Крамской Иван Николаевич
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ К >

ссылка на XPOHOC

Крамской Иван Николаевич

1837-1887

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Автопортрет. 1867 г.

Советский взгляд

Крамской Иван Николаевич [27.5(8.6).1837, Острогожск, ныне Воронежской обл., - 24.3(5.4). 1887, Петербург], русский живописец, рисовальщик и художеств, критик. Идейный вождь русского демократического художественного движения 1860-1880-х гг. Происходил из бедной мещанской семьи. В 1857-1863 учился в АХ в Петербурге; в её стенах выступил против академического искусства, явился инициатором "бунта четырнадцати", который завершился выходом из АХ её выпускников, организовавших Артель художников. Под воздействием идей русских революционных демократов К. утверждал представление о высоком общественном долге художника, принципы реализма, идейности и народности искусства. Стал одним из гл. создателей и идеологов Товарищества передвижных художественных выставок.

В 1863-1868 преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. Создал галерею портретов крупнейших рус. писателей, учёных, художников и обществ. деятелей (портреты: Л. Н. Толстого, 1873, И. И. Шишкина, 1873, П. М. Третьякова, 1876, М. Е. Салтыкова-Щедрина, 1879,- все в Третьяковской галереи; С. П. Боткина, 1880, частное собр., Москва), в которых выразит. простота композиции , ясность рисунка и тщательность светотеневой моделировки подчёркивают ведущую роль углублённой психологической характеристики. Точно воссоздавая облик, особенности духовно-психического склада, богатство и интенсивность внутренней жизни моделей, портреты К. воплощают одновременно возвышенные морально-этические и эстетические идеалы художника, его представления о человеке-гражданине.

Христос в пустыне. 1872 г.

Демократические взгляды К. нашли наиболее яркое выражение в портретах крестьян, отразивших душевное богатство и внутр. достоинство человека из народа, а порой и зреющий в нём социальный протест ("Полесовщик", 1874, Третьяковская гал.; "Мина Моисеев", 1882, Рус. музей, Ленинград; "Крестьянин с уздечкой", 1883, Киевский музей рус. иск-ва). Центр. произв. К.-"Христос в пустыне" (1872, Третьяковская гал.). Продолжая гуманистическую традицию А. А. Иванова, К. трактует религ. сюжет в морально-философском плане, придаёт ему актуальное общественное звучание. "Очеловечив" Христа, придав его драматич. переживаниям глубоко психологич. жизненное истолкование, К. воплотил в картине сложные раздумья современников над судьбами мира, идею героич. самопожертвования.

Полесовщик. 1874 г.

Стремясь к расширению идейно-художественного содержания образов, К. создал произв., стоящие на грани портрета и тематические картины ("Некрасов в период "Последних песен"", 1877-1878, "Неизвестная", 1883, "Неутешное горе", 1884,- все в Третьяковской гал.). Они отличаются интересом к раскрытию сложных душевных движений, характеров и судеб. В ряде поздних произв. художника проявились черты салонной красивости.

Неизвестная. 1883 г.

Демократическая направленность творчества К., его проницат. критич. суждения об иск-ве, свойственные ему настойчивые поиски объективных обществ. критериев оценки художеств. произведений оказали существенное влияние на развитие демократич. иск-ва и художеств. мысли в России последней трети 19 в.

Использован материал Большой советской энциклопедии.


И.Н. Крамской. Портрет украинского писателя и художника Т.Г. Шевченко. 1871.

Теоретик искусства

Крамской Иван Николаевич (27.05 (8.06). 1837, Острогожск — 24.03(5.04). 1887, Петербург) - художник и теоретик искусства, представитель русского реализма периода его расцвета. В 1857-1863 годы учился в Петербургской академии художеств, но вместе с группой товарищей покинул, когда начальство не позволило конкурсантам в борьбе за золотую медаль самим выбрать тему будущего произведения (так называемый «бунт четырнадцати»). Позже выступил одним из главных организаторов и идеологов ряда художественных объединений демократической направленности, в т. ч. знаменитого Товарищества передвижных художественных выставок.

Создал портретную галерею выдающихся представителей русской культуры 2-й половины XIX века, ряд картин, воплотивших высокие морально-этические народные идеалы. В 1869 году получил звание академика живописи. Как теоретика Крамского интересовала в первую очередь связь искусства с «духом времени», понимаемая им обычно социологически - как отношение между характером творчества и характером общества, к которому принадлежит художник. Эта мысль звучит уже в его ранней теоретической статье «Взгляд на историческую живопись» (1858). Рассматривая в этом аспекте пути современного ему русского искусства, совсем еще молодой Крамской констатирует необходимость назревающих в стране перемен, с которыми связывает окончание одной и начало другой эпохи в развитии национального искусства. Рубежом между этими эпохами Крамской считал творчество А. А. Иванова, в котором он видел последнего представителя традиции историко-религиозной живописи, восходящей к Леонардо, Рафаэлю и Корреджо. В грандиозном «Явлении Христа народу» этот тип художественного творчества достиг своей вершины и вместе с тем исчерпал свои возможности, чем Крамской объясняет недооценку публикой творческого подвига Иванова. Необходимо, доказывал он, искать новые художественные формы, способные затронуть мысли и чувства совр. человека, и сделать это можно только в том случае, если изменятся функции искусства: ему необходимо стать средством отображения и осмысления повседневной жизни и повседневных дел. Эту мысль Крамской выражает через основополагающую для эстетики реализма метафору искусства-зеркала, в котором каждый отныне может увидеть свой собственный портрет.

Общественно-историческую обусловленность искусства Крамской прослеживал и на другом уровне - в плане идейно-эстетической направленности творчества и форм социальной организации духовного производства. Полагая, что в искусстве «все держится на свободе развития индивидуума», он выступал против бюрократической опеки над художником, доказывая, что подчиняясь «приемам департамента», искусство неизбежно утрачивает внутренние импульсы развития. Не надеясь на быстрое реформирование порядков, сформировавшихся в условиях крепостничества и бюрократического произвола, Крамской выступил с идеей «рядом с официальным и законным искусством» создать «незаконное, партикулярное», «демократическое». Эта концепция у Крамского многопланова: демократическое искусство - это и разрыв с салонными вкусами, и ориентация на идеалы и социальные потребности народных слоев, и ничем не стесняемую возможность художника вступать в прямой и непосредственный диалог с публикой («самим ведаться с обществом»). В то же время пафос анализа социальной обусловленности искусства у Крамского по существу антибуржуазен, он выступает не только против попыток подчинить творчество власти государства, но и против более тонкого и внешне незаметного подчинения его деньгам и коммерческим расчетам. По мере накопления и расширения опыта Крамского как художника и общественного деятеля у него формируется собственная философия искусства. Присущие каждому художнику творческие интересы, симпатии, вкусы, стилевые предпочтения Крамского уподоблял «телеграфным проволочкам», через которые транслируются всеобщие законы («главные положения») художественно-эстетической деятельности. Задачи и функции искусства объясняются существованием вещей, «которые слово выразить решительно не может».

Основным предметом искусства является внутренний мир человека, взятый преимущественно с эмоциональной стороны: художественное творчество в настоящем и высшем его значении всегда раскрывает «глубокие драмы человеческого сердца». «Невидимым стержнем» произв. является его идея, выступающая как некоторое подвижное целое, развивающееся в ходе реализации замысла. Как только автор начинает понимать «узел идеи», это почти неизбежно рождает остальные компоненты смысловой структуры произв. (колорит, композицию и др.). Соотношение художественного мышления и теоретического сознания, по Крамскому, исторически изменчиво. Если искусство мастеров прошлого преимущественно дорефлексивно, то в современных условиях творчество как правило опосредствуется общей идеей, размышлением, в т. ч. и научным знанием. Но, в отличие от науки, «искусство тогда сильно, когда национально». Национальное входит в самую сущность художественного. Следуя современной ему традиции русской мысли, в частности, Белинскому, Крамской считал, что общечеловеческое проявляется в искусстве не иначе, как «сквозь национальную форму». В этом контексте он рассматривает становление рус. школы в изобразительном искусстве (нач. 50-х гг. XIX в.), когда «появились существенные признаки самостоятельного отношения русских художников en masse к действительности, сравнительно с прежним временем, когда движение это было только единичным». Эта самостоятельность роднит русское изобразительное искусство с отечественной литературой.

Анализ русской художественной традиции Крамской ведет в сопоставлении с западноевропейской культурой. В этом анализе в ряде случаев заметно влияние славянофилов, однако в отличие от них он полагает, что сопоставления должны проводиться не только на уровне «духа народа», но и на уровне изучения той социально-исторической среды, в которой искусство складывается и существует. В этом контексте у него появляется и разрабатывается очень важное для эстетического сознания радикальных демократов понятие тенденциозности искусства, которую К. считает прямым следствием искренности художника и его внимания к жизни.

А. Л. Андреев

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 299-300.

Сочинения: Письма, статьи: В 2 т. М., 1965.

Литература: Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. М., 1995; Сарабьянов Д. В. Народно-освободительные идеи в русской живописи второй половины XIX века. М., 1955; Давыдова А. Крамской. М., 1962; Андреев А. Л. И. Н. Крамской как теоретик демократического направления в русском искусстве: К 150-летию со дня рождения // Вестник Академии наук СССР. 1987. № 12; Jackson D. L. The Wanderers and Critical Realism in Nineteenth-Century Russian Painting. Manchester and New York, 2006.


Иван Николаевич Крамской (1837-1887). Иван Николаевич Крамской — талантливый портретист, исторический живописец, жанрист, теоретик, педагог, страстный борец против догматизма в искусстве, вошел в историю национальной культуры как один из руководителей Товарищества передвижников.

Крамской родился 27 мая 1837 года в слободе Новая Сотня уездного города Острогожска Воронежской губернии. Художник был третьим сыном в семье писаря городской управы Н. М. Крамского. После смерти отца двенадцатилетний мальчик уже не смог продолжать образование. Его художественные интересы, проявившиеся очень рано, не нашли поддержки у окружающих. Случайные обстоятельства изменили жизнь будущего художника. Крамского порекомендовали в качестве ретушера приехавшему в Острогожск фотографу Я. Данилевскому. В октябре 1853 года вместе с Данилевским Крамской покинул родную слободу и после странствий по городам России, наконец, оказался в Петербурге. Здесь он был принят на службу в лучшую столичную фотографию Деньера. Его новые друзья, молодые художники, заметили у него способности к рисованию и посоветовали учиться. Осенью 1857 года он был принят в Академию художеств.

 Годы учебы Крамского совпали с годами общественно-демократического подъема в стране. Широкое распространение идей революционеров-демократов — Н. Г. Чернышевского, Д. И. Писарева, Н. А. Добролюбова, А. И. Герцена — находило отклик в сердцах разночинной молодежи, в том числе и у студентов Академии художеств. Вокруг Крамского, который еще в Острогожске увлекался статьями В. Г. Белинского, группировалась талантливая молодежь.

В его квартире на 8-й линии Васильевского острова почти каждый вечер собирались молодые люди. «В этом маленьком гнездышке вырабатывалась как бы новая русская Академия, тоже еще маленькая, которая впоследствии разрослась в большую „Художественную Артель"».

Академия же продолжала оставаться на старых позициях. Между тем, основы старой эстетики под напором новых запросов рушились. Антагонизм между устремлениями группы Крамского и академической рутинной системой привел осенью 1863 года к открытому конфликту. Четырнадцать конкурентов на золотую медаль отказались писать программную картину на единую для всех тему «Пир в Валгалле» и подали прошение о свободном выборе сюжета. Когда же академический Совет отверг их просьбу, они во главе с И. Н. Крамским покинули Академию. За художниками был установлен негласный надзор, о них запретили упоминать в печати.

В 1865 году была учреждена Артель художников. Душой артели, инициатором Первой художественной выставки вне Петербурга (в Нижнем Новгороде) явился И. Н. Крамской. Демократические круги встретили протест молодых людей горячим сочувствием. Когда назрела необходимость объединения всех художественных сил России, Крамской горячо поддержал московских художников (Г. Г. Мясоедова, В. Г. Перова, И. М. Прянишникова) в создании Товарищества передвижных выставок. В 1870 году был подписан Устав и началась деятельность той художественной организации, которая в течение нескольких десятилетий объединяла передовых художников России и сделалась синонимом национального русского реалистического искусства.

Видная роль в работе Товарищества принадлежала Крамскому. Принципиальный, справедливый и чуткий, он стал вождем целого поколения художников.

Крамской считал, что «только чувство общественности дает силу художнику, удесятеряет его силы, только умственная атмосфера родная ему и здоровая, может поднять личность до пафоса и высокого настроения, и только уверенность, что труд художника нужен и дорог обществу, помогает созревать экзотическим растениям, называемым картинами».

Крамской всегда требовал высокого совершенства художественной формы. «Без идеи нет искусства, но в то же время без живописи живой и разительной нет картин, а есть благие намерения».

Самым ценным в художественном наследии Крамского были портреты его современников. Среди них карандашные портреты М. М. Панова (1860, Днепропетровский художественный музей), Г. Г. Мясоедова (1861, ГРМ), Н. А. Кошелева (1866, ГРМ), Н. Д. Дмитриева-Оренбургского (1861, ГРМ). В 1860-х годах художник создает портрет жены — Софьи Николаевны Крамской. Самым выразительным из всей портретной серии этих лет является овальный «Автопортрет» (1867, ГТГ). В нем ярко предстает Крамской — человек, художник, учитель. «Так вот он какой! Какие глаза! Не спрячешься, даром, что маленькие и сидят глубоко во впалых орбитах, серые, светятся», — писал И. Е. Репин.

Простота, скромность, человечность и проницательность — то, что увидел в Крамском Репин, — составляли характерные черты личности и творчества художника. Новые творческие успехи Крамского в 70—80-е годы сказались не только в портрете, но и в жанровой и исторической живописи.

На Первой передвижной выставке попыткой интерпретировать образы народной фантазии привлекла внимание картина «Русалки» (1871, ГТГ). Событием Второй передвижной выставки было полотно «Христос в пустыне» (1872, ГТГ). В нем художник раскрывает драму человеческой жизни, используя для этого известный евангельский сюжет. В письме к В. М. Гаршину Крамской писал, что он обратился к языку иероглифа, к евангельскому сюжету, потому что для него Христос явился символом человека с высоким чувством общественного долга. Еще с появлением знаменитой картины А. А. Иванова евангельский сюжет утратил свой канонический смысл и религиозная тема в творчестве передовых русских художников приобрела значение своеобразной формы оценки современной действительности.

«Под влиянием ряда впечатлений, — писал И. Н. Крамской Гаршину, — у меня осело очень тяжелое ощущение от жизни, я ясно вижу, что есть один момент в жизни каждого человека... когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево. Итак, это не Христос. То есть, я не знаю кто это. Это есть выражение моих личных мыслей. ... Одинокий Христос исполнен тяжких раздумий: идти к людям, учить их, страдать и погибнуть, или поддаться искушению и отступить...»

Не случайно реакционная печать встретила картину яростной критикой. Крамского обвинили в искажении образа Христа, в антирелигиозности. А передовое поколение эпохи восприняло ее как призыв к исполнению гражданского долга. Л. Н. Толстой в письме к П. М. Третьякову так отозвался об этом произведении Крамского: «Это лучший Христос, которого я знаю».

Лето 1873 года Крамской проводит со своей семьей в Тульской губернии близ станции Козловка-Засека. Сюда и пришло известие о смерти его юного друга, пейзажиста Ф. А. Васильева. Когда тяжелобольной Васильев нуждался в материальной поддержке, Крамской неустанно заботился о нем, не раз просил Третьякова субсидировать умирающего художника под залог своих картин. Чувство потери близкого друга, несомненно, отразилось на эмоциональном строе своеобразной и интересной картины «Осмотр старого барского дома» (1873—1880, ГТГ). Летом того же года он писал Третьякову: «Я употребляю все старания, чтобы написать портрет графа Толстого, который оказывается моим соседом, в пяти верстах от нас, в его имении, в селе Ясная Поляна». Однако Крамской написал два портрета: один — для Третьякова, другой — для Толстого (1873, ГТГ). «Помню удовольствие в первый раз от встречи с человеком, у которого все детальные суждения крепко связаны с общими положениями, как радиусы с центром... Я перед собою видел в первый раз редкое явление: развитие, культуру и цельный характер», — пишет Крамской, пораженный органической цельностью натуры Толстого. Толстой со взаимной симпатией отнесся к художнику. Более того, Крамской послужил прообразом художника Михайлова в романе «Анна Каренина».

Лев Николаевич Толстой работы И.Н. Крамского. 1873 г.

Портрет Толстого работы И. Н. Крамского высоко оценили современники. «Изо всех портретов Толстого, написанных Репиным, Ге и др., портрет работы Крамского один из удачнейших по глубине раскрытия сложного, сильного характера гениального писателя».

В Козловке-Засеке Крамской написал и портрет своего друга И. И. Шишкина с этюдником на плече (1874, ГТГ), а через несколько лет создал еще один (1880, ГРМ), который считают лучшим из портретов пейзажиста. По заказу Третьякова Крамской написал галерею портретов русских деятелей культуры: И. А. Гончарова (1874, ГТГ), Я. П. Полонского (1875, ГТГ), П. И. Мельникова-Печерского (1876, ГТГ), С. Т. Аксакова (1878, ГТГ), М. Е. Салтыкова-Щедрина (1879, ГТГ), П. М. Третьякова (1876, ГТГ).

Одна из лучших работ этого времени — портрет-картина «Некрасов в период „Последних песен"» (1877, ГТГ). Крамской сразу же согласился написать портрет больного Некрасова. Художнику приходилось писать порою урывками, по 10—15 минут, так как больной с каждым днем чувствовал себя все хуже. Контраст физической немощи и ясного ума раскрывает Крамской в благородном образе Некрасова, поэта-гражданина, человека большого сердца и воли, одного из лучших представителей демократической интеллигенции 70-х годов XIX века. 

Особое место в портретной галерее Крамского занимают люди из народа. «Народ — неисчерпаемый источник творческого вдохновения», — писал художник. Для понимания отношения художника к этой теме значителен портрет «Полесовщик» (1874, ГТГ), где очерчен характер волевой, неукротимый. О «Полесовщике» И. Н. Крамской писал: «Мой этюд по замыслу должен изображать один из тех типов (они есть в русском народе), которые многое из социального и политического строя народной жизни понимают своим умом и у которых глубоко засело недовольство, граничащее в трудные минуты с ненавистью».

Совсем иной — светлый и мягкий — образ предстает в портрете известного сказителя Мины Моисеева (1882, ГРМ).

Деятельность Крамского не ограничивалась областью портретной живописи. Он много работает над многофигурными сюжетными картинами. Вслед за полотном «Христос в пустыне» была написана картина «Хохот». Она осталась неоконченной, но мысль о конфликте между благородным смелым человеком, живущим для блага людей, и человеческим корыстолюбием не покидала художника. «Этот хохот вот уже несколько лет преследует меня. Не то тяжело, что тяжело, а то тяжело, что смеются».

Последние годы жизни художника были крайне трудными. С глубокой скорбью он писал: «Я честно бился всю жизнь и устал вот только под конец». В 80-е годы Крамской работает сразу над двумя произведениями: «Неизвестная» (1883, ГТГ) и «Неутешное горе» (1884, ГТГ). Картина «Неутешное горе» во многом автобиографична: у Крамского умерли двое детей.

Несмотря на все невзгоды последних лет жизни, Крамской верил в свои силы, художественные идеалы его остались прежними. «За все русское искусство я спокоен, я знаю, что оно рано или поздно завоюет уважение широкое».

Трудился он до последнего часа. Во время работы над портретом доктора Раухфуса 25 марта 1887 года Крамского настигла смерть.

«Мир праху твоему, могучий человек; выбившийся из ничтожества и грязи захолустья, — писал в статье, посвященной Крамскому, его любимый ученик и друг И. Е. Репин, — без гроша и без посторонней помощи, с одними идеальными стремлениями ты быстро становишься предводителем самой даровитой, самой образованной молодежи в Академии художеств. С гигантской энергией создаешь одну за другой две художественные ассоциации, опрокидываешь навсегда отжившие классические авторитеты и заставляешь уважать и признать национальное русское творчество! Достоин ты национального монумента, русский гражданин и художник!» 

Материалы из книги: Дмитриенко А.Ф., Кузнецова Э.В., Петрова О.Ф., Федорова Н.А. 50 кратких биографий мастеров русского искусства. Ленинград, 1971, с. 130-135.

И.Н. Крамской. Портрет П.И. Мельникова. 1876 г.


Далее читайте:

Художники (биографический справочник).

Галина Саксонова. Под впечатлением жизни и опыта: Иван Крамской. (Очерк творчества для детей, с иллюстрациями).

Сочинения:

Письма. Статьи. т. 1 - 2. М., 1965- 1966.

Литература:

Иван Николаевич Крамской. Его жизнь, переписка и художественно-критические статьи. 1837 - 1887, СПБ, 1888;

Репин И. Е., Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя, "Русская старина", 1888. [май];

Гольдштейн С. Н., И. Н. Крамской, М., 1965.

Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. М., 1995;

Сарабьянов Д. В. Народно-освободительные идеи в русской живописи второй половины XIX века. М., 1955;

Давыдова А. Крамской. М., 1962;

Андреев А. Л. И. Н. Крамской как теоретик демократического направления в русском искусстве: К 150-летию со дня рождения // Вестник Академии наук СССР. 1987. № 12;

Jackson D. L. The Wanderers and Critical Realism in Nineteenth-Century Russian Painting. Manchester and New York, 2006.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС