и основательна; он смело брал у всех мыслителей то, что находил правильным, но меньше всего он напоминает эклектика. Мысль Голубинского очень цельна, в ней ярко выступает внутреннее единство; он стремился к синтезу свободной философской мысли и данных Откровения.

Центральная идея философии Голубинского, которая является для него основной при кристаллизации всех идей, опорной точкой при построении системы философии, — идея Бесконечного Бытия; как некое основное видение, как основная интуиция, она освещает Голубинскому самые запутанные вопросы, сопровождает его, как Ариаднина нить, в исследованиях, какие он производит в лабиринте мировых загадок. Нетрудно видеть, что это центральная идея генетически связана с религиозным сознанием, но, раз поднявшись до формы разумности, она стала для него исходной основой для философских анализов. С исключительной ясностью, путем тщательного и строгого анализа показывает Голубинский наличность и неустранимость этой идеи в уме человека, но по своему происхождению эта идея Бесконечного решительно необъяснима из психической жизни человека. Идея Бесконечного, как показывает Голубинский, логически предваряет всякое частное познание. Именно потому она не может быть не из чего выводима, она «прирождена» человеку; благодаря ее «доопытной» наличности в нашем духе возможно самое познание, как восхождение от конечного к Бесконечному, от условного к Безусловному. Действительно, вся деятельность познания движется в нас замыслом познания «безусловного» и всецелой истины, — и этот замысел, составляющий живую силу и являющийся двигателем всего познавательного процесса, не может быть, конечно, выведен из чувственности. Даже больше: мы бы никогда не смогли в составе наших восприятий отделить себя, как «субъекта» восприятий, от объективного их содержания, если бы у нас не было устремленности к Безусловному. В самой чувственности (т. е. в составе восприятия) субъективное и объективное («я» и «вещи») слиты в неотделимой координации — наличность же устремления к Безусловному отделяет, бесспорно, условное («наше “я”») от того, в чем перед нами предстает Безусловное как противолежащий нам объективный мир. С др. стороны, в функциях разума, который перерабатывает материал чувственности по категориям, тоже не может быть корня для устремленности к Бесконечному, так как сами по себе категории, в приложении к чувственному материалу, не освобождают его от признака случайности и условности. Вообще категории лишь в свете идеи Бесконечного становятся уже проводниками принципа безусловности. Т. о., устремление нашего духа к безусловному познанию (формирующее самый замысел познания) объяснимо лишь при признании «того первоначального закона, по которому наш дух стремится к Бесконечному».

«Истинное познание, — учит Голубинский, — должно быть познанием живым — таким, чтобы силы познаваемого предмета усваивались духом познающего», чтобы в познающем было живое «ощущение», было бы «объятие познаваемого всем существом — не только разумом, но и волею и чувством».

Голубинский высказывается категорически в пользу гносеологического реализма и решительно отвергает гносеологический идеализм. Он внимательно и очень сильно критикует аргументы гносеологического идеализма, начиная с Локка, и очень убедительно отстаивает реальность внешнего мира, как он предстает нам в чувственных восприятиях. Вместе с тем Голубинский очень подробно и очень тщательно анализирует проблему пространства и времени, раскрывает их реальность, а в то же время защищает положение, что «пространство, в действительности наполненное материей, не беспредельно».

Онтология Голубинского. «Во всей природе, — читаем в “Лекциях”, — всегда есть жизнь, которая проявляется в различных процессах, ибо объятое смертью не могло бы существовать... бытие же и есть действование сил». К этому присоединяется учение Голубинского о том, что в каждом конечном бытии есть свой «центр». «В каждом органическом бытии, — читаем в “Лекциях”, — должно быть внутреннее средоточное начало, постоянное при всех внешних явлениях, — это и есть субстанция или начало внутреннее, само из себя действующее, на котором держатся все явления». И в др. месте читаем: «конечные существа имеют собственное и произвольное действование в силах своих». «Нельзя решительно говорить, что в царстве минеральном действуют только силы механические и химические, чтобы в нем не было своих организмов... Силы притяжения и отталкивания держат в однообразном порядке все небо... не должно ли быть в центре некоторое общее начало деятельности каждой планеты, каждой звезды? Если и в травке есть постоянный центр, который удерживает и даже воспроизводит одинаковую форму этого растения, то и в огромных (небесных) телах не должны ли быть внутренние начала, постоянно пребывающие, на которых бы держались и основывались прочие частные силы? В так называемом неорганическом царстве, например, на земле, нельзя не видеть организма...».

Антропология Голубинского. По вопросам антропологии (в духе святоотеческой мысли) Голубинский сознательно противился трансцендентализму — «самосознание души не является первоначальным»; источник того, что душа сознает себя единым и отличает себя от окружающего, заключен в Богосознании. «Умом» Голубинский называет высшую силу в духе человеческом, создающую возможность непосредственного общения со сферой Божества. «Ум один приемлет Бесконечное», — пишет Голубинский. «Ум в человеке, — читаем тут же, — есть высшая сила, в которой все прочие способности находят свое основание; в нас содержится живой образ Существа Бесконечного». От «ума» Голубинский отличает ниже стоящую силу разума, как способности образования понятия, — но деятельность разума направляется как раз умом. Так же действует наш ум, с его устремленностью к Бесконечному, и на нашу волю и чувства. «Голод и жажда нашего духа могут насытиться только в Бесконечном».

Нельзя отказать Голубинскому в стройности и внутренней законченности его построений. Для него, как и для всей школы Голубинского (имеем в виду В. Д. Кудрявцева-Платонова, еп. Никанора и Алексея И. Введенского), типичен онтологизм, укоренение всех духовных движений человека в Боге, как в «Бесконечном Существе». Второй особенностью построений Голубинского, последовательно вытекающей из первой, является учение о непосредственном восприятии Божества нашим духом. По форме это учение связано с влиянием Якоби, идеи которого очень помогли Голубинскому и его ученикам освободиться от трансцендентализма, но по своей сущности учение Голубинского и его школы связано с его изначальным онтологизмом: здесь корни учения о непосредственном восприятии Божества.

Прот. Зеньковский В.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Далее читайте:

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Русская национальная философия в трудах ее создателей (специальный проект ХРОНОСа)

Литература:

Колубовский Я. Н. Материалы для истории философии в России. —«Вопросы философии и психологии», 1890, кн. 4;

Введенский А. И. Ко дню столетней годовщины рождения Голубинского. М., 1898;

Глаголев С. С. Протоиерей Федор Александрович Голубинский. Его жизнь и деятельность. Сергиев Посад, 1898;

Абрамов А. И. Кант в русской духовно-академической философии. — В кн.: Кант и философия в России. М., 1993.

Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991. Т.1, ч. 2. С. 104-110;

Шпет Г. Г. Очерк развития русской философии // Соч. М., 1989. С. 184-188;

Цвык И. В. Духовно-академическая философия в России. М., 2002;

Цвык И. В. Философия в духовных академиях России XIX - нач. XX в. М., 2012.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС